Пираты: романтика и жизнь

Часть I


Пират (от греч. «peiran» – «искать своё счастье») – морской разбойник.

Словарь иностранных слов, 1989


Пушки левым бортом – пали! Абордажные крючья – кидай. Мушкеты, готовь! Сабли, кортики, клинки наголо! Три тысячи акул мне в глотку! На абордаж! На «палубе» «Удокана» – долгожданная картина «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки». Но речь сегодня совсем не о ней...

Романтика чёрного флага и парусов
Кто из нас с детства не был влюблён в героев Даниеля Дефо, Роберта Льюиса Стивенсона, Эжена Сю, Майн Рида и Рафаэля Сабатини? Пираты – смелые, крутые парни с мушкетами, саблями и ножами, играющие с судьбой в орлянку, где выигрыш – сокровища, а проигрыш – прямая дорога в ад. Благородные или коварные, красивые или страшные, литературные и киношные джентльмены удачи заставляют в восторге захватывающих приключений учащённо биться сердца мальчишек всего мира. И пробирающее до костей «Йо-хо-хо, и бутылка рому!».

Восхитительная романтика на книжных страницах и кадрах киноплёнки! А рождалась она так...

Локации корсаров
Особый интерес у целого ряда «морских» романистов прошлого, а затем и кинематографистов вызывал период времени примерно с 16-го века и по 18-й. События, интересовавшие писателей, происходили примерно в одном и том же районе планеты – на просторах Атлантики, её юго-западных тёплых морей, заливов и островов Ост-Индии. Именно в то благословенное и одновременно проклятое время явилась миру «профессия» морского разбойника – пирата. Впрочем, шустрили водно-криминальные элементы ещё с ветхозаветных времён.

Помпей против пиратов
В Римской империи морской разбой приносил такие убытки, что в 67 году до н.э. сенат был вынужден организовать против пиратов грандиозную карательную экспедицию. Знаменитый полководец Помпей захватил 1300 пиратских кораблей. После распада Римской империи на Восточную и Западную, когда международная торговая деятельность временно замерла, не стало и материальных основ для морского разбоя. Он возобновился лишь в 17-м веке, когда арабы основали гигантскую торговую империю от Гибралтара до моря Сулу.

«Золотые склянки» пиратства
С открытием богатейшего золотом, драгоценными камнями и редкими заморскими товарами Нового Света центр тяжести морской торговли переместился со Средиземного моря в Атлантику. И снова пробил час пиратов. Да что там час – три века: 16-й, 17-й, 18-й отбивались «золотые склянки» джентльменами удачи всех мастей и национальностей. «Весёлый Роджер» – чёрный пиратский флаг с белым черепом и скрещёнными берцовыми костями – наводил ужас на суда торговцев и колониальные приморские городки. В общем, времечко на морях-океанах между Старым и Новым Светом было лихое, нередко дьявольски опасное, жестокое, кровавое и... денежное. Риска и страшных приключений хватало с избытком. Не зря спустя примерно три века писатели-романисты принялись создавать свои литературные шедевры с захватывающими сюжетами из жизни и быта пиратов и вполне добропорядочных, но всё же авантюристов, искателей приключений и сокровищ.

«Золотые склянки» киношников
С приходом кинематографа этим же занялись сценаристы и режиссёры. Одних только экранизаций «пиратского» романа Роберта Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ», впервые увидевшего свет в 1883 году, насчитывается более двух десятков, не считая мультфильмов, сериалов, один из которых – «Чёрные паруса» по мотивам романа (очередной сезон которого продолжает сниматься). Интерес к приключениям морских пиратов подогревает у зрителей и знаменитый цикл «Пираты Карибского моря». Цифра сокровищ, «захваченных» у мировой зрительской аудитории «пиратами» студии Walt Disney Pictures, впечатляет – 3 миллиарда 729 миллионов 577 тысяч 967 долларов! Тысяча морских чертей!

Туман кинолитературный
Но вернёмся к романтике морских приключений. Получилось так, что знаменитые «пиратские» писатели создали литературно-исторические произведения, не имеющие с реальностью ничего общего, как и большинство их героев – пиратов. Кинематограф ещё более «усугубил» ситуацию и продолжает это настойчиво делать. Итак, какова же была «пиратская» реальность?

ГОСТ флибустьера от Пайла
Большинство из нас при слове «пират» рисуют в воображении хмурого головореза в разноцветном или тёмном одеянии – щёгольском или живописно-рваном, со шляпой-треуголкой или с платком-банданой на голове и серьгой в ухе. Этим «закоренелым» стереотипом в мире мы обязаны американскому художнику-иллюстратору и писателю Говарду Пайлу (1853-1911). Он, вероятно, самый первый ещё в конце 19-го века изобразил на своих картинах-иллюстрациях к произведениям соответствующей литературной тематики образы «типичных» пиратов. А уж после трудов Пайла пошло-поехало... Стереотип стал этаким ГОСТом внешнего вида флибустьера.

О платье пиратском
На самом деле настоящие пираты выглядели иначе. Обычно все моряки того времени носили примерно одинаковую одежду, независимо от того, служили они на пиратских кораблях или купеческих и военных судах. До появления в 19-м веке ткацких фабрик одежда была очень дорогой, и большинство моряков имели лишь один её комплект, который носили, пока он не приходил в полную негодность.
Как и прочие моряки 17-го века, пираты Карибского моря носили свободные штаны, обрезанные чуть ниже колен, а в холодную погоду – шерстяные чулки и блузу до бёдер или куртку.

Многие носили совсем не романтические «женские штаны». Очень широкие, они напоминали разделённую юбку до колен. На борту корабля капитаны ходили примерно в таком же одеянии, как большинство матросов, но, сходя на берег, одевались более изысканно.

В фильмах о пиратах, разбойничавших в морях Ост-Индии, мы никогда не увидим корсаров в «порочащих» шмотках, ибо это противоречило бы идее кинопроизведения. Негодяи вроде главного героя британского фильма от 2005 года «Чёрная Борода» или почти положительного капитана Джека Воробья из «Пиратов...» выглядели бы нелепыми в широких «женских штанах», хотя реальный пират – чернобородый Эдуард Тич ходил именно в таком одеянии.

Об обувке корсара
Что касается пиратской обувки, то моряки, включая нередко самих главарей-капитанов, ходили босыми, поскольку в башмаках и сапогах сложнее ходить по скользкой палубе или карабкаться по верёвочной лестнице. Кстати, обувь стоила в то время тоже очень дорого.

...и серёжках
В романах и фильмах ряд корсаров имеет в ушах серьги-кольца медные или золотые. В реальной жизни европейские мужчины носили серьги (но не кольца!) лишь в 16-м столетии. Даже женщины перестали носить серьги в более поздние эпохи, когда длинные волосы, парики или головные уборы стали закрывать уши. В 1500-х годах, когда стала модной короткая стрижка, испанские и английские дворяне иногда надевали серьги. Но это были украшения с жемчугом или драгоценными камнями, а не металлические кольца. Знаменитые корсары: сэр Вальтер Рэйли, сэр Фрэнсис Дрейк, граф Камберленд и сэр Энтони Шерли, возможно, носили серьги при дворе, но оставляли их дома, уходя в рейс.

Во Франции серьги на короткое время вошли в моду при отличавшемся гомосексуальными наклонностями короле Генрихе III (1551-1589). Окончательно украшения ушей перестали носить в начале 17-го века, когда аристократы снова стали предпочитать волосы до плеч.

Любопытно, что серьги отсутствуют в романах 19-го столетия, даже в таких известных, как «Книга пиратов» (1837), «Остров сокровищ» (1883) и «Питер Пен» (1904). В 1890-х годах художник-иллюстратор Г. Пайл впервые упомянул серьги в тексте и изобразил в иллюстрациях. Правда, его пираты иногда щеголяют в серебряных серьгах с драгоценными камнями вместо цыганских колец. Пайла можно считать первым, кто изобразил пирата с серьгой в ухе. Так что пират с кольцом – исключительно плод воображения художников, а затем и кинематографистов.

Шапочный вопрос
То же касается и морского разбойника, чья голова обмотана цветным платком – банданой. Никаких документальных свидетельств о ношении матросами и пиратами платков на голове до сих пор не обнаружено. Также пираты не носили шляп, которые, очевидно, были бы сорваны первым же порывом свежего морского ветра. Вместо платков и шляп они ходили в туго сидящих шапках, часто с ушными клапанами, которые обязательно имели веревочки для подвязывания снизу.

«Пушки – пали! На абордаж!»
Ни один фильм не обходится без сцен «трудовой деятельности» пиратов – нападений на морские суда. Корсарская посудина гонится за жертвой, а затем приступает к артиллерийской дуэли, паля из всех пушек, проявляя чудеса меткости. Однако сие далеко от истины. Корабельная артиллерия того времени не оказывала практически никакого влияния на исход морского сражения, во всяком случае в морских сражениях на неё, как на силу, способную уничтожить вражеский корабль, не полагались. Пушки были громоздки, капризны, феноменально неточны, к тому же их перезарядка занимала до нескольких часов. Поэтому, как правило, артиллерией пользовались лишь как прелюдией к абордажу: корабль делал залп с короткой дистанции и дальше, не заботясь о перезарядке, команда шла на абордаж. У пиратов эта тактика абордажа была основополагающей, поскольку в их планы входило не уничтожение, но захват судна и тех ценностей, что на нём находились.

Как известно, благодаря соответствующей литературе и кино, на каждой уважающей себя пиратской посудине – бриге, шхуне, фрегате и т.д. имелся флаг. Непременно чёрного цвета и...

Стоп! Лечь в дрейф! Продолжение – в следующем «Синескопе».

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№22 (1454) // 31.05.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).