Вести газопровод в регион - преступно

Именно так считает известный забайкальский учёный Владимир Салихов


По мнению профессора Владимира Салихова, газопровод – отвод от «Силы Сибири» проблему экологии не решит, а, наоборот, приведёт к ухудшению ситуации в регионе.


Справка «ЧО»
Владимир Салихович Салихов – профессор Забайкальского государственного университета, заслуженный геолог Забайкальского края, почётный работник высшего образования РФ.


Почему мы задыхаемся?

Владимир Салихович, нам нужна газовая труба или и без неё можно решить проблемы региона?

– Задам вам встречный вопрос: если протянуть трубу, куда девать угольщиков, что станет с тысячами рабочих и их семьями?

К сожалению, печальный опыт в стране уже есть. С приходом газа в Якутск из Вилюйского газоносного района закрылись десятки шахтёрских посёлков в Якутии, такая же ситуация была в Приморье, когда туда пришёл газ с Сахалина, да и мы отчасти пострадали, поскольку прекратили поставлять уголь с Харанорского угольного разреза на Дальний Восток. Тянуть сюда газопровод в нынешней экономической ситуации – преступно. Нам надо сосредоточиться на своём сырье, прежде всего на глубокой переработке угля.

Сегодня Сибирская угольная энергетическая компания (СУЭК) – не только владелец многих угольных месторождений Забайкалья, но и лидер по инновациям в части экологии. Они готовят на уникальном Берёзовском карьере Канско-Ачинского бассейна бездымный уголь, который ещё называют бездымными брикетами. В столице Монголии – Улан-Баторе делают подобные брикеты тоже, они значительно улучшили экологическую обстановку в городе. Велись подобные работы и у нас: более 20 лет назад этим занималась учёный Галина Куклина.

Получается, мы и без газопровода можем снизить негативную нагрузку на экологию?

– Именно. Нам нужно чётко уяснить, что прямое сжигание угля в топках, которое сегодня происходит повсеместно, это преступление. Для забайкальской экономики уголь должен стать основным полезным ископаемым, вовлечённым в хозяйственный оборот. На территории края известно 46 угольных месторождений, из которых 22 оценены и разведаны. Угли представлены почти всеми известными разновидностями – от бурых до каменных и коксующихся, а марочный состав углей весьма широк.

В энергетической стратегии России, утверждённой правительством страны на период до 2030 года, впечатляет углехимическое направление с планируемым федеральным финансированием. Из угля можно получать фенол, диметиловый спирт, битумы, бензолы, медицинские препараты, технические газовые смеси и т.д. Уголь очень востребован в сельском хозяйстве. Угли – это уникальное, демократическое минеральное сырьё! 

Нужна лаборатория

Что нужно, чтобы всё вышесказанное реализовалось и перешло из научных разработок в плоскость практического применения?


– Первоочередной задачей следует считать создание лаборатории углехимии и глубокой переработки угля при институте ИПРЭК СО РАН. Федеральная программа РФ нацеливает на местное использование сырья, на его энерготехнологическое и углехимическое направление. Важным является кадровое обеспечение и подготовка специалистов по углехимии, которое вполне возможно организовать при ЗабГУ, а специалистов среднего звена можно готовить в Горном колледже.

Потребительская ценность углей Забайкалья может быть значительно повышена при переработке их в нетопливную товарную продукцию многоцелевого назначения.

Таким образом, уголь вообще рассматривается как переходящее топливо к энергетике будущего. Нам нужно быть готовыми к этому.

Разведанные запасы угля в Забайкалье хоть и невелики (1,2% от общероссийских), но их вполне хватит на удовлетворение собственных нужд – как энергетики, так и по всем компонентам глубокой переработки угля.

Газопровод — преступление

Так быть ли газопроводу, как вы считаете?


– Считаю, что газопроводу не быть, да и не нужен он, более того, вопреки мнению многих, такое возможное строительство – на грани преступления, как бы шокирующе это ни звучало. Почему?

Строить газопроводы выгодно на большие расстояния (более 2 тысяч километров), и там, где нет дорог. А ведь от Сковородино до Читы есть железнодорожная и автомобильная дороги, и рыть траншеи рядом с такими магистралями – не государственный подход. Прокладка труб эффективна по дну Чёрного и Балтийского морей, в тундре, то есть там, где нет дорог. Давайте вспомним, что первые нефтегазоносные трубы на севере Западной Сибири укладывали прямо на болота, и это было оправданно.

Сейчас в науке активно обсуждается вопрос, как выгодно транспортировать углеводороды: трубопроводы или цистерны. Транспортировка газа в сжиженном или сжатом состояниях. То есть наступает новая эпоха транспортировки газа. Экономическая эффективность транспортировки сжатого газа в цистернах на расстояние до 2 тысяч километров приемлема до Читы и Улан-Удэ.

Ононская, Читино-Ингодинская впадины, Улётовский выступ позволяют говорить о том, что в нефтяном эквиваленте мы можем иметь запасы порядка 100 миллионов тонн. Так ли это, и насколько вообще перспективна добыча нефти и газа в Забайкалье?

– Перспективы впадины на углеводородное сырьё весьма заманчивы, о чём свидетельствуют последние исследования (2015-2016) учёных из Новосибирска. Любопытно, что перспективные структуры на углеводороды Ононской впадины размещаются и на границе с Монголией, и уходят на её территорию. Однако монгольские специалисты, соглашаясь с этим, всё-таки не хотят проводить поисковые работы на своей территории. Они полагают, что в этой части впадины похоронен Чингисхан, и не хотят его беспокоить.
Что касается перспективы Читино-Ингодинской впадины, то они менее прозрачны.

Резюмируя вышесказанное, отмечу, что газовая труба – отвод от Сковородино «Сила Сибири» нам не нужна, и не столько по причине её дороговизны в строительстве и дальнейшей эксплуатации. У нас своего сырья вполне достаточно. Нам нужно развивать угольную отрасль и ставить её на новую ступень освоения.

Впечатляет разрабатываемая учёными из Красноярска новая технология использования низкосортных углей – концепция «Термококс». Технология предусматривает получение экологически чистым способом из дешёвого бурого угля двух продуктов с высокой потребительской стоимостью: газа и коксового остатка (металлургическое топливо более высокого класса). В этой технологии впечатляет полное отсутствие золошлаковых отвалов. Опытно-промышленные установки имеются, а перевод угля в газовое топливо известен давно.

Необходимо брикетирование бурого угля и получение бездымного топливного брикета (экологически чистый продукт). Гендиректор СУЭК Владимир Рашевский сообщил, что в прошлом году в этот проект было инвестировано 500 млн рублей. Также приемлема и дальнейшая поставка сжиженного газа из Ангарска. Напомню, что на Ангарском нефтехимическом комбинате получали искусственное жидкое топливо на основе Черемховских углей ещё в 1945 году и продолжали эти работы до 1960 года.

Весьма перспективно производство сжатого газа по новой технологии, вполне возможно на базе строящегося в городе Свободный Амурского газоперерабатывающего завода с получением моторного топлива в баллонах (для автотранспорта). Такой газ в цистернах можно поставлять во многие районы Забайкалья. Газ «Сила Сибири» многокомпонентный, планируется кроме гелия (строится завод) получать бутан и пропан и сжиженное топливо, что может в дальнейшем составить конкуренцию поставкам в Забайкалье аналогичного газа из Ангарска.

Юг Забайкалья (Ононский, Акшинский, Кыринский районы) вполне может быть обеспечен углеводородным сырьём Ононской впадины. Также и север Забайкалья более чем достаточно обеспечен угольным метаном Апсата, а это чистый газ, не требующий очистки. Добыча метана здесь должна быть независимой от угля и размещаться на другой площади (ближе к центру мульды), под многометровой толщей мерзлоты, которая препятствует дегазации метана.

Вполне приемлема и технология получения водоугольного топлива, разрабатываемая учёными Кузбасса. Водоугольная смесь готовится из бурого угля ультратонкого помола (до 70%), воды (29%) и пластификатора, смесь подаётся по трубопроводу. Такие установки действуют в США, Китае. Опытно-промышленная эксплуатация проводилась и у нас (1997-2003) по трассе Белово (Кузбасс) – Новосибирск (ТЭЦ-5), протяжённостью 262 км.

Транспортировка в трубах и сжигание угля может проводиться по «мазутной схеме», экономичной и экологичной. Более того, разрабатывается топливно-транспортно-энергетический комплекс, включающий приготовление водоугольного топлива в Кузбасском угольном бассейне и передачу в магистральный трубопровод через Западную Сибирь, Урал и центр европейской части страны.

Если применить эту технологию в нашем регионе, то в Забайкалье вполне допустимо строительство следующих углепроводов: разрез Восточный–ГРЭС (около 60 км); разрез Харанорский–Ясногорск (Харанорская ГРЭС, около 80 км); а также разрез Уртуйский–ТЭЦ Краснокаменска. Это существенно улучшит экологическую и экономическую обстановку в крае.

Экологическую проблему отчасти решит и строительство солнечных электростанций, а также ветровая энергетика. В отдалённом будущем возможно использование тепла земных недр.

Читайте также: "Придёт ли газ в Забайкалье?"

Все материалы рубрики "Трибуна "ЧО"

 


Беседовал Анатолий Квасов
«Читинское обозрение»
№9 (1597) // 26.02.2020 г. 



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Иннокентий Александрович Хлебников 18:39 27.02.2020
Видимо ученый не работал на угле и не представляет, что газ по сравнению с углем, что рай вместо ада !!! Я с 1955 по 1987 год работал на электростанция, сжигавших уголь, и с 1987 по 1992 г.г. на газе. !!! Это невозможно передать словами !! Возражаю доказательствам ученого, призывающего нас обратно на четвереньки. Это глупо !!! Вся Европа на нашем газе, а мы дискутируем нужен ли нам газ !!! Инженер-энергетик, выпускник Читинского техникума ж.д. транспорта 1955 года.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).