Паря Вася и другие писатели Читы, которых я знал

Глава 4. Странник с берёзовым посохом. Продолжение


Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV
Часть V
Часть VI
Часть VII
Часть VIII

Это книга о забайкальских писателях. Автор – Александр Михайлович Алёшкин, краевед, журналист, литератор, кандидат исторических наук. Вот уже 40 лет он не живёт в Забайкалье, но наш край для него до сих пор родной. И люди, которые были рядом. Наверное, поэтому и получилась она, пока, правда, в рукописном варианте. Но это не мешает нам начать знакомить вас с её фрагментами и надеяться, что она всё же будет издана. А в том, что это надо сделать, нет никаких сомнений. Верим, что и вы будете считать так же, прикоснувшись к драгоценным воспоминаниям человека, искренне любящего Забайкалье.


Михаил Евсеевич Вишняков (02.09.1945, с. Сухайтуй Шилкинского района Читинской области – 05.07.2008, Чита).
Он оставил самый глубокий след в моей судьбе. Поэт божьей милостью. Философ. Патриот. Друг, каких поискать.


Продолжу знакомить вас с фрагментами моего очерка «Странник с берёзовым посохом», вышедшим в «Российской газете» 1 ноября 1996 года:

Итак, передо мной «Слово о полку Игореве» в переложении Михаила Вишнякова:

Редко в поле пахари встречались.
Редко понукали лошадей.
Чаще злые вороны кричали
На горелых стойбищах людей.
Это – искры огненные тлеют.
Это – шрамы от жестоких гроз.
Это – кости русские болеют.
У корней обугленных берёз.


А вот и знаменитый «Плач Ярославны», вечная печаль которой ложится на сердце нынешних жён и невест:

Лишь заря займётся золотая,
Брызнет свет багряный и густой,
Далеко-далече долетает
Голос Ярославны молодой:
Солнце трижды светлое!
Весною
Ты несёшь нам радость и тепло.
Так зачем же нестерпимым зноем
Обожгло ты князя моего?
Так зачем же, Красное светило,
Дело волю огненным лучам?
Иссушило русичам тетивы,
Смертный прах насыпало в колчан?


Многолетний и талантливый труд поэта сделал великий памятник древнерусской культуры доступным не только для студентов вузов, но и для школьников, которые, читая его, ощутят свою кровную связь со своими далёкими предками.

А мне на всю оставшуюся жизнь достались самые замечательные и самые дорогие слова... Это его дарственная надпись на титульном листе: «Дорогой Саша! Нам выпала судьба и обольщаться, и быть обольщёнными. Не будем торговаться, кто был более, а кто был менее… В этом – трагическая судьба русской интеллигенции. И – её сладостное счастье! Я – теперь старый зубр – верю в брата своего Ивана Евсеича, жену – Альбину Гавриловну и Александра Алёшкина. Не предадут. Ни России. Ни семьи. Ни поэзии».

И вот ещё один удивительный поворот судьбы. Вишняков ныне – пресс-секретарь губернатора, назначенного на эту должность президентом России Борисом Ельциным, имя которого стало причиной «идейного расхождения».

...Частное и глубокое личное послание моего друга (вложенное в бандероль чудесное и длинное письмо не цитирую, оно развивает мысль, заложенную в книжном автографе) отражает, мне кажется, глубинный и радостный для меня процесс, происходящий в общественном сознании. Люди устали от бесплодных и яростных митинговых речей, призывов, обвинений и проклятий. И возвращаются к личной жизни, к семье, к друзьям...

Правда, саднит вопрос-заноза: так зачем же столько людей положили с той и другой стороны, зачем Россию на дыбы ставили, если, оказывается, вам делить нечего? Зачем судьбой страны поигрывали, потягивая через усы пороховую гарь? Ну, это уже наша извечная российская манера – после драки кулаками размахивать...

Вечный поиск истины, смысла жизни, популярной ныне общенациональной объединяющей идеи – нечто изначально присущее народу, населяющему одну из самых огромных стран мира. Эта страсть родила в литературе, в фольклоре поэтический образ странника с котомкой за плечами и берёзовым посохом в руке (любопытно, что одна из книг Вишнякова так и называется – «Кедровый посох», сибирский, так сказать, вариант бродячего сюжета), ходит, бродит, выясняя, кому на Руси жить хорошо, а кому – плохо.

Наша эпоха, сделав гигантскую спираль во времени, родила чудовищную форму поиска истины – на гигантских, многотысячных митингах, трансформированных, видимо, из Новгородского веча. Ещё недавно мы дружно бросали работу, жён, мужей, детей, брали в руки флаг, а лучше – дрын, монтировку, кусок арматуры, чтобы заклеймить, проучить Тех, которые... А Те с таким же ожесточением и остервенением и таким же способом «воспитывали» Этих, отстаивая свою правду, свою истину.

Ныне большинство прозревает: нет, таким путём жизнь лучше не сделаешь. И бегут с работы не на площадь, а к семье, к детям. Здесь и надо искать спасение от общественных бурь. В семье и в друзьях. А Родина? Это и есть Родина, которую мы чуть было не потеряли. Оба – мы все и каждый из нас. Будем счастливы мы – будет счастливо и порадуется за нас наше Отечество.

Спустя три недели после очерка «Российская газета» опубликовала в сокращённом варианте поэтическое переложение Вишнякова «Слова о полку Игореве».

Животрепещущей темой СМИ был поиск «национальной идеи». Поэтому над полосой стоит рубрика: «Конкурс РГ: идея для России». Полосу открывает краткое вступительное слово академика Дмитрия Лихачёва «Это – своеобразное художественное чудо». Он пишет: «Когда думаешь о «Слове о полку Игореве» – всегда волнуешься. Перед нами памятник необыкновенный, своеобразное художественное чудо». Портрет М. Вишнякова. И рядом с ним – заметка в сорок газетных строк «Автор нового поэтического переложения живёт в Чите»:

Великий памятник древнерусской литературы», нелишне напомнить, написан неизвестным автором вскоре после похода Игоря Святославича, князя Новгород-Северского, на половцев в 1185 году.

...Сегодня нашествие супостата не грозит России, но грозит сепаратизм и раскол, которые могут завершиться потерей государственности. Так что призыв к гражданскому миру и ныне актуален.

«Российская газета» впервые представляет массовому читателю новое поэтическое переложение древнего памятника. Его сделал живущий в Чите поэт Михаил Вишнякова. Он родился и прожил полвека в Забайкалье. Богатырский край стал его судьбой – человеческой и творческой. За плечами – Литературный институт имени Горького. Член Союза писателей. Автор поэтических сборников, вышедших в Москве и Иркутске. Печатался в столичных и местных изданиях. «Слово о полку Игореве», над которым работал 15 лет, считает своей главной книго
й.

И далее на всю газетную страницу правдинского формата текст переложений, блистательные строки, написанные рукой выдающегося поэта. Стоит подчеркнуть: публикация поэмы размером в полосу не в литературной, а в государственной массовой общественно-политической газете, – случай исключительный. Ни в дореволюционных изданиях, ни в «Правде» за всю её 80-летнюю историю прецедента не было.

Это не было случайным или стихийным явлением. Тут вновь вынужден обратиться к своей персоне. Идея публикации и практическая подготовка страницы к печати была моей. Но хотя я и был в редакции не последним человеком (редактор отдела, член редколлегии), моего авторитета было явно недостаточно, чтобы претворить задуманное в жизнь. К счастью, мне удалось привлечь на свою сторону тогдашнего первого заместителя главного редактора, ныне главного редактора «Российской газеты», прекрасного организатора, патриота России Владислава Фронина. И я счастлив, что публикация эта – теперь факт истории русской литературы прошлого века. В государственной газете миллионным тиражом на целую страницу вышла в свет главная поэма Михаила Вишнякова.

...Мы переписывались с Мишелем до лета 2007 года. Десятки его писем вошли в подготовленную мною книгу, но здесь приведу короткие фрагменты только одного – самого последнего.


Вишняков – Алёшкину,
из Читы в Москву.

27 июля - 11 августа 2007 года



...Успел прочесть часть из того объёма писем, что ты прислал... пришёл к выводу 1995 года – т.е. своего 50-летия: вероятно, Бог каждые 10 лет забирает душу человека на небеса, вдыхает другую. И человек смутно ищет свои ощущения, гнев и милость, думы и настроения, память и запамять, текст и затекст былого, бытия, и – не находит. И не его фото, не его письма, не его, сегодняшнего, мысли, страсти, чувства. «Молчите, проклятые книги, я вас не писал никогда» (Блок). Ну, посуди, A.M., мог ли Вишняков написать тебе строчку: «М.б., буду вступать в партию». Бред! На такую маниловщину я, при всём, не способен. Всё ж – выходец из семьи с большим талантом, но скудным умственным достатком... Вообще, письма начертаны либо гениальным в домоуправлении №2 человеком, либо вконец свихнувшимся с ума.

Вот ещё одна проблема, впервые открытая мною в Есенине. Любя и почитая его благоговейно выше Пушкина, – нежные, тончайшие, музыкальные, душевные стихи, ласкающие душу. А прочитав в 6-томнике (1975) его письма, я был потрясён – да он же бандюган корявый, грубый, жестокий. И Чехов (частично), и прав Евтушенко:

Автор нежных дымчатых рассказов
из двустволки шпарил по гусям...

...Вот почему несколько раздавлен, сижу и думаю: Господи, неужели я писал эти письма – судорожные, расхлёстанные наотмашь, долой и даёшь, поэты – либо гении, либо графоманы, люди – дураки и умники. А ведь всё не так, всё не так, господа. В мире много людей адекватных, умелых в бытии, мудрых в мышлении, в полёте духа, например, Валентин Распутин.

...Вообще, я хмуро смотрю на XXI век, и память, и весомость, и нужность содеянного. Суета сует для поддержания биологического разнообразия. И что может быть критерием? Академиков не знают, а «Тату» собирает стадионы «толпоносных» глоток.

...М.б., чуть-чуть ритм успокоится – напишу более плавно, обстоятельно, осмысленно...

Будь здоров телом и духом!

Твой Вишняков



Все материалы рубрики "Читаем"
 


Александр Алёшкин
(г. Москва)

«Читинское обозрение»
№37 (1469) 13.09.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).