Проплаканная жилетка

Что она в себе таит?

В кои-то веки стал понимать гардеробные страдания прекрасной половины при наборе, реже – при потере килограммов, и каких килограммов! Растолстел, и рухнули упования на незыблемость, скажем прямо, небогатого моего гардероба. Особенную досаду учинила любезная сердцу тройка – костюм из трёх частей: пиджак, брюки и жилет. О нём, о ней чаще говорят жилетка.

Попал он (она) к нам с тлетворного Запада во второй половине XVIII века, о чём мы – о тлетворности – как-то не подозревали по простоте славянской души. Но провидел Павел Петрович!

 

«Жилеты запрещены. Император говорит, что именно жилеты совершили французскую революцию. Когда какой-нибудь жилет встречают на улице, хозяина препровождают в часть».


А чем кончилось? А, посмотрите-ка, на Владимира Ильича и его окружение. В жилетах все!

Традиционно жилет считается промежуточным видом одежды. Появляться в нём на людях считалось неприличным, однако он не был бельём, как, например, сорочка. Что-то более домашнее, близкое халатным побуждениям широкой русской натуры, если сравнить его с камзолом, сюртуком, фраком и пиджаком. Отсюда и вытекает выражение «плакаться в жилетку» – говорить по душам, сердечно и доверительно. Во французском языке, откуда мы и взяли слово «жилет», тоже есть подобное выражение, но оно слабее, чем в «великом и могучем». А почему?

Есть у нас глагол «жалеть», вот он-то и усилил – редкий случай при заимствовании – выразительность нашего «плакаться в жилетку»: звучат почти одинаково. А если добавить, что глагол «жалеть» у нас в народе имел и имеет значение «любить». А варианты жилетки в говорах: жалетка, жулетка, жылетка, жулейка («Жалетку паддень пат пальто… Жулейка – ета без рукавов и усё… На милашечку прибавила красы. На жулеточку привесила часы»). Читатель заметил, что в большинстве случаев употребляется грамматический женский род. Здесь-то просто. И обычный женский род более склонен к сентиментальной общительности, доверительности и многоглаголивости… Здесь о нём умолкаю.

Среди советских писателей с весом особенно знаменит был по этой части Алексей Максимович Горький.

 

«Он не стыдился плакать и над собственными писаниями: вторая половина каждого рассказа, который он мне читал, непременно тонула в рыданиях, всхлипываниях».


Множество начинающих и начавших писателей приходило к нему поведать о своих страданиях – «поплакаться в жилетку». Плаканье происходило обоюдно. Посему другое светило и «горлан» Владимир Маяковский не без ехидства печатно как-то заявил, что готов дёшево продать жилет, проплаканный Максимом Горьким. Так вот его понесло. А дело-то было во благо – психотерапевтический эффект: сказал и облегчил душу, проплакался, и полегчало.

Все материалы рубрики "Читаем"

 


Николай Епишкин,
лексикограф
Карикатура:
www.book-hall.ru​

«Читинское обозрение»
№30 (1566) // 24.07.2019 г.




Вернуться на главную страницу

 

 

 

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).