«Старый дом глянет в сердце моё»...

Так писал когда-то Александр Блок о родном Шахматове. Но у каждого из нас есть свои Пенаты, своё Шахматово


Всегда вспоминаю эти строчки, когда смотрю на чудо-дом по ул. Бабушкина, 82, называемый в народе теремком. Построенный в начале XX века, являя собой замечательный образец деревянного зодчества, он сразу стал украшением города. Трудно поверить, но в середине семидесятых прошлого века его приговорили к сносу. 


Дом по ул. Бабушкина, 82, называемый в народе теремком


На углу улиц Журавлёва и Бабушкина был запроектирован многоквартирный жилой дом, под застройку которого попадал участок земли с теремком. Забили тревогу архитекторы Читинского филиала института «Желдорпроект» во главе с Н.Н. Бунтовским и общественность сразу же, как узнали об этом. Поддержало «движение» «Общество охраны памятников истории и культуры». Таким образом творение мастеров-умельцев прошлого было сохранено. Более того, в начале 80-х в институте «Читагражданпроект» под руководством Н.Н. Бунтовского разработали проект реставрации этого особняка. Были восстановлены утраченные элементы крылец, декоративной отделки, открытой галереи, ажурные водосточные воронки…


Теремок

Накануне Дня памятников и исторических мест, который отмечается 18 апреля, я встретилась с семьёй известных в Забайкалье архитекторов Бунтовских. Николай Николаевич – председатель правления Забайкальской краевой организации Союза архитекторов России, заслуженный работник архитектуры и градостроительства Читинской области, заслуженный архитектор России, Руфина Фёдоровна – почётный архитектор России, кавалер медалей «За заслуги перед городом», «За вклад в наследие народов России».


Руфина Фёдоровна и Николай Николаевич Бунтовские

Николай Николаевич, вами спасён не только теремок, но и особняк по улице Кастринской, 1а. Его построил по собственному проекту архитектор Г.В. Никитин, работавший в Чите в 1901–1903 гг. В годы гражданской войны этот дом облюбовал атаман Семёнов. Чего в нём только не было после установления советской власти: коммунальная квартира, библиотека, кафедра геологии. И каждый, кто хозяйничал, вносил свою лепту в разрушение здания, не озабочиваясь ремонтными или восстановительными работами. Дом приходил в упадок. Едва ли мы могли им любоваться, если б за него не взялась возглавляемая вами организация. Как это было?

– В декабре 1988 года решением правления Читинской областной организации Союза архитекторов РСФСР была создана архитектурно-проектная организация «Читаархпроект». Возглавить её предложили мне. Подобрался крепкий профессиональный коллектив, который с успехом решал архитектурные и градостроительные проблемы, в том числе по сохранению культурно-исторического наследия. Время было трудное, не было денег, материалов, оборудования для работы, соответствующих площадей. Пришлось арендовать три комнаты в здании «Читаавтотранс». Собрали списанную мебель, купили бумагу, заказали подрамники, заключили договоры на размножение документации.

И заказы пошли на архитектурные, градостроительные и реставрационные проекты. Штатная численность выросла до 40 человек, кроме того, привлекались специалисты по трудовым договорам. Надо было подумать о своём доме.

Занимаясь проектами реставрации памятников архитектуры, мы получили информацию о передаче дома архитектора Никитина вновь созданному центру по профилактике и борьбе со СПИДом, что привело бы к значительным потерям в конструктивном решении здания и оформлении интерьеров, как памятника архитектуры.


Дом архитектора Никитина

Мы подготовили статью в газету «Забайкальский рабочий» с обоснованием неприемлемости данного решения и предложили руководству города передать это здание нам на баланс безвозмездно с обязательством проведения реставрационных работ. Такое решение было принято и подписано председателем Читинского горисполкома Ю.И. Тимофеевым  8 июня 1990 года. На момент передачи физический износ здания составлял 100%, что предполагало его снос. Срочно нужен был проект реставрации, включающий обмерные чертежи, обследование конструкций, технические условия на инженерное обеспечение. Финансировать нечем. Наши обращения в городские и областные власти остались без ответа. Помощь пришла неожиданно, когда, находясь в Москве с отчётом, я получил предложение от президента Союза архитекторов РСФСР оформить договор на проект реставрации здания за счёт Союза архитекторов. Договорная сумма составила более 70 тысяч рублей (по тем временам это были большие деньги), получив которые, мы выполнили, согласовали и утвердили проект реставрации уже в 1991 году. Были проблемы с поиском подрядчика. Но Союзом архитекторов была создана организация «Читареставрация», которая в течение двух лет выполнила основные конструктивные работы. Но эта организация, как и многие другие, в лихие 90-е обанкротилась. Мы не знали, что делать дальше. Оставался большой объём отделочных работ, в том числе лепных. И выручил нас Я.М. Швыряев – генеральный директор ОАО «Читаэнергострой». Он принёс заказ на разработку проекта гостинично-офисного комплекса. Мы разработали и согласовали заказанный им проект, а его организация взамен довела до конца незаконченные работы по реставрации дома Никитина. Работы по изготовлению и монтажу лепнины выполнили ТОО «Архстрой» и художники Е.М. Дружинина и А.В. Колчанов. В июне 1996 года дом архитектора Никитина был принят в эксплуатацию.


Дом архитектора Никитина

Руфина Фёдоровна! Вы «спасали» дом М.Д. Игнатьевой по улице Анохина. Кроме того, вместе с другими авторами проекта «Пограничникам Забайкалья» вы удостоены премии Федеральной пограничной службы «Венец границы».

– Дому М.Д. Игнатьевой очень «повезло», т.к. в то время в нём размещался Центр по сохранению культурного наследия, который и выступил заказчиком по реставрации здания. Мы с группой специалистов произвели детальное обследование конструкций, изучили архивные материалы, старые фотографии. И, как результат, дом сохранён и восстановлен в первоначальном виде. Отрезок улицы Анохина между улицами П. Осипенко и 9-ого Января – единственная городская среда начала XIX века. К сожалению, из-за отсутствия утверждённого историко-архитектурного опорного плана и плана охранных зон г. Читы, эта часть городской среды находится под угрозой утраты. Уже была попытка «всунуть» сюда 12-этажное офисное здание со сносом исторической застройки. К счастью, попытка пока не удалась.


Дом М.Д. Игнатьевой


Дом М.Д. Игнатьевой

Очень жаль дом, известный как дом Бронштейна на углу 9 Января и Чкалова. Утрачены башенки, купол и все архитектурные украшения. Много лет стоит обгорелый дом Шиллинга по улице Подгорбунского. Так теряется ощущение соприкосновения с прошлым.

Н.Н.: Читу мог бы спасти статус «Исторического города». Но против этого в своё время выступила Забайкальская ассоциация строительных организаций. Строители заинтересованы в «точечной» застройке на готовых инженерных коммуникациях и благоустроенных улицах при наличии школ и детских садов. Поэтому горят памятники истории, беспощадно сносятся целые кварталы. В исторической застройке возводятся 9-12-этажные дома по типовым и повторно применяемым проектам: район гостиницы «Турист», 12- этажный жилой дом рядом с «Женской гимназией» – ныне исторический факультет ЗабГУ. Можно много привести примеров новой застройки, в связи с чем исчезает колорит старой Читы.



«Благодаря нашему климату деревянные дома, которым 100 и более лет, прекрасно сохраняются. Дома с уникальной деревянной резьбой пока ещё сохранились по улицам Чкалова, Анохина, Ингодинской. Долго ли им стоять? Живущие там люди ненавидят эти «дома-памятники». И они правы: никакого благоустройства, инженерного обеспечения, вокруг помойки…». 


Город обязан иметь программу по сохранению культурного наследия. Её нет! Что мы можем показать туристам через 10-15 лет, кроме нескольких зданий и Михайло-Архангельской церкви?

Поговорим о памятниках. Обелиск героям революции 1905 года на Титовской сопке установлен в 1926 году на месте расстрела героев Читинской республики 2 марта 1906 года. Когда стоишь у его подножья, возникает ощущение заброшенности, доведения до такого состояния, что ещё немного, и он вообще будет разобран, растащен на отдельные фрагменты. Говорят, что тема революции теперь не актуальна. Но вырезать частичку истории, как лоскут на скатерти, невозможно.

Н.Н.: Забытые памятники, такие как обелиск героям революции 1905 года на Титовской сопке – это позор для города, для чиновников из министерства культуры…

В адрес памятников на территории Читы звучит немало критики. А как вы оцениваете самые заметные из них?

Н.Н.: Очень странный памятник Петру Бекетову, установленный на полуразрушенной альпийской горке в сквере «Поляна» по ул. Ленина. Стоит спиной к юго-востоку, лицо и фигура тёмные, никогда не освещаются солнцем. А памятник Н.Н. Муравьёву-Амурскому – словно гаишник, стоящий посредине круговой транспортной развилки! Ни подъехать, ни подойти к нему нельзя. И масштаб потерян. Неплохой памятник «Любовь и верность» в сквере по улице Амурской. Но сквер зарос сорной травой и совершенно не экспонируется на перекрёсток улиц Амурской – Столярова. Странный памятник воинам-интернационалистам на площади Труда. Выполненные из бетона фигуры поставлены на свежевыкрашенную боевую машину БМП и уже разрушаются вандалами. Налицо – несовместимость материала.

Что-то я всё о плохом. На самом деле, есть памятники истории, культуры и археологии, расположенные на склонах Титовской сопки: столики каменного века, петроглифы, погребения культуры плиточных могил, мастерские каменного века. Монументальные и культурные объекты удачно выполнены на мемориале «Боевой и трудовой славы забайкальцев», на площади Революции, площади имени Ленина. Часто посещаемыми объектами можно назвать мемориал в честь сотрудников органов внутренних дел, погибших при защите Отечества, мемориал в честь воинов-забайкальцев, погибших и умерших от ран в боях на реке Халхин-Гол.

Вам не кажется странным, что площадь Декабристов никак и ничем не напоминает о тех, в честь кого она названа. Но в своём имени несёт глубокую смысловую нагрузку. Последняя реконструкция 2017-2020 гг. (ещё не законченная) предусматривала набор разных элементов: ротонда, часовня, огромные дощатые квадраты то ли для танцев, то ли для принятия летнего загара. Аллея звёзд, на мой взгляд, совершенно неуместная: звёздам было бы комфортнее возле филармонии или на Театральной площади… Но ни о каком памятнике декабристам на площади не было упомянуто ни одним словом. Словно все забыли, в честь кого она названа. А ведь ещё наши деды и отцы мечтали об увековечении памяти узников читинского острога, назвав одну из площадей их именем.  Вы оба принимали участие в конкурсном проекте Зоны церкви декабристов в Чите и получили первую премию. Что вы скажете об этом? В частности о приближающемся 200-летии восстания декабристов? Как его следовало бы отметить?

Н. Н.: Конечно, роль декабристов в становлении нашего города огромна. Нужно помнить об этом.



Хорошим мероприятием к 200-летию восстания декабристов было бы возведение памятника на площади их имени. 


Желаний и предложений по его установлению было достаточно много. Но всё время что-то мешало: то «перестройка», то смена руководства области и города, то другие причины.

В начале 2000-х годов появилась идея создания памятника жёнам декабристов. По поручению губернатора Гениатулина мы даже встретились с народным художником Церетели в Москве, который впоследствии изваял в натуральную величину фигуры жён декабристов. К сожалению, у нас не хватило средств оплатить его работу. В конечном счёте, построили скульптурную композицию «Любовь и верность».

С идеей о памятнике на площади Декабристов в 2019 году правление Забайкальской краевой организации Союза архитекторов России обратилось к действующему губернатору А.М. Осипову, который эту инициативу поддержал. Но этого мало. Нужна плотная и целенаправленная деятельность министерства культуры. Время ещё есть, и начинать нужно уже сейчас.

Как могло случиться, что к одному из красивейших зданий по улице Бутина, 39, который называют домом Полутова, и в котором размещается городская администрация, прилеплена безликая, безобразная пристройка, в которой сейчас находится суд Центрального района. Как вы думаете, может быть, её фасад можно будет как-то «украсить», хотя бы косметически.

Н.Н.: Эта пристройка к зданию по улице Бутина, 39 выполнена в 60-е годы из первого произведённого в Чите силикатного кирпича (то-то была гордость!). Есть проект реконструкции фасадов. Автор – заслуженный архитектор России В.И. Кулеш. Осталось найти источник финансирования, определить подрядную организацию и приступить к работе.

В городе, не говоря о самом центре, явно недостаточно мест, где люди чувствуют себя хорошо. Так происходит в силу разных причин: из-за неорганизованности парковок, отсутствия обустроенных для отдыха и прогулок площадок, плохого освещения улиц в тёмное время. Да что говорить, тротуары на многих улицах больше похожи на заброшенные каменоломни…

Н.Н.: Вопрос городского благоустройства – это острейшая проблема российских городов, в том числе и нашей Читы. Недаром сегодня обратили на это внимание и создали соответствующую федеральную программу. К сожалению, её реализация далека от совершенства, так как занимаются ей в основном опять же непрофессионалы и дилетанты.

Мне всегда казалось странным, когда благоустроительные или ремонтные работы на городских улицах ограничивались лишь асфальтированием проезжей части, иногда даже без замены разрушенного бордюра или колодцев. Ведь реконструкция или ремонт улицы – это комплексная работа с учётом всех элементов. Горько смотреть на то, как сегодня вскрывают вчера уложенный асфальт для прокладки или ремонта инженерных сетей. Это очень дорого, и мы, жители, за всё платим.

Есть другие инженерные решения, которые с успехом реализуются во многих российских городах. Я неоднократно говорил об этом на разных совещаниях. Это устройство проходных и полупроходных каналов, позволяющих вынести колодцы с проезжей части, а ремонт инженерных сетей выполнять без разрушения асфальтового покрытия. По опыту Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Ставрополя, Казани и других городов эти мероприятия гораздо экономичнее и окупаются за 5-7 лет. 

Такие каналы мы предлагали построить в районе центрального рынка по улице Бабушкина в конце 90-х годов. И в ТГК-14 в то время согласились с этим предложением, дав обязательство реализовать его в течение двух лет. Но прошло уже более 20 лет…

Жители и руководители города должны получить градостроительный документ, утверждённый Думой, который бы регулировал и решал основные вопросы застройки исторической части города: плотности, этажности, транспорта, землеустройства, культурно-бытового обслуживания, озеленения, инженерной инфраструктуры, жилья и т.д. То есть, все аспекты создания полноценной безопасной городской среды, где читинцу жилось бы комфортно и не хотелось бы уезжать в Краснодарский край.

Пришли новые руководители края и города, от них зависит, насколько качественно эти проблемы будут решены, в какие сроки и сколько это будет стоить. Дай Бог им справиться в этом благородном деле.  

Все материалы рубрики "Улицы нашего города"

 


Беседовала Людмила Арзамасцева
Фото из архива Бунтовских и  А. Мясникова
«Читинское обозрение»
№16 (1604) // 15.04.2020 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).