Путешествия по реке Чите

...мимо владений князя Гантимура, леших и горного хрусталя


Река берёт начало между отрогами двух хребтов, Яблонового и Черского. Места, где она начинает прокладывать свой путь, угрюмые, особенно зимой, когда среди белого безмолвия можно увидеть только одиноко стоящие среди заснеженных кочек лиственницы. Летом – другое дело, это мир разнотравья, цветов, покрытых мхом, камней, выложенных природой так, что они напоминают древнюю дорогу, посреди которой несёт свои прозрачные холодные воды река Чита. Но если солнечный день станет пасмурным, и небо закроют тёмные, огромные, лохматые тучи, чувство одиночества станет охватывать каждого, кто окажется здесь. Но ниже по течению путешественника ждёт удивительный мир открытий!

Через пару десятков километров, породнившись с ещё несколькими подобными ручейками, Читинка становится небольшой речкой с плёсами, озерками, старицами, небольшими заливными лугами. Цветов и разнотравья становится ещё больше, над ними парят сотни насекомых, разноцветных бабочек, стрекоз, шмелей и, конечно, паутов, слышно радостное пение птиц. Дальше к реке приближаются горы. Здесь отроги двух хребтов подходят совсем близко, почти рядом возвышается огромная гора – голец Чингикан (самая высокая точка Читинского района).

Места эти настолько красивые и дикие, что с глубокой древности привлекали людей. Именно здесь на правом берегу они построили себе жилище, вырубив в скале пещеру-грот. В нём читинским археологом Олегом Кирилловым были найдены древние орудия людей каменного и железного веков. Мне не раз приходилась бывать в этой пещере, показывая спутникам по экспедиции, какой красивый и величественный вид открывается из неё на тайгу.

На северо-востоке возвышается древний мезозойский потухший вулкан, от которого тянется горная гряда на голец Чингикан. На юго-востоке возвышаются отроги хребта Черского, склоны которого спускаются в узкую долину, уходящую на юг реки Читы.

Однажды возле входа в пещеру я нашёл наконечник стрелы, изготовленный древним пращуром из нефрита! Присел около входа в пещеру и стал внимательно осматривать его. Потом то ли от жары, то ли от большой усталости вошёл в состояние, похожее на полусонное, и увидел за своей спиной, как будто несколько детей в одежде из шкур играли рядом с пещерой. Мне послышались даже их голоса и смех... Пещера эта названа Ироньская в честь Ироньской пади, находящейся на противоположном берегу.

От Ироньской пещеры вниз по реке уже можно сплавляться по полной воде на резиновой лодке. Только нужно иметь опыт: в русле реки лежит много коряг, упавших в воду деревьев, на перекатах встречаются большие торчащие из воды камни, преграждающие путь для сплава. Река начинает часто петлять. Места эти глухие, в далёкие годы в здешних урманах действовала большая банда. Лесные разбойники жили в тайге скрытно, прятались в бункерах и от скрытых от людских глаз землянках.

Однажды участник нашей экспедиции, отдыхая на берегу, встретил человека с огромной почти до пояса бородой, в штопаной-перештопанной старой одежде. Человек был преклонного возраста и собирал вдоль берега грибы. На вопросы, которые задал наш товарищ, он не сказал ни слова в ответ, более того, увидев приближающихся остальных участников экспедиции, он исчез, словно растворился... Перед этим наша группа заблудилась буквально на ровном месте, хотя дорогу хорошо знал проводник, мы два часа ходили по кругу. Тогда все решили, что это проделки дедушки, да и место, где мы блудили, называется на реке Бом, что значит чёртово.

В другой раз наш проводник повесил на дерево сушить болотные сапоги. Не прошло и часа, как вдруг один сапог вспыхнул, да так сильно стал гореть, что мы его с трудом потушили. Нам было не понятно, почему загорелся сапог: во-первых, он был мокрый, во-вторых, он висел в десятках метров от костра. Бывалые люди мне говорили об этих местах много всяких чудес, но я продолжу рассказ о реке.

Километров через семь долина реки расширяется, в Читинку впадает с левой стороны её самый крупный приток – речка Чингикан, берущая начало с одноимённого гольца. Если выйти на правый крутой берег и посмотреть на юг, можно увидеть огромную пустошь Куликовое поле, в конце которого с левой стороны впадает ещё один полноводный приток Геромнак. В прошлом это были хорошие охотничьи места. В реке было много хариуса, ленка и даже таймень был не редким гостем, но сейчас всего этого нет.

После река разделяется на рукава, которые перед урочищем Крутые вновь соединяются, течение становится наиболее сильным, а русло реки шире. Здесь, на месте старого Александровского охотничьего зимовья, находится кордон Читинского заказника. На нём несут свою службу егеря. Со многими мне довелось познакомиться, это люди с сильным характером, которые не раз выручали меня в тайге.

Фауна и флора Читинского заказника многообразна, здесь обитают различные животные и птицы. Мне приходилось фотографировать филина, чёрного аиста, зимородка, встречаться с северным диким оленем, волками. На очень близкое расстояние подходить к изюбрам, видеть их брачные поединки. Исследовать «хижину» хозяина тайги – медвежью берлогу, встречаться с самыми большими животными нашей тайги – лосями.

В урочище Крутые находится и самый большой утёс, неприступные скалы которого обрываются с многометровой высоты в реку, создавая неописуемую картину суровости и непоколебимости природы.

От утёса река протекает по урочищу Тунгука – места древних владений знаменитого тунгусского князя Гантимура, а потом подходит к урочищу Могзон, где поворачивает свои воды на запад и так и бежит около тридцати километров до самого села Бургень.

Проплывая по реке, сквозь просветы между деревьев, из-за гор можно увидеть громады двух братьев-гольцов – Большого и Малого Саранаканов. Это место примечательно тем, что в далёкие времена здесь проходила граница между бурятскими и тунгусскими родами, велась торговля и обмен во время ярмарок. Жили по долине и в горах и знаменитые шаманы, про которых и поныне сохранились легенды. В разное время учёными были найдены и стоянки людей каменного века.



Однажды, проплывая на лодке ниже охотничьего хозяйства «Кумахта», я присмотрел любопытный склон горы, причалил к берегу и, как всегда, отправился навстречу тайне в поисках древних артефактов. Искал долго, уже близился вечер, а место как будто не отпускало. Солнце вот-вот должно зайти. «Столько времени потратил и ничего не нашёл», – думал я. И вдруг под ногами что-то блеснуло. Наконечник? Похоже, нет... И я наклонился, чтобы поднять «орудие». Но что это! На земле лежал зуб – и не просто, а зуб из горного хрусталя! Вот это удача! Быстро и не мешкая, я спрятал бесценную находку в полевую сумку. Продолжать плавание в этот день уже не имело смысла, надвигалась ночь. У самого берега развёл костёр и поставил на огонь чайник. В небе появились звёзды, а потом и луна, вся эта чудная картина стала отражаться на речной глади. Чай давно вскипел, и мне вновь захотелось полюбоваться находкой. Я медленно и бережно достал её. Теперь таинственный зуб переливался в моей руке другим, мистическим светом. Я долго смотрел на него, пытаясь представить работу древнего мастера и понять, что заставило его изготовить этот артефакт.... На следующий день утром я вновь продолжил сплав по реке и к обеду был в Бургени.

Село Бургень находится недалеко от реки. Основано оно русскими землепроходцами в 17 веке, здесь ещё живут их потомки. Богато оно историческим прошлым. Русские землепроходцы, двигаясь «встречь Солнцу», проложили дорогу-волок от Телембинского острога через Яблоновый хребет к реке Чите недалеко от села. Именно в 1675 году через этот волок проследовало первое посольство в Китай в главе с Н.Г. Спафарием.

Мне как члену Русского географического общества интересен рассказ одного из жителей села Бургень. Он сообщал, что его дед в начале лета 1924 года сопровождал известного исследователя Дальнего Востока Владимира Клавдиевича Арсеньева к подножью гольца Саранакан, в лесах которого Арсеньев собирался высадить в укромных местах знаменитый цветок жизни женьшень. 

От Бургени река течёт на юго-запад по Читино-Ингодинской котловине, минуя несколько сёл: Шишкино, Верх-Читу, Угдан. Места эти хорошо знакомы читинцам, особенно дачникам, посёлки которых тоже раскинулись на берегах реки Читы, выросли на месте заливных лугов бессчётного числа маленьких озёр и прудиков. Раньше это были охотничьи угодья, излюбленные места читинских охотников на водоплавающую дичь, сейчас встретить утку на реке редкость. Да и сама река из-за варварских вырубок лесов значительно обмелела. Только по названиям «затон», «пристань» можно вспомнить о её судоходности.

От будущего реки зависит и жизнь будущего населения Читы. Ведь основа жизни – вода. Давайте беречь и любить нашу реку Читу, как мы любим наш славный город, ведь они связаны между собой одной нитью.

Все материалы рубрики "Забайкалье многоликое"

 

Вячеслав Рачинский,
член Русского географического общества
Рисунки автора
«Читинское обозрение»
№30 (1358) // 29.07.2015 г.

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).