Строки из прошлого

На фронт Павла Нечаева забрали в декабре 1941 года. 1 декабря 1942 года ему исполнилось 19 лет, а 21 декабря он погиб


О Великой Отечественной войне много сказано, много написано, в том числе со слов солдатских писем. Одно из них долгие годы хранится в семейном архиве ветерана Нины Никифоровны Шулаевой.

Письмо с фронта

«Трое братьев моей мамы защищали Родину во время войны, младший из них – Павел Иванович Нечаев – погиб. О том, как это произошло, мы узнали из письма его друга и сослуживца Виктора. Письмо, которое нам передала его бабушка, было адресовано матери Виктора», – вспоминает Нина Никифоровна.

«Здравствуй, мамуся! 42-й год почти прошёл, скоро 43-й начнётся. Не знаю, как он повлияет на войну, но я думаю, что в 43-м мы фрица кончим. Иначе и быть не может!.. В предыдущем письме я писал про Павла Нечаева, но решил ещё раз повторить. Нужно передать его матери, что сын её Павел убит под Суровикино. Мы вместе с ним ворвались в блиндаж, не дали фрицам жизни, но один гад всё же остался и успел выстрелить в Павла. Я, конечно, кончил фрица, но было уже поздно… Павла мы похоронили как положено…».





Было два письма, но сохранилось только одно. В первом говорилось о том, что в Сталинградской битве небольшой город Суровикино несколько раз переходил из рук в руки, от наших к немцам. Павел в составе небольшой группы не раз участвовал в разведке боем. В одном из этих боёв он и погиб в декабре 1942 года. Его похоронили в братской могиле.

«Так получилось, что эти письма и похоронку я первой получила, но не решалась сказать родным, скрывала, сколько могла. Знаю, что с Виктором наш Павел подружился уже на фронте, призывались из Читы они вместе, но знакомы не были. Ещё знаю, что Виктор остался жив, вернулся домой. Уже после войны я пыталась с ним встретиться, узнать подробности гибели моего дяди. Но ничего не вышло, он почему-то избегал этой встречи».

Отомстили за брата
«Когда в 41-м началась война, мама работала в мастерской закройщицей. Она воспитывала своего младшего брата Павла. Он был моим дядей, но я считала его братом, у нас и разница в возрасте была небольшая – 6 лет. Парень был красивый, умный, в четырнадцать лет после школы начал работать счетоводом в военторге, а в шестнадцать его уже назначили бухгалтером. У него было большое будущее, которое перечеркнула война. Он знал, что она неизбежна, готовился к ней, ходил на курсы ОСОАВИАХИМа, спортом занимался».

На фронт Павлика забрали в декабре 1941 года. 1 декабря 1942 года ему исполнилось 19 лет, а 21 декабря он уже погиб. Короткая жизнь, не успел ни семьёй, ни детьми обзавестись.

Второй дядя Нины Никифоровны – Валентин Нечаев – после гибели Павла добровольно ушёл на фронт. Остался жив, дошёл до Кёнигсберга.

Третий дядя – Николай Вакаренко ещё с 1938 года служил на Востоке, воевал с японцами. Просился на фронт немцев бить, но его не отпустили, сказали, что кому-то нужно и восточные границы охранять.

Нина Никифоровна была ребёнком в годы войны, но работала наравне со взрослыми. После школы детей возили на «Маньчжурку» помогать грузить железнодорожные составы. Кто постарше – грузил уголь лопатами, а тем, кто помладше, давали мешки, чтобы собирать в них закатившиеся под вагоны кусочки угля. «Всё для фронта и для Победы!». «Я не считаю это каким-то подвигом – работать нужно всегда. Спустя 65 лет мне вручили медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

На могиле солдата
Ещё во время войны Нина Шулаева поклялась, что найдёт могилу Павла. В феврале 1975 года, в канун 30-летия Победы, она проездом оказалась в Волгоградской области. «У меня было всего несколько часов на поиски. Пошла в редакцию районной газеты, но была суббота, застала только сторожа. Потом разыскала местный военкомат, но военкома на месте не оказалось, он на выходные уехал к семье в Сталинград. Не могла я смириться с тем, что девять тысяч километров проехала зря. Уговорила дежурного офицера взять ключи от шкафа с документами и посмотреть списки захороненных в братских могилах. Оказалось, что дядя был захоронен близ хутора Новодербеновка – это примерно семь километров от райцентра Суровикино. Я обрадовалась, думала, пешком дойду, несмотря на снежную позёмку. Но идти пешком не пришлось, мне выделили машину – военный «Виллис».





На склоне оврага, на месте воинского захоронения установили обелиск – стелу с красной звездой. На стеле надпись: «Земной поклон вам, воины-освободители! В веках не померкнет слава вашего ратного подвига! Здесь похоронены танкисты, погибшие смертью героев в декабре 1942 года при отражении атаки гитлеровцев 1942–1943 года». Над обелиском шефствует средняя школа.



В дни Сталинградской битвы в этих местах погибло много наших земляков-забайкальцев, их имена высечены на гранитных плитах. Рядом с памятником есть небольшой исторический музей.

Хуторяне всегда тепло встречают родственников солдат, которые погибли, отстаивая Новодербеновку, помнят, что обязаны им жизнью. «Несколько раз я приезжала на могилу к Павлу, правда, всегда зимой. Очень хочу побывать там 9 мая. Надеюсь, моя мечта исполнится в следующую, 75-ю годовщину Победы».

Все материалы рубрики "Великая Победа"

 


Денис Приходько
Фото из личного
архива Н.Н. Шулаевой

«Читинское обозрение»
№22 (1558) // 29.05.2019 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).