К концу 17-го – прорвёмся

У нового руководства краевого минздрава настрой оптимистичный


Бодрому оптимизму наш человек, обжёгшийся на Лазуткине, не верит. Тогда тоже стелили гладко, да сколько жизней не досчитались, сколько кадровых потерь понесли. Однако на пресс-конференции 27 июля с Сергеей Давыдовым даже настороженных журналистов «проняло».

Эхо «оптимизации»
Порадовало, что врио министра отвечал именно на заданные вопросы: не было обтекаемых формулировок, хождения вокруг да около. Чёткие цифры, конкретные дела, которые уже вершатся. Идём, как он выразился, «широким фронтом по всем структурам». Есть основание полагать, что медицинское сообщество сейчас несколько в шоке: многим придётся перестраиваться на новый лад – руководитель минздрава вводит ежедневные отчёты для главврачей, заставляет разобраться до тонкостей в ворохе финансовых и других документов... А ещё – поменять отношение к людям – к пациентам, персоналу, потому что «человеческий фактор выходит на первый план». «Некоторое сопротивление было, – признаётся Сергей Давыдов, – но сейчас даже оппоненты признают: работать стало спокойнее, веселее, интереснее. У людей понемножку начинают зажигаться глаза».


Оно и понятно: прошлая система работы противоречила самой сути врачебной профессии. Сколько, к примеру, крови людям попорчено битвами за направления. «Было фондодержание. Поликлиникам дали деньги и сказали главврачам: чем меньше будете посылать людей в стационары, другие учреждения, тем больше будет оставаться у вас. Медицина стала абсолютно недоступной». 

Пациенты, изнурённые оптимизацией, будут рады услышать, что руководство минздрава огласило курс на возвращение доступности медицины, имея в виду развитие первичного звена (поликлиник, службы скорой помощи, ФАПов). Особое внимание онкологии, где оперативность врачебного вмешательства жизненно необходима, но этой доступности, увы, на протяжении ряда лет не было. Пока пройдёшь семь кругов ада обследования в районной больнице, дождёшься направления в Читу... Сейчас упор делается на развитие медицины именно в районах. Ибо «произошла тяжелейшая централизация – в ЦРБ оказывают только 25% плановой хирургической помощи...». 

Несомненно, помимо вопросов оснащения районных больниц и прочего, менять необходимо само отношение к пациенту на более чуткое (кое-где ведь и это «оптимизировали»). И отношение пациента – к врачу. Команда психологов уже готовится к выезду в районы, чтобы проводить тренинги по коммуникативным навыкам, конфликтологии в коллективах. «Тогда постепенно начнём менять мышление персонала».

Ещё новое руководство минздрава учит медицинское сообщество не бояться озвучивать проблемы. Иначе как их решить? 

Строить – не ломать
Вдогонку утраченной профилактически-реабилитационной медицине на базе больниц открываются многопрофильные центры. Борзя, Агинское, Петровский Завод – пациенты смогут пройти там диагностику, лечение (в том числе, получить плановую хирургическую помощь) и реабилитацию. Где нужно, отмечает врио министра, добавят оборудование, кадры, возможно, придётся подключить и строительные бригады.



До конца года откроются центры государственной амбулаторной реабилитации – в Краснокаменске, Агинском, Первомайске, Петровске и два – в Чите: на базе ЦРБ Читинского района и госпиталя ветеранов войн. Последний планируют отремонтировать, усилить диагностическую и реабилитационную базы. Зачем? Ещё один сюрприз: к людям пожилого и старческого возраста, поскольку «самый большой букет заболеваний именно у них», краевая медицина собирается не просто повернуться лицом, а внимательно выслушивать, пролечивать дважды в год – в районе и в гериатрическом отделении (гериатрия – область медицины, изучает болезни пожилого и старческого возраста – прим. ред.). 

Для этого все пожилые люди с диагнозом войдут в специальный регистр. Как и больные с сердечно-сосудистыми заболеваниями, онкологией, туберкулёзом. Для этого создаются информационно-аналитические центры. Но Сергей Давыдов объяснит лучше: «Как только человек попал в больницу с инфарктом – мы это видим и действуем. Существует три этапа лечения и реабилитации. Так вот с первого этапа больные из отдалённых районов попадают на второй и третий этап в Читу только в 17% случаях. А потом... погибают, поскольку не получили достаточного лечения. Поэтому будем отслеживать таких больных и помогать в лечении их на периферии и в центре».

Правда, технические новинки в системе здравоохранения пациенту жизнь не облегчали. Наоборот (вспомните очереди в регистратуру!). «Зависавшей» программе РМИС (региональная медицинская информационная система) от врио министра тоже досталось. Специалисты Ростелекома по его просьбе поехали по районам – посмотрели, что творится. «Уровень доступности медицины зависит, в том числе, от этой программы. Там, где она «висит», на запись пациента уходит 10-15 минут. Сейчас – 2-4 минуты. Стремимся к двум, чтобы очередей не было».



Отработали систему заказов оборудования через центр научно-технической информации. Теперь отчёты по районам рассылаются ежедневно, главврачи чётко видят: верно ли идут заказы, сколько их и т.д.

Это стремление к чёткости и систематизации – пожалуй, главное, что обнадёживает в действиях врача и управленца. Страшило людей его предпринимательское прошлое («Академия здоровья» – тот ещё насос народных грошей). Но бизнесмен, по всему, и нужен – сама система, в том числе работы с ОМС, требует как минимум грамотных счетоводов. А у нас – «тяжелейший кадровый дефицит руководства лечебных учреждений. Некоторые главврачи не знают, что делать, как обращаться с финансами, что спрашивать...».

Ещё о том же: «Учёт и контроль, как говорил В.И. Ленин, должны быть. Отчёт вводим в ежедневном режиме. Ведь бесплатная медицина – это для пациентов, а для учреждения – за каждую услугу государство платит деньги, отчитывайся».

Но «моя задача – не шашкой рубить, а дать стимул, чтобы работали. Людей нужно сначала научить, потом – спрашивать». Опытные главврачи две недели обучали коллег в проблемных районах. А проблемы всюду. В числе самых достойных – Агинский, Первомайский, Борзинский, Шилкинский. В наиболее «разбалансированных» – Могоча, Краснокаменск, Балей. Давыдов, лично объехавший «вотчину», уверен, что проблемы не сразу, но разрешимы. 

Что касается разбалансировки, то она, в основном, объясняется диким вымыванием кадров. Отношение к людям при прошлом министре было такое: «Не хочешь работать, ну и иди». Ну и ушли. Общая цифра кадровых потерь за два с половиной года – 449 врачей и 1000 медсестёр. За два года из Краснокаменска уехали 52 врача, за год из Могочи – 63 сотрудника. Теперь идут разговоры о том, как бы вернуть. «Всех не вернём. Одного-трёх». При этом: 414 врачей нам требуется уже сейчас. Плюс через пять лет 1300 врачей будут на пенсии... Что делать? 

Могоча – это прекрасно!
Предлагается разобраться сначала с острой нехваткой врачей, возможно, увеличив коэффициент совместительства. Это намерение министра не бесспорно: совмещают ради достойной зарплаты несколько ставок врачи и сейчас, качественнее их работа от этого не становится. 

Способы привлечь молодых специалистов в районы и тем решить кадровую проблему обнадёживают больше, хотя в некоторых случаях и воспринимаются как призыв разбить сады на Луне. Распоряжения, целевые направления не работают. Выпускников перекупает та же Бурятия, предоставляя квартиры, зарплаты, подъёмные. У нас в большинстве районов для врачей нет жилья, не хватает детсадов, школ, другой инфраструктуры. В Газ-Завод анестезиолог не едет даже за 70 тысяч: условия жизни (или их отсутствие) отпугивают. «Давайте жильё брать в аренду. Где-то строить...» – призывает Давыдов главврачей и глав администраций формировать врачебную команду. Чтобы ездили два-три раза в год в медакадемию, встречались со студентами, начиная с младших курсов, везли с собой на практику, брали на операции – делали всё, чтобы молодой специалист «прирос» душой к той же Могоче. Чтобы с дипломом вернулся, а дом уж для него построен, заходи, доктор, живи и работай на благо людям.

К 10 августа главврачи готовят концепции развития районного здравоохранения на пять лет. Каких врачей планируют привлечь в учреждение, чего не хватает в населённом пункте для этого. Концепции должны быть согласованы с главами районов. А последним Сергей Давыдов, что в маркетинге силён, советует продвигать свои районы в мировой паутине. «Почему я, врач, должен захотеть приехать в Могочу? Что там хорошего? Сели, вместе насчитали 12 пунктов. Можно и больше, наверное».

Что касается зарплаты в сфере, то критерии оценки труда изменят. «Чтобы все чётко знали, за что получают. Если хирург прооперировал 10 больных, а второй – одного; если одна сестра курирует 30 больных, а другая 10 – получат соответственно. Должна быть чёткая объективная оценка. Никаких: «Ты мне не понравился, я тебе не буду платить», и наоборот».
Доплачивать врачам будут также за раннее выявление онкологического заболевания. 

Но раз уж речь зашла о деньгах, которые бизнесмен-министр умеет считать, возникает вопрос: восстанавливать порушенное всегда дорогого стоит. Где взять средства на положительные и – чего уже там! – глобальные преобразования?

Достанем счёты
Давыдов говорит, что привык работать в условиях тяжелейшей экономии, что средства понадобятся небольшие, все они – Фонда медицинского обязательного страхования. «Районам нужно помочь, но для этого тоже нужно просто немножко перераспределить деньги». «У правительства денег не прошу, сами справимся. Прорыв в региональной медицине начнётся с конца 2017 года». 

Про коррупцию журналисты спросили. Ответил: 23 года работал в клинической больнице, потом в бизнесе, знает все теневые моменты и хотел бы убрать.

Многие пациенты заметили с негодованием, что с 1 сентября 2015 года изменился порядок оказания медицинских услуг по ОМС. Это не коррупционный момент в учреждении, а инициатива Фонда. Для примера: если раньше в стоматологии человек, выбирая материал пломбы иностранного производителя, оплачивал только пломбу, то теперь – в таком случае платит и за лечение зуба. То же самое в хирургии. «Тут ничего поделать не можем, – признался Сергей Олегович. – Сверху идёт». 

Но (как памятку в больницах развешать бы!): «Всегда говорю: если можно сделать так, чтобы пациент не платил, – он не должен платить. Тем более с 2017-2018 года будет увеличено количество денег по системе ОМС, вырастут зарплаты медицинских работников».

А это уже всем нам – и врачам, и пациентам: «Только вместе сможем сделать медицину такой, какой хочется. У нас прекрасные профессионалы, прекрасные руки, мы оперируем очень хорошо. Если сделаем первыми в России систему выхаживания, чтобы были диагностика, лечение, реабилитация (на примере шести центров покажем, что это); если сделаем информационно-аналитическую систему (в ФАПах уже в сентябре поставим планшеты, и там, где есть связь, фельдшеры смогут показывать тяжёлых больных ведущим врачам онлайн). Тогда что-то получим».
Наконец-то здоровье – надо полагать.

Все материалы рубрики "Темы"

 


Елена Сластина
Фото пресс-службы министерства
здравоохранения Забайкальского края

«Читинское обозрение»
№31 (1411) // 03.08.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).