Лес на поле

Часть I


Два месяца назад вступило в действие важное правительственное постановление, которого давно добивались экологи.

Этот документ с длинным названием «Об особенностях использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения» способен существенно повлиять на будущее российских лесов. И если мы неравнодушны к их судьбе, давайте посмотрим, что может изменить этот документ.

Но начнём не с лесов, а с пашен. За последнее столетие их площади довольно сильно менялись. В период освоения целины многие земли были распаханы, но далеко не везде это принесло ожидаемый эффект. Местами почвы оказались неплодородными, а собираемые урожаи — маленькими. Именно эти пашни первыми были заброшены к концу века. И вряд ли это помешало нашему сельскому хозяйству. Доказательством тому служит существенное увеличение производства и экспорта зерна в России за последние 20 лет при почти неизменных площадях пахотных земель. Значит, наши сельхозпроизводители стали лучше рассчитывать, где выгодно сеять пшеницу и овёс, а где — превратить неплодородные пашни в пастбища и сенокосы или вообще их забросить.

Вот об этих залежах и идёт речь в постановлении, ведь на многих из них уже вырос молодой лес. Специалисты говорят, что таких лесов на бывших неплодородных полях у нас в стране не меньше 50 миллионов гектаров. А это, для сравнения, больше площади всего Забайкальского края. Парадоксальность ситуации в том, что такой лес у нас до недавнего времени не считался лесом. Более того, владельцев земель могли наказать за то, что у них вместо пшеницы растут молодые деревья, и заставить их вырубить. Многим было проще забросить такой участок. А деревья потихоньку всё нарастали и нарастали, пусть и безо всякого ухода. Зачастую они гибли от пожаров или по другим причинам, ведь никто их лесами не считал.

К счастью, ситуация изменилась. Государство осознало, что неплодородные поля можно превращать в лесные плантации для получения древесины. Конечно, это не пшеница, которая даст урожай уже осенью. Но ведь и затраты по уходу за лесом гораздо меньше. При рачительно ведущемся лесном хозяйстве такая плантация способна обеспечить новые рабочие места и дать существенную прибыль. Это наглядно показывает опыт тех стран, которые раньше нас перешли к плантационному выращиванию деревьев, — Китая, Финляндии, Швеции, Чили, Новой Зеландии… Так, Китай преимущественно за счёт плантационного лесоводства увеличил у себя занятые лесом территории практически вдвое. При таких масштабах ему скоро и наша сибирская древесина будет не нужна. Разве что совсем задаром.

Неужели у России с её просторами меньше перспектив в лесоразведении? По мнению специалистов, на залежах мы могли бы выращивать «до 300 миллионов кубометров древесины в год (больше, чем её ежегодно рубится и воруется во всех официальных лесах сейчас), создать и поддерживать до 100 тысяч постоянных рабочих мест. И это может стать одной из главных движущих сил социально-экономического развития сельских территорий, как, например, сейчас происходит в Китае и Евросоюзе.
Есть повод задуматься.

Часть II

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
«Читинское обозрение»
№1-2 (1641-1642) // 06.01.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).