Жизнь прожить – не поле перейти

То самое поле, в котором родился августовским днём 1926 года Пётр Никитович Федотов



Золотые колосья пшеницы, высокое небо первыми услышали крик ребёнка, которому спустя 17 лет предстояло с оружием в руках защищать и этот клочок земли в Шелопугинском районе, и огромную страну. Но это было потом. Как и время репрессий, когда глухой ночью подъехал к дому чёрный «воронок» за отцом Петра. Спустя девять месяцев глава большого семейства, правда, вернулся домой – высокий, худой, бледный...

- Мы как раз на сенокосе были, копны возили. Нам сказали ребятишки: запрягайте лошадь, у вас отец пришёл! 

Пётр Никитович, несмотря на свои 90 лет, держится бодро, с лёгкостью окунается памятью в прошлое, словно всё это происходило вчера. Он живо описывает радость встречи с отцом, передаёт чувства, которые испытал в момент известия о начале войны, рассказывает, что ему пришлось бросить школу и идти работать в колхоз.

Сначала подростка определили на сенокосилку, потом на жатку-самосброску. Работали в две смены. После трудного дня удавалось немного вздремнуть, затем – в ночную. А где-то в это время шли бои, рвались снаряды. В тылу же, как могли, помогали фронту. Тяжёлое было время... В 1943 году 17-летнему юноше пришла повестка, и вместе с другими призывниками он отправился в Сретенск.

– На лошадке – вещички, а мы трусим за лошадью, где под гору – присядем на сани. И так 78 км бежали. Прибыли из села вдвоём – я и Ушаков Семён. Определили нас в 386-й запасной стрелковый полк, обмундировали, дали английские шинели, наших, видно, не было: зелёное сукно. И вот полк выстроился на снегу. Снег белый-белый, а мы зелёные-зелёные. Потом привели в батарею, в артиллерийский полк. Перебросили потом под Иркутск, на базу для отправки солдат на фронт. Мы там пробыли с год. В феврале 1945-го нас погрузили в вагоны. Причём тяжёлое же было положение, последний год войны, в тылу тяжело, ни средств, ничего, но у правительства, у народа нашлось всё: всё новое, вплоть до портянок.

И вот четверо новобранцев из Забайкалья прибыли в 466-й стрелковый полк 125-й Краснознамённой ордена Кутузова дивизии. Идёт бой, вокруг стрельба, бомбёжка. Командир батальона капитан Хорошаев построил ребят в лесочке и поинтересовался, откуда прибыли. Заметил с улыбкой: «Что же вы так запоздали? Мы бы с вами давно Гитлера победили».

Вспоминая этот эпизод, Пётр Никитович смеётся. Он вообще предпочитает выбирать из череды событий наиболее светлые. Порой даже складывается впечатление, что судьба всегда благосклонно относилась к этому человеку. Но, может быть, всё дело в его неистребимом оптимизме, умении отрешаться от тяжёлых воспоминаний и дум?

А тогда он был определён в пулемётный расчёт. Его приятель стал миномётчиком. Нерчинскому пареньку якутской внешности дали снайперскую винтовку, а выходца из Хапчеранги направили в артиллерию.

Война близилась к завершению, но враг сопротивлялся. Около месяца выдерживал осаду наших войск немецкий город недалеко от Бреслау. Однажды бойцы, находившиеся в осаде, были подняты по тревоге.

– Всю ночь шли почему-то вдоль фронта. Слева орудия стреляют, пушки, пулемёты бьют, вспышки, а мы всё идём. Пришли, одну деревушку заняли, а немцы все убегали, вплоть до ребятишек. Потом, когда бой заканчивается, дня через два они откуда-то вылазят... Ребятишки в начале, потом женщины, мужчин почти не было.

Едва всё стихло, возникло ощущение мирной жизни: в воздухе растворялись весенние ароматы, слышалось мычание недоенных коров. В особняке, ещё недавно принадлежавшем местному помещику, оказался сепаратор. Было решено сепарировать молоко и отправлять сметану раненым в госпиталь. Вскоре у ворот появились немецкие ребятишки с бидончиками в руках.

– Побаивались вначале, а потом видят, что ничего такого, ни концлагерей за нами, ничего же нет, они осмелели, стали приходить за обратом.

На просьбу рассказать о сражениях Пётр Никитович лишь вскользь упомянул об одном.

– Когда пошли на Фрайбург, впереди бежит командир взвода, рядом с ним два автоматчика, а мы с пулемётом на колёсах – следом. Снаряд как грохнет, двое наповал, у одного все внутренности наружу. Он умер на руках у санитара.

Чуть позже советские войска взяли этот немецкий город и двинулись дальше. Потом разнеслась радостная весть: «Войне конец! Победа!». Она потонула в криках «Ура!», в пальбе из винтовок и автоматов. Юный Пётр Федотов с товарищами поставили пулемёт на повозку, а сами оседлали брошенные велосипеды и ринулись на них впереди войск, идущих на Прагу.

– Нас встречали как победителей. Села три мы так проскочили на велосипедах, потом командир полка на «Виллисе» заезжает: «Ну-ка, победители, в строй!». Ну, встали в строй. До Праги – 40 км. Дошли, Прагу уже взяли.Нас назавтра посадили в грузовую машину и обратно в Германию.

Победа пришла с цветами, улыбками, надеждой на лучшее и, конечно, с ожиданием близкой встречи с родными и близкими. Впрочем, бойцам 1926 года рождения предстояло ещё послужить Родине. Из них сформировали сводный полк – около тысячи человек – и отправили маршем из Германии через Чехословакию в Венгрию. 800 км пути преодолели за 10 дней. Перед населёнными пунктами оркестр начинал играть мелодии военных песен.

В Венгрии Пётр Никитович был определён в артиллерийский расчёт воздушно-десантной бригады. А спустя два месяца предстояла поездка домой по железной дороге. И хотя война уже отгремела, возвращались с пулемётами наготове, с пушками на открытых платформах, потому что бывали случаи нападения на военные эшелоны. Конечным пунктом для Петра Федотова стала Тула, где пять лет он служил в воздушно-десантных войсках.

– Так вот почему вы в десантной форме! – не удержалась я от возгласа.

– А как же! – улыбнулся бывший фронтовик. – Но у меня и обычный костюм есть.

И вынес из спальни пиджак, увешанный наградами. Бросились в глаза орден Отечественной войны, медаль «За победу над Германией», медаль Жукова, а также награды за труд: орден «Знак Почёта», медали «За освоение целины» и «За строительство БАМа». Несмотря на то, что после учёбы в Подмосковье командиры уговаривали Петра Федотова остаться в армии, он решил ехать домой. Там молодого паренька привлекли к комсомольской работе. А вскоре он встретил судьбу – очаровательную брюнетку Анну с лучистым взглядом.

– Уже 67 лет вместе коротаем, – включается в разговор Анна Александровна.

Мы сидим в небольшой уютной квартирке, где всё дышит любовью и гармонией: фотографии супругов в молодости, их детей и внуков, красивые рисунки, затейливые поделки. Чувствуется, что здесь живут счастливые люди, умеющие не сдаваться в плен годам и болезням.

Я работала учителем начальных классов – самых лучших. А до этого заведовала отделом пионерии. Пётр был вторым секретарём райкома комсомола. Жили в Шелопугино, там и поженились.

А потом Петру Никитовичу предложили учиться в высшей партийной школе. Семья переехала на это время в Иркутск. Заканчивать школу пришлось в Новосибирске, и глава семейства выкраивал любую возможность для свидания с родными. Неудивительно, что выросшие в атмосфере любви сыновья Владимир и Александр впитали в себя лучшие качества.

– Ребята у нас хорошие, – с гордостью говорит Пётр Никитович. – Регулярно навещают, помогают, продукты закупают. Есть у нас четверо внуков и девять правнуков. Мы всеми очень довольны. С ребятишками надо ласковыми быть, тогда и они ответят добром. А мы всегда жили дружно.

Супруги вспоминают о детских годах своих сыновей, забавных эпизодах из жизни внуков, рассказывают о том, какие праздники устраивали на даче, о собственных увлечениях. Одно из главных – пение. Вот и сейчас они охотно напели одну из любимых своих песен из кинофильма «Белорусский вокзал» – о том, что «нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим».

Не постоял за ценой и уроженец Забайкалья Пётр Федотов, чтобы жители нашей страны могли радоваться мирному небу, наслаждаться вкусом свежеиспечённого хлеба.

Спасибо!

Все материалы рубрики "Люди родного города"

 


Оксана Сидоренко
Фото автора
«Читинское обозрение»
№24 (1456) // 14.06.2017 г.

Вернуться на главную страницу

 

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).