Первые выборы в Гордуму – первое предупреждение

100 лет назад впервые на прямых выборах читинцы избрали городскую Думу


100 лет назад 23 июля (5 августа по новому стилю; далее все даты будут указаны по тому стилю, что был в 1917 году) состоялись первые демократические (то есть прямые, равные, тайные) выборы Читинской городской Думы. В Чите в тот период, согласно данным переписи, проживало 48 тысяч человек. Из них право принять участие в выборах, то есть тех, кто достиг 21 года, числилось 17834, включая почти 5 тысяч военнослужащих, которые наряду с женщинами впервые получили право избирать органы местного самоуправления.

Тяжёлое наследие
Оценивая ситуацию в городском хозяйстве, лево-либеральная газета «Забайкальская Новь» (орган партии трудовиков – сторонников Александра Керенского) в день выборов писала: «В печальном, разрушенном виде оставила цензовая (в выборах могли участвовать только те, кто соответствовал имущественному цензу – прим. авт.) Дума городское хозяйство новому, демократическому составу гласных (так в то время именовались члены Думы – прим. авт.). Улицы не замощены и защищены от размывов. Наоборот, год от году рвы не улицах и площадях увеличиваются. Весной и осенью все стонут от моря песку, поднимаемого ветром. В области благоустройства города ничего не делается. Беднота на окраинах страдает больше всего: антисанитарные условия, отсутствие врачебной помощи, больниц, почти полное отсутствие электрического освещения и т.д. – всё это должно быть предметом особого внимания новой Думы, выборы которой будут произведены сегодня. Наряду с этим мы видим печальное финансовое положение города. Задолженность города достигает почти миллиона рублей. Городу пришлось продавать крупные земельные участки в руки капиталистов, чтобы хоть несколько усилить приток средств в тощую городскую кассу».

Вместе с тем у журналистов вызывало удивление равнодушие, с которым горожане отнеслись к этим выборам. «Тишь да гладь» – таково состояние в Чите перед выборами в демократическую городскую Думу, точно так же, как это было в старое самодержавное время, – с возмущением констатировали они за несколько дней до выборов. – Но тогда суетиться было некому, в выборах участвовало около 2 000 избирателей-домовладельцев. Остальные граждане были лишены возможности участвовать в выборах и в городском строительстве. Теперь же избирателей насчитывается 18 000 чел., новая городская Дума является полномочным и могущественным органом строительства революционной демократии. На деле же оказывается, что когда мы дожили до светлых и радостных дней возможности участия всех в свободном строительстве городской жизни, политические партии относятся к городским выборам чрезвычайно равнодушно».
О причинах такого «афронта» они не писали.

Изменившаяся ситуация
Если бы эти выборы проходили в марте 1917-го, то в них наверняка участвовало бы большинство горожан, поверивших в иллюзии скорого благополучия. Да и партии бы более активно поборолись за власть. А вот во второй половине июля ситуация была уже другой. Позади были несколько правительственных кризисов, провалившееся июньское наступление русской армии, попытка июльского путча анархистов и большевиков в Петрограде, нарастающий экономический кризис. Не хватало продуктов питания и обычных вещей, дров и даже мелкой разменной монеты...

4 марта 1917 года состоялось чрезвычайное заседание Читинской городской Думы, на котором городской голова (руководитель городского самоуправления), кадет Николай Савич зачитал телеграмму о перевороте в России и необходимости сформировать Комитет общественной безопасности (КОБ). Он же стал первым областным комиссаром Временного правительства, заменившим военного губернатора. При этом пост городского головы оставил за собой. Он, юрист по образованию, не торопился с преобразованияями, а ждал указаний из центра.

Только 29 марта Савич провёл заседание городской Думы, на котором гласные приняли присягу на верность Временному правительству. Представителей партий социалистов-революционеров (эсеров) и социал-демократов (эсдеков) это не устраивало. Они вошли в сговор с теми кадетами, что занимали более революционные позиции, и провели переворот. Его итогом стало смещение Николая Савича с поста областного комиссара. В апреле этот пост занял его коллега по партии Андрей Дудукалов, оставшийся одновременно председателем КОБа. Савич остался лишь городским головой.

В эти же апрельские дни левые газеты продолжали возмущаться: «Время идёт, а наше городское самоуправление продолжает оставаться в своём прежнем дореволюционном виде».

14 мая прошли первые демократические выборы в истории Забайкалья – избирали 30 членов областного КОБа. Победил блок эсеров и эсдеков, кадеты проиграли. И без поста председателя КОБа остался теперь и Дудукалов. На этот пост был избран эсер Михаил Богданов.

Савич же продолжал оставаться городским головой, что вызывало не просто недовольство, а раздражение эсеров, меньшевиков и трудовиков, которые продолжали требовать назначения выборов в городскую Думу. Наконец, они были назначены на 23 июля.

Только по спискам
Избирать должны были только по избирательным спискам, которые могли сформировать партийные, общественные, религиозные организации и даже просто группы избирателей. Их нужно было подать в городскую управу до 12 июля. В итоге их оказалось 14. Из них только четыре – партийных (эсеры, меньшевики, трудовики и кадеты), остальные были общественными и религиозными. Отдельные списки выставили православные, мусульмане и иудеи. Первыми свой список сдали члены «Женского союза».

15 июля «Забайкальская Новь» с иронией писала о том, что в Чите «на 50 000 избирателей 14 списков, все как на выбор хорошие. Начать с того, что «либерально-промышленная» отсутствует. И большевиков совсем нет. Значит, выбор надо делать из всех 14». Возможно, отсутствие радикальных партий как справа, так и слева, сделали эти выборы несколько скучноватыми и... предсказуемыми.

По этому поводу некто под псевдонимом Шипучкин писал за несколько дней до выборов: «25-го июля в местной печати появилось сообщение: в выборах приняло участие 37 человек. Голоса разделились таким образом: 21 за эсеров, 11 за эсдеков, 5 приходится на остальные 12 списков. Бросалось в глаза отсутствие урны избирателей-извозчиков, которая, в воскресенье, 23-го июля, за ненадобностью была снята, так как все извозчики в течение целого дня были заняты перевозкой демократических избирателей в лес, спешивших туда на пикник».

Своеобразная технология
15 июля Забайкальский областной КОБ настойчиво предложил читинской городской управе немедленно организовать разноску избирательных карточек по домам и квартирам избирателей. Город был разбит на 10 избирательных участков.

6 участков – это центр Читы, 7-й – Остров, 8-й – Дальний вокзал, как тогда называлась Чита 1-я, 9-й – Антипиха, 10-й – Песчанка. Чобы разнести карточки, потребовалось нанимать людей, которые этим займутся. И тут не обошлось без казуса.

Интересная заметка появилась в «Забайкальской Нови» 22 июля: «Группа разносчиков карточек избирателям из учащихся обратилась вчера к городскому голове Савичу, заявивши об увеличении платы за работу с 2 р. в день до 3 р., так как разносить карточки приходится утра до ночи. Савич в грубой, недопустимой для представителя городского самоуправления, форме отказал учащимся в просьбе, заявивши им, что они из «жадности» просят увеличения платы... Учащиеся, возмущённые этой грубой выходкой головы, отказались от работы». Поэтому было решено, что карточки будут выдаваться в день выборов прямо на участках.

19 июля «Забайкальская Новь» в заметке «К сведению избирателей» описала порядок голосования: «на чистом листе бумаги пишется только номер данного списка кандидатов в гласные, за который избиратель должен подать свой голос. Поимённое перечисление в листке кандидатов в гласные не допускается, – в этом случае голос избирателя потеряет силу. Вложив листок с номером списка в конверт и запечатав его, избиратель, предъявив карточку на право участия в выборах, пропускается к урне, в которую и опускает конверт».

Ещё раз о технике голосования газета написала 22 июля:

«...Принять участие в выборах может только тот, кто внесён в списки избирателей, выставленные с 4 июля с.г. в исправленном виде. Каждый избиратель должен получить избирательные карточку; без этой карточки его не допустят 23 июля голосовать. Карточки выдаются сегодня в городской управе и рассылаются последней избирателям. Завтра, в день выборов, карточки будут выдаваться во всех избирательных участках до 9 ч. вечера».

Предвыборная агитация на избирательных участках и около них была запрещена, но в других местах и в газетах агитацию можно было продолжать.

Впервые... «ногами»
В голосовании приняли участие 6 607 избирателей – менее трети от всех зарегистрированных. Большинство читинцев впервые выразили своё отношение к происходящим переменам, проголосовав ногами.

Но были и другие итоги. Да, эсеры и меньшевики победили. Но если на выборах в областной КОБ им досталось 100% мест, то на выборах в Гордуму итоги были иными. Да, первые и тут получили большинство – 41 мандат, вторые – 10. Но в этот раз восемь мандатов получили кадеты и три – близкое к ним общество домовладельцев 5-го участка. Треть депутатских мандатов была не у эсеров с меньшевиками. Это было ещё одним предупреждением о зревшем недовольстве.

Напечатав поимённо список гласных новой демократической Думы, 25 июля «Забайкальская Новь» добавила: «Настоящий состав гласных, однако, не окончательный и он может измениться, например, в случае отказа кого-нибудь от звания гласного и т.д. Каждая политическая партия или группы могут также отозвать избранных по их спискам в гласные, заменив их другими лицами в номерном порядке кандидатуры». То есть, и «паровозы», и «подставные лица» были уже и тогда.

В первом списке не было фамилии эсера Андрея Лопатина. Потомственный забайкальский казак, он связал судьбу с партией эсеров ещё в годы революции 1905 года, когда стал одним из активистов «Читинской республики». Потом были каторга и ссылка. Вышел из тюрьмы после Февраля 1917 года и сразу стал заметной фигурой областной организации социалистов-революционеров. А вот сразу попасть в городскую Думу не смог. Кто-то уступил ему своё место. И вскоре именно он был избран новым городским головой вместе Савича. В 1931 году он переехал в Москву, но органы НКВД в 1938 году нашли и привезли в Читу, где в ходе следствия Лопатин и скончался...

Тогда же, в июле 1917 года, ему и его новым соратникам по демократической Читинской городской Думе казалось, что им удастся изменить жизнь родного города в лучшую сторону...

Все материалы рубрики "Страницы истории"

 


Александр Баринов
«Читинское обозрение»
№31 (1463) // 02.08.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).