Мёдом... не мазано

Пчеловодством Забайкалья интересуются даже японцы


В советское время, так часто сегодня вспоминаемое, в нашем крае ежегодно получали до 600 тонн мёда. Сегодня этот показатель намного меньше. Исчезли чабанские стоянки, заросли полынью поля, поредели и пасеки. На чём держится пчеловодство, насколько оно перспективно, «ЧО» рассказал Александр ТОЛОЧКИН, председатель Союза пчеловодов края.

Александр Леонидович, в 2012 году в Забайкалье появился закон «О пчеловодстве», в котором говорится о господдержке этой сферы. Появился на бумаге, а на деле заработал?

– Инициатором создания такого закона стал Союз пчеловодов Забайкалья. Нашли поддержку среди депутатов Законодательного собрания. Закон хороший, он есть, но развивать пчеловодство у власти нет никакого желания. Сегодня с трибун кричат о нецелевой поддержке в виде субсидий, дотаций. Ну, какая это поддержка! Даже её некоторые крупные сельхозпроизводители с 2010 года до сих пор не получили. Не хочет никто ни смотреть, ни слушать, ни понимать.

 Поэтому решили объединиться?

– Наблюдаю за сельским хозяйством – всё делается нехотя. И зачем стараться чиновнику с зарплатой в 200 тысяч? Работает – капает, не работает – капает. А ведь именно с пчеловодства может начаться становление сельского хозяйства. Объединиться мы думали уже давно. Ко мне подходили крупные пчеловоды, мол, мы разрознены, ничего не клеится, давайте вместе. В 2012 году создали союз. Вместе, действительно, легче.

 Сколько пчеловодов в союзе? Какие из них самые крупные?

– Сто человек. В Забайкалье на сегодня две крупные пасеки. Одна – в Петровск-Забайкальске, там 500 пчелосемей держит Леонид Куклин. В Нерчинске крупная пасека у Виктора Фомина, он держит пчёл среднерусской породы. Радует и то, что много молодёжи стало интересоваться пчеловодством. Это большой плюс для Забайкалья.


 А в чём минусы?

– Знаете, за счёт чего пасечники могут получать больше мёда? За счёт посева медоносных трав, и такой опыт давно у нас имеется. Это позволяет собрать по 100 килограммов мёда с одной пчелосемьи. И это не предел! С гектара высокопродуктивных культур возможно собрать до 500 килограммов. А вот, например, с мордовника можно собрать тысячу. Проблема в аренде земли. Пчеловодам она предоставляется на общих условиях. Так ещё и не возьмёшь. Леонид Куклин попытался взять три тысячи гектаров, так ему отказали – чиновники Петровск-Забайкальского района не пошли навстречу.


 Что могут предложить забайкальские пчеловоды?

– Мы могли бы поставлять мёд в школьные, дошкольные, медицинские учреждения. У нас есть фасовка (в такой упаковке в больницах выдают повидло). Мы уже выходили на главных врачей, те с нами согласились. Но больных сегодня кормит московская компания «МедФуд». Вот только кивнул бы в нашу сторону губернатор. Мы выходили и на бывшего губернатора, и на нынешнего. Никто нас не услышал. Удалось самим наладить контакты с торговыми сетями «Читинка», «Янта», на их прилавках есть наша продукция. 


Запретить ввоз продуктов из других регионов, конечно, невозможно. Но ведь можно всё-таки договориться, мол, ребята, давайте, на полках появится наше, забайкальское, которое будет дешевле для людей. 

В советское время существовала заготконтора, которая занималась заготовкой, реализацией сельхозпродукции. Существовали товарные хозяйства, стационарные пасеки, сеялись поля гречихи и другие медоносы. Мы предлагаем создать единую службу за счёт государства, которая бы занималась вопросами по всем направлениям: от ветеринарии до реализации. Такие службы существуют в некоторых регионах России.

 На читинских прилавках местный мёд есть, а в другие регионы продукцию поставляете?

– Нашим мёдом интересуются Япония, Китай, Монголия. Китай хоть и лидирует по производству мёда, но тоже закупает его у нас. У них он некачественный. Все три государства вышли на нас сами. Единственный, кто сделал это через правительство, – губернатор Хэйлунцзяна. В их провинции создаётся центр экологически чистого продукта, там будет размещён и забайкальский мёд.


 А в наших магазинах много «плохого» мёда?

– У Валерия Павловича Горлачёва, члена Союза пчеловодов, есть прекрасная биохимическая лаборатория, в которой можно провести анализ мёда. Однажды собрали образцы мёда по магазинам города – оказалось большое количество некачественной продукции. Вместе с Валерием Павловичем мы два года учились у итальянцев сенсорному анализу мёда. Всего в России 12 человек, имеющих удостоверения дегустаторов мёда, мы в их числе.


 Александр Леонидович, наверное, Вы всю жизнь посвятили пчёлам?

– Нет, много лет я руководил колхозом в Балее. Наш колхоз был награждён Орденом Ленина. У нас была своя переработка всего, что производили. Масло сливочное, растительное делали сами. Вплоть до выпуска дублёнок дошли. Опыт у меня оттуда. Но руки опускаются. Сегодня наши пчеловоды сидят на бочках с мёдом и не знают, куда его девать. Нам нужна поддержка от органов власти.

Читать также 
Аки пчёлки. 
У Владимира и Александра Дряновых правильные пчёлы!
 

Беседовала Ольга Чеузова
«Читинское обозрение»
№28 (1356) // 15.07.2015 г.


Все материалы рубрики "Темы"

Вернуться на главную страницу

 
Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).