Продавецкая удаль

Нина Таскина и Наталья Якушевская доказали: не прилавок красит человека, а человек его


Было время – магазин «завял», безрадостностью зарос, будто душу из него вынули: стены, ассортимент те же, а заглянуть не тянет. А тут зашла – опешила: другой магазин?! Витрины сверкают, продукты в авоську просятся и атмосфера, как в доме с доброй хозяйкой: кажется, век тут бывал, и уходить неохота. 

И пошло. Утром за хлебушком забегу, в обеденный перерыв сладкого захочется и после работы в редкий вечер за «чем-нибудь» не зайдёшь. Вроде рутинная круговерть. Но продавцы способны привнести в неё или мёда чуток или горчицы глоток. Вот эта парочка – по первой части «мастера производства». 

Говорят, Наполеон каждого солдата своей армии в лицо знал. Нина с Натальей – покупателей. Через месяц зайди – помнят, подсказывают: «У вас же ребёнок спортом занимается – зерновой хлеб энергию даёт. А дедушке плюшки возьмите – как раз по зубам». 

В сфере услуг нередки две крайности – продавец покупателя или недовольным видом виноватит, что пришёл. Или переходит грань, за которой доброжелательство становится панибратством. Эти продавцы-молодцы при всём радушии верны такту. С воспитанием повезло?

– Я росла в многодетной семье, – рассказывает Нина. Рано научилась шить, вязать. Ещё в школе перешивала платья старших сестёр в моднячие наряды. Спицами, крючком разнообразила гардероб. Освоила макраме (подцветочники, скатерти, абажуры). Мечтала стать актрисой. Живая, яркая – и правда на сцену бы. А она за прилавком. Но чувствуется, что душа-человек – это не роль, а истинная натура. Работала в Борзе воспитателем в детском саду. И это тоже её – нянчить, утешать, смешить, убаюкивать. Отменная кулинарка. Русская традиционная, китайская кухни ей по плечу. Жарит, парит, печёт. Как вам, к примеру, рулька, запечённая в горчично-медовом соусе?! Сезон поварила в артели золотодобытчиков. Золото, а не женщина!

Наталья за прилавком 11 лет. С детства мечтала стать именно продавщицей. Играла «в магазин». Куличиков из песка налепит, камушков, листиков, стекляшек наберёт, разложит и – «заходи, люди добрые!». 



– «Масло» резала! – смеётся. – Очень хотелось работать с людьми. 
– А люди в Чите какие?
– Всякие. Но у нас, кто сюда приходит, в основном хорошие. А потом, как ты к человеку, так и он к тебе. 

Покупатель, ясное дело, в магазин не только кошелёк и запросы несёт, но и своё настроение – радость, горе, эйфорию, раздражение. И «вывалит» всё это, простите, на того, кто под руку подвернётся. К примеру, на ни в чём не повинного продавца.

– Если человек на взводе, стараемся ничем не усилить его раздражения. Ругает политиков – киваем, на жену жалуется – молчим. Человек потихоньку успокаивается и чаще всего извинится перед уходом: накипело, поймите. А мы понимаем: с любым бывает.



С любым. Но себе продавцы поблажки не дают: что бы внутри ни свербило, улыбнись, обслужи покупателя как положено. 
– Вот где нереализованные актёрские таланты пригодились, – шутит Нина. 

Не вредно ли для здоровья эмоции подавлять? «Нет!» – уверены мои собеседницы. За работой, за общением тревоги незаметно рассеиваются, улучшается самочувствие. «У кого-то счастье – дочка родила. У кого-то – беда. За одних порадоваться, другим посочувствовать. Когда тут о своих проблемах подумать». 

Дедуля из соседнего дома, из постоянных покупателей, блинчики принёс: «Ешьте, пока горячие». Недавно морковкой угостили – так искренне, от сердца, покупатель пытается выразить благодарность за душевную теплоту, которой в мире всё меньше. Особенно к детям и пожилым. 

Раньше Нина рыдала, что жизнь вынудила встать за прилавок, боялась: знакомые увидят – застыдят. А теперь гордится, что продавец, и на смену летит с удовольствием: «Два выходных. Но соскучиться успеваю». «Как Ваш пёсик, Мария Николаевна? Николай Матвеевич, внучка-то подросла!».

Обе – матери. Наталья даже в бабушки умудрилась попасть, хоть по виду не скажешь. Нина сына растит, школьника. Сердечного огня столько, что мечтает: «Будет свой дом – возьму девочку из детского дома...».

Совсем недавно ещё в магазине царило новогоднее настроение. Мишура, фонарики... В каком торговом ряду сейчас их нет. Но было и есть что-то ещё, что заставляет морозным вечером по скрипучему снегу идти именно сюда. 
– Булочку пшеничного, будьте добры, пожалуйста! 

Все материалы рубрики "Люди родного города"

 


Елена Сластина
Фото Семёна Казака

«Читинское обозрение»
№5 (1385) // 03.02.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).