Первые светописцы Забайкалья

Брандис, Гофман, Смирнов... А кто ещё?


В 1839 году французский изобретатель Дагер опубликовал сообщение о новом способе получения изображений, который впоследствии получил наименование фотографии (светописи). Это открытие довольно быстро получило признание в разных странах мира. У нового искусства нашлись приверженцы даже в отдалённых от европейских столиц уголках Сибири.

Брандис на Шилке

Судя по некоторым упоминаниям, ещё декабрист Николай Бестужев, проживавший в Забайкалье, увлекался дагеротипией. С 1860-х на наших просторах появились первые странствующие фотографы.

В 1866 г. с разрешения генерал-губернатора Восточной Сибири штаб Восточно-Сибирского военного округа заключил соглашение с прусским подданным бароном Карлом де Брандисом на фотосъёмку видов Забайкальской области и мест по реке Амуру. Иностранный фотограф обязался с началом навигации по Шилке пройти сплавом путь от Сретенска до Николаевска и в случае благоприятной погоды сделать до 200 снимков «по своему усмотрению, а также по желанию местного начальства». Размер фотокартин должен был быть 30 дюймов в ширину и десять в высоту.

К концу года де Брандис обещал представить в Иркутске генерал-губернатору коллекцию снимков. Фотограф рассчитывал, что у него приобретут по пять экземпляров каждой фотографии. Расценки на его продукцию были такими: за первый экземпляр – 10 рублей, за второй – 5 рублей, за третий и последующие – по три рубля серебром.

Специально для экспедиции де Брандиса начальник штаба Кукель приказал руководству Забайкальского казачьего войска сделать лодку с рубкой на два отделения, обеспечить запас вёсел, снастей, провианта и предоставить гребцов. К фотографу был приставлен сопровождающий – чиновник особых поручений Шумахер, для которого было поручено сделать отдельную лодку.

Лодки строили в Муравьёвской гавани. Судно для Брандиса планировалось сделать восьмивёсельным и оснастить его специальными приспособлениями для фотографических съёмок. К сожалению, в документах Государственного архива Забайкальского края не уточняется, о каких приспособлениях шла речь. Возможно, это были отделения для хранения фотопринадлежностей, платформа для установки штатива.

Фотографии де Брандиса пока не выявлены. Можно предположить, что его работы есть в альбоме, выпущенном книготорговцем Риккером в 1870 г. Автором альбома называют некоего Брэна, о котором нет никакой информации. Не скрывается ли за этим именем Брандис?

Особые гости из Прибайкалья и Приамурья
В 1872 г. в популярном журнале «Всемирная иллюстрация» вышла статья И. Багашева о Нерчинском Заводе. Здесь же была опубликована знаменитая гравюра с панорамой Завода. В подписи к ней указывалось, что иллюстрация выполнена по фотографии Гофмана. Скорее всего, автором снимка был иркутский фотограф Август Карлович Гофман. Он получил разрешение на открытие фотографии в 1858 г., в начале 1860-х для совершенствования в фотогографическом искусстве ездил в Европу. А.К. Гофман одним из первых снимал на улицах Иркутска, совершил фотопутешествия на Байкал и в Забайкалье.


Вид Нерчинского завода. Гравюра по фотографии А.К. Гофмана (фрагмент)

В конце 1860-х – начале 1870-х в Нерчинском Заводе побывал первый фотограф Приамурья, купец 2-й гильдии Владимир Васильевич Ланин. Несколько фотографий из той поездки хранится в фондах Российской национальной библиотеки. На них он запечатлел базарную площадь, улицы Завода, вид на гору Крестовку. Ланин также фотографировал Нерчинск, живописные места вдоль реки Шилки. В 1875-76 годах он совершил путешествие от Охотского моря до Иркутска. В пути снимал виды природы, населённых пунктов, портреты коренных жителей, сценки из их жизни.


Нерчинский Завод. Конец 1860-х – начало 1870-х. Фото купца Владимира Ланина



Светописец в рясе
К концу 1870-х наряду с приезжими фотографами-путешественниками в Забайкалье начинают работать и местные энтузиасты светописи. Одним из них был священник Иоанн Смирнов, служивший на Карийских золотых промыслах, где отбывали наказание государственные и политические преступники.

Начальство Нерчинской каторги знало об увлечениях священнослужителя и обращалось к нему, когда возникала необходимость что-то сфотографировать. Так, в 1877 году генерал-губернатор Восточной Сибири признал необходимым прилагать фотографии к личным делам преступников. Затем Главное управление Восточной Сибири просило руководство Забайкальской области присылать по дюжине фотопортретов каждого политического и государственного преступника.

Заведующий нерчинскими ссыльнокаторжными В.О. Кононович, ознакомившись с этим распоряжением, поинтересовался у отца Иоанна, сможет ли тот сделать фотокарточки государственных преступников Захара Богданова, Евгения Семяновского, Михаила Тереньева, Степана Богданова и Ивана Тефтуль. Смирнов ответил утвердительно и попросил десять рублей за дюжину фотокарточек. Главное управление Восточной Сибири, узнав о его условиях, приказало снимать только государственных преступников.

К выполнению заказа священник приступил весной 1878 года. Задержка объяснялась тем, что из-за отсутствия специальных приспособлений для съёмки в помещении пришлось дожидаться тепла, чтобы работать во дворе. Среди тех, кого тогда фотографировал Смирнов, были знаменитые революционеры Николай Ишутин, Пётр Успенский и Алексей Кузнецов.


Церковь на Карийских промыслах, на которых служил И. Смирнов. Фото А. Кузнецова

Последний, кстати, отбыв наказание, стал известным фотографом, краеведом и просветителем. Вполне возможно, что встреча с Иоанном Смирновым оказала некоторое влияние на его решение заняться фотографией.

Фотосъёмку на каторге священнослужитель Смирнов вряд ли рассматривал как источник стабильных доходов, поскольку всех государственных преступников, направлявшихся за Байкал, фотографировали в Иркутске. Ему же оставалось снять тех, кто уже находился на Каре. Однако в 1879 г. в Иркутске произошёл пожар, уничтоживший все фотографические ателье города. В Верхнеудинске и Чите тогда таких заведений не было. Поэтому Смирнов получил новые заказы на портреты заключённых и ссыльных.

В 1880 г. именно он сделал фотопортреты революционерок Натальи Армфельд, Екатерины Сарандович, Софии Лешерн фон Герцерельд, Марии Кутитонской и Марии Ковалевской.

Богатое наследие
В то же время в Забайкалье занимался фотографией С.Б. Туманов. О нём почти ничего неизвестно. В воспоминаниях А.К. Кузнецова есть упоминание о сретенском учителе Туманове, которого уволили за свободолюбивые начинания. Возможно, это и был Туманов, который в конце 1878-1879 гг. совершил экспедицию по Забайкалью и Дальнему Востоку. В его объектив попали виды Верхнеудинска, Селенгинска, Нерчинска и Читы. Ему принадлежит одна из самых первых фотографий церкви декабристов. На многих пейзажных его работах люди: каторжане, крестьяне, казаки, переселенцы. В Нерчинске он снял групповой портрет семьи купцов Бутиных.

Итогом трудов Туманова стал альбом, выпущенный в Петербурге. Редчайшие экземпляры альбома хранятся в архиве Русского географического общества и во Французской национальной библиотеке в Париже. Некоторые снимки Туманова использовались для создания гравюр, печатавшихся в популярных изданиях «Всемирная иллюстрация» и «Живописная Россия».

С середины 1880-х фотография получила за Байкалом широкое распространение. В Верхнеудинске, Кяхте, Чите появлялись частные фотоателье, фотографы-энтузиасты совершали экспедиции по краю, снимали виды и портреты земляков. Многие их работы стали редкостью.

Все материалы рубрики "Страницы истории"

 


Алексей Мясников
«Читинское обозрение»
№15 (1499) // 11.04.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
prosepoetry@yandex.ru 11:46 21.05.2018
А где ссылки на источники?
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).