«Блики». Часть XXVIII

Когда летела паутина. Горняк Фитин.


Когда летела паутина...
Двадцатые числа сентября. Картошку выкопали. Ботва, собранная в кучи, уже подсохла. Дни стоят тихие и солнечные, как соты. Там и сям поднимаются вертикальные дымы – жгут ботву. Непривычно чёрная земля по огородам затянута длинными серебряными паутинками – такими тонкими, что ловить ими можно разве что микробов. Жгу ботву и я. Перенёс её в одну большую кучу, поджёг, вилами пошевеливаю сухие стебли, помогаю огню.

Мама собралась к соседке – сегодня почтовый день, а в доме Галины Алексеевны выдают пенсии и разную корреспонденцию.

Ботва даёт густой, с мутно-жёлтыми жгутами, дым, который быстро переходит в прозрачное пламя. Через него видны искривлённые соседние дома и забор.

Мама доходит до угла и оборачивается. Я вижу её через дрожащий воздух костра. Фигурка в сером отцовском пиджаке, тёмной юбке и войлочных сапогах начинает расслаиваться, плавиться, утончаться и подниматься над землёй. Напоследок мама зачем-то машет мне хозяйственной сумкой. Её силуэт искривляется и окончательно растворяется в пространстве...

Мама умерла через два года. Но когда вспоминаю её уход, перед глазами встают не мартовские похороны, а тот солнечный и прозрачный осенний день. 

Уходить так и надо – тихо и не больно. Как уходит день. Как догорает костёр. Как птица уходит в небо и растворяется в нём.
И остаётся свет. 

Горняк Фитин
Взрывному делу, проходке канав и шурфов и многим разным премудростям геологической и таёжной жизни учил меня в том числе и горняк Фитин. И была у горняка Фитина одна странность, один пунктик, что ли. Об этой странности знала вся Верхне-Каларская геологическая партия, и все над горняком добродушно посмеивались.

После обеда в тайге, который традиционно состоял из банки тушёнки, сгущёнки и ещё чего-нибудь из консервов, горняк Фитин все пустые банки обжигал в костре, а затем прикапывал под какой-нибудь выворотень или камень. Если же обходились без костра, всухомятку, горняк Фитин всё равно собирал банки, прикрывал их крышками и тщательно где-нибудь прятал.

– Анатолий Фёдорович, зачем это?
– Молодой ты, глупый, не понимаешь – зараза там, микробы разные. Насекомые по всему миру отсюда заразу разнесут...

По убеждению Фитина, все беды, неполадки, неувязки, болезни, войны, природные катаклизмы и прочие напасти на планете происходили именно по этой причине – по причине открытых консервных банок.

Как астроном уверен, что Земля вращается вокруг Солнца, так и Анатолий Фёдорович свято верил в свою теорию. Затонул теплоход «Нахимов», случилась трагедия с подводной лодкой «Комсомолец», развязали США программу «звёздных войн», произошло землетрясение в Спитаке – горняк Фитин выстраивал логическую цепочку от консервной банки. Логика была железной, доказательства убийственны, звенья цепочки смыкались так плотно, что не оставляли просвета. 

Эта странность стала притчей во языцех и поводом для насмешек за глаза. Признаюсь, я тоже про себя посмеивался над фитинской теорией. Тогда. А теперь мне уже не смешно. Потому что с тех пор прошло много лет, которые я постарался прожить внимательно. И которые убедили меня в правоте рабочего человека, горняка Фитина.

Всё в этом мире – видимом и невидимом – связано непонятным образом. Как грибница под ногами всё пронизано невидимыми нитями следственно-причинных связей, которых триллионы и триллиарды и которых нам никогда не узнать. 

Книга, стихотворный сборник – талантливый или бездарный, выпущенный в свет, незаметно, но неотвратимо меняет общий миропорядок. В ту или другую сторону. Как меняет его спетая песня, музыка, телепередача, высказанные и невысказанные мысли и другие результаты физической и духовной деятельности. Эти изменения нельзя измерить на весах, но эти изменения чувствуют все. Постепенно они накапливаются, проходят невозвратную точку и выстраивают новое мировоззрение с новыми моральными ценностями. Они меняют общество.

Большинство людей об этом догадываются, но всячески отрекаются от этой мысли. Принять её – значит, взять на себя ответственность за всё происходящее.  
Простите за насмешки, Анатолий Фёдорович. Молодой был, глупый...

Все материалы рубрики "Год литературы"

 


Вячеслав Вьюнов
«Читинское обозрение»

№18 (1398) // 4.05.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).