Без боли до конца

Первые палаты по паллиативному уходу в Чите: облегчить страдания больного и его родных


В России сегодня более ста хосписов. Эти медицинские учреждения оказывают помощь преимущественно онкологическим больным с выраженным болевым синдромом в последней стадии болезни. 

Первый в мире хоспис появился в Англии в далёком 1967 году, а в России был создан только в 1990-м. Первопроходцем стал Санкт-Петербург, там хоспис открыл Виктор Зорза, отец девушки, умершей от рака. После трагедии в своей семье мужчина стал активистом хосписного движения. 

В соседнем Иркутске хоспис существует уже 15 лет. Он широко известен во всей области и его палаты никогда не пустуют. 


Мировой опыт показывает: один хоспис должен обслуживать район с населением 300-400 тысяч человек. 


Отношение к хосписам неоднозначное. Кто-то считает их финансирование пустой тратой денег, ведь в отличие от больниц в хосписе не лечат от болезни, а помогают «уйти» без боли. 

Как бы грустно это ни звучало, хосписы остро необходимы Чите. Их создание обсуждали не раз. Ещё в 2005-м в городе был презентован проект создания психологической службы «Хоспис», основной идеей которого было сочетание медицинской помощи с психологической и духовной поддержкой больных. Однако проект так и остался на бумаге. Сегодня же, в условиях финансового кризиса, создание хосписа и вовсе невозможно. Однако с 2016 года в нашем городе начали оказывать паллиативную помощь. Это помощь уходящим (неизлечимым) больным.

Медицинское учреждение, получившее специальную лицензию на паллиативный уход, – городская больница №2 города Читы. Пока тут готовы принять десять пациентов. Здесь за ними призваны ухаживать медики, которые прошли специальную профессиональную подготовку. Специалисты отделения также научат родственников больного правильно ухаживать за ним. Если раньше тяжелобольного человека отпускали домой, то теперь в больнице №2 врачи будут избавлять его от боли и облегчать тяжёлые проявления заболевания. Конечно же, с особыми пациентами будет работать и психолог. Ведь человек, испытывающий сильную боль, становится агрессивным и озлобленным на весь мир и даже на своих родных. 



«Близкие больного не должны видеть его смерть», – уверены психологи. По данным исследований, те семьи, чей родственник умер дома, ещё в течение двух лет не могут избавиться от стресса. 


По словам главного внештатного специалиста по паллиативной помощи краевого минздрава Татьяны Новичковой, создание паллиативных койко-мест – большое событие, ведь прежде пациент оставался со своей бедой один на один после выписки из онкодиспансера. Если для снятия приступов боли он вынужден был обращаться в поликлинику по месту жительства, то её доктора и средний медперсонал просто не могли квалифицированно и качественно оказать помощь такому больному. Хоспис несёт в себе особую философию, основанную на том, что в его стенах к тяжелобольному относятся так, словно он будет жить ещё очень долго.

Пациенты краевого онкодиспансера не называют своих фамилий. 45-летняя Ирина рассказывает: после страшного диагноза врачи развели руками – случай запущенный. Выписали. В скором времени женщина ляжет в паллиативную палату. Объясняет: там врачи помогут забыть о боли, отвлечься. Ведь даже о смерти постоянно думать не получается. Ирина уверена, что обезболивание поможет ей ещё хоть какое-то отмеренное судьбой время пожить так, как привыкла: читать любимые книги, общаться с родными (свидания с ними разрешены).


Умирающие люди больше всего нуждаются в понимании и уважении к себе. Наверное, мы должны меньше говорить с ними о чём-то грустном и смерти, а вместо этого непрерывно делать то, что бы им напоминало о жизни.

Доктор Штейн Хюзебе, главврач отделения
анестезии и интенсивной терапии (Норвегия)


Хосписы нужны пациентам лишь во вторую очередь. В первую очередь они нужны родственникам. На одного пациента приходится до двух десятков друзей и родственников, которые страдают и инвалидизируются в процессе его болезни.

Нюта Федермессер, президент фонда
помощи хосписам "Вера" (Россия)


Сын Оксаны Дмитриевны умер от рака. Пожилая читинка вспоминает, как в последние дни жизни молодого мужчины они вынуждены были часто вызывать онколога и просить сделать болеутоляющий укол. Мысли о том, что сын мучается, сводили с ума. Неделя, которая стала для Григория последней, была невыносимой. Тогда в семье говорили: как жаль, что в Чите нет специальных отделений, где могли бы сделать последние дни их родного безболезненными...

А семью маленькой Риты неизлечимая болезнь уничтожила. После того, как родители узнали о диагнозе дочки, отец ушёл (каждый второй отец покидает семью с онкобольным ребёнком). Последние дни мама провела с дочкой вдвоём, и хотя после трагедии прошло уже более десяти лет, она до сих пор не может избавиться от ощущения непроходящего горя. Тогда пойти с умирающей девочкой на руках ей было некуда. 

...Итак, первый шаг к созданию хосписа в Чите сделан. Отделения паллиативной помощи открыты. Финансировать их работу будет краевой бюджет: населению паллиативная помощь оказывается бесплатно. Городская больница №2 будет принимать в своё отделение горожан (срок их пребывания – 10-20 дней), но не останутся без особой помощи и жители районов края. Там с начала этого года также начали работать паллиативные койки. Пока их количество не называется, так как будет определено в зависимости от потребности. 

Всего на базе медицинских стационаров, работающих в системе государственного здравоохранения, планируется открыть более 30 коек ухода за тяжелобольными пациентами.


В Чите заболеваемость онкологическими заболеваниями – 360 человек на 100 тысяч населения. В среднем по России – 345. Врачи объясняют это высокой выявляемостью рака: в краевом центре много больниц и поликлиник.

За последние 18 лет заболеваемость раком в Забайкальском крае только у детей до 14 лет возросла в два раза и составила в среднем 15,3 на 100 тысяч детского населения в год... Часто о самой возможности возникновения рака у детей люди практически ничего не знают. Это обусловлено тем, что главной задачей медицины прошедших столетий была борьба с инфекциями, уносившими множество детских жизней. Ещё тридцать-сорок лет тому назад важнейшими проблемами были рахит, полиомиелит, другие болезни, которые сегодня взяты медициной под надёжный контроль. На этом фоне на относительно редкие опухоли у детей просто не обращали внимания.

Риск заболеть злокачественной опухолью в последние годы вырос. Ещё лет десять назад назывались совсем другие цифры заболеваемости раком у детей: всего 8-10 человек на 100 тысяч в год вместо нынешних 15. И хотя излечиваемость имеет очень высокий процент, далеко не все детишки выздоравливают.



Все материалы рубрики "Темы"


Дарья Юринская
«Читинское обозрение»
№4 (1384) // 27.01.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).