Врач без права на ошибку

16 октября – Всемирный день анестезиолога


16 октября 1846 года зубной врач Томас Мортон в Бостоне (США) впервые в мире провёл публичную операцию под эфирным наркозом. Благодаря открытию американца Мортона были спасены тысячи человеческих жизней. С тех пор 16 октября во всём мире признан Днём анестезиолога. Сегодня опытные анестезиологи на вес золота. Не исключение и Забайкалье. По мнению директора «Дорожной клинической больницы на станции Чита-2 ОАО «РЖД», врача анестезиолога-реаниматолога высшей категории Петра Громова, этому способствуют изменившиеся стандарты вузовского обучения и отток врачебных кадров из Забайкалья.


 


Петр Владимирович Громов родился 21 февраля 1978 г, окончил ЧГМА, ординатуру прошел на кафедре анестезиологии и реаниматологии Читинской государственной медицинской академии. После окончания ординатуры работал в медучреждениях Читы. Кандидат медицинских наук, доцент кафедры анестезиологии, реаниматологии и интенсивной терапии ЧГМА, врач высшей квалификационной категории. Директором ДКБ назначен в апреле 2015 года.


Помнить только о хорошем

Пётр Владимирович, почему из десятков медицинских профессий вы выбрали анестезиологию? Ваши наставники в ней?


– Это дело случая. Ещё в студенчестве и я, и многие мои однокурсники искали возможность подзаработать с практическим погружением в профессию. Так, я стал санитаром в отделении реанимации онкодиспансера, где после практики получил допуск к профессии медбрата. И уже в этом качестве стал работать в 321-м окружном военном госпитале, в центре анестезиологии и реанимации. Этим центром руководил Владимир Николаевич Романов, врач, боевой офицер, прошедший Афганистан. Всегда спокойный, выдержанный. В отделении у него все чётко выполняли свою работу. Он стал для меня примером.

В ординатуре это, к сожалению, покойный уже ныне Владимир Александрович Шильников. В первой городской, куда я пришёл работать врачом анестезиологом-реаниматологом, примером стал заведующий Алексей Рыгзынович Махазагдаев, а также заместитель главного врача Фёдор Романович Чепцов и главный врач Евгений Николаевич Бурдинский.

А как не упомянуть моего научного руководителя Константина Геннадьевича Шаповалова – я стал у него первым диссертантом, мы много работали, это он открыл для меня мир научного потенциала анестезиологии и реаниматологии, дал возможность перспективно оценить эти направления в медицине.

Помните первую самостоятельно проведённую анестезию?

– Вспомнить сложно, ведь врачевание – рутинная работа, напряжённая ежечасно, ежеминутно порой... На память приходят пациенты, которые требовали максимальных усилий, и – порой врачебного подвига, когда ты отвоёвываешь человека у смерти.

Школа моей профессиональной жизни – работа в первой городской больнице. Я помню семью, кажется, из Амурской области. Они ехали на отдых, попали в страшное ДТП. Глава семьи остался практически невредимым, немного пострадал ребёнок. А вот жена находилась почти месяц в коме, мы боролись всей больницей за неё, провели множество операций, в конечном итоге она от нас на своих ногах ушла. И таких случаев счастливых много. Когда такое происходит, забываешь обо всех тяготах.

О выборе профессии не жалею. Я вообще стараюсь ни о чём не жалеть в жизни, нужно помнить только о хорошем!

Господь – первый анестезиолог

Медицина развивается очень динамично – всё больше новых технологий, заметны успехи фармакологии. А как далеко ушла от мандрагоры современная анестезиология?

– Анестезиология – наука и молодая, и старая. В Библии написано, что Господь навёл сон на Адама, вынул его ребро и создал женщину. Бог по сути является первым анестезиологом! Это шутка, конечно. А если серьёзно, современная анестезиология расширила возможности защиты пациента при операции. Аппаратура, которую мы используем сейчас, похожа на космические панели. Это очень наукоёмкая сфера сегодня. Парадокс в том, что чем больше мы применяем этих устройств, тем больше требования к безопасности. Ведь при всём технологическом развитии медицина – консервативная специальность. Принятие новых технологий всегда напрямую связано с жизнью человека. Цена очень высокая. В той же фармакологии, чтобы какую-нибудь таблеточку выпустить на рынок, сколько приходится исследований проводить! Хотя научно-технический прогресс неумолим. Сегодня мы говорим уже о цифровой медицине – с 2018 года в стране вступает в силу закон о телемедицине.

С правом на анестезию

Застрахован ли врач-анестезиолог от роковых ошибок?


– Какие страны сегодня лидеры в нашей сфере? Израиль, Великобритания, США, Австрия, Германия. Дело не только в том, что в этих странах работают крутые специалисты на супероборудовании. Там чрезвычайно развита судебная практика. Там вынужденно затрачивают большие деньги и средства на развитие безопасной анестезиологии, чтобы не нести потом огромные затраты на проигранных исках пациентов. Вы употребили слово «застрахован» в переносном смысле, но я отвечу буквально. С юридической точки зрения, в нашем страховании не предусмотрена защита от врачебной ошибки. Даже такого понятия, как врачебная ошибка, нет в российской судебной практике. Именно поэтому так высока у нас степень личной профессиональной ответственности анестезиологов.

Интуиция – это не самонадеянность!

В выборе способов и средств анестезии есть ли место профессиональной интуиции?


– Профессиональная интуиция – понятие, которое можно отнести к любой специальности. Конечно, с опытом, годами каждый профессионал нарабатывает внутренне чутьё, но... В какой бы книге, учебнике самым подробным образом не описывался какой-то случай, переносить этот опыт на человека всегда нужно с огромной осторожностью. Мы все разные, даже близнецы развиваются и живут по-разному. Главное правило – не навреди! Самонадеянности не должно быть, чем грешат молодые врачи. Они ещё не сталкивались с нюансами, им кажется, что «я всё могу, всё умею». Но опытный врач всегда осторожничает, всё взвешивает. Интуиция не должна быть синонимом самонадеянности.

Tabula rasa: недопустимо!

Вы возглавляете одно из крупнейших лечебных учреждений края, открытое для всех, преподаёте на кафедре анестезиологии и реаниматологии в ЧГМА. На ваш взгляд, в чём сегодня основные проблемы развития анестезиологии в стране и крае?

– Проблемы в кадровом дефиците. Анестезиологов катастрофически не хватает по всей стране. Поменяли образовательные стандарты в медицинских вузах. Интернатуру отменили, врачи в возрасте уходят на покой. Долгожителей в нашей специальности ввиду её напряжённости не так много, есть и проблема выгорания. Или вот ещё – зарубежная статистика даёт данные по Европе по большому количеству суицидов среди реаниматологов. Есть такая проблема...

Студенты сегодня приходят в профессию с некоторым перекосом в сторону теоретических познаний. Мы с первых курсов работали в медучреждениях, проходили все этапы профессионального роста. Сегодня эта практика новыми стандартами заменена занятия в симуляционных центрах, студенты учатся на манекенах, порой даже это настоящие куклы-роботы. Но это не может быть полноценной заменой работы врача с пациентом.

Совсем не больно…

Но тогда как сегодня врач-анестезиолог может профессионально развиваться?


– У нас, в Забайкалье, в течение года проходят 2-3 всероссийских конференции, где можно общаться с высококлассными профессионалами, черпать передовой опыт. Успешно работает в медакадемии кафедра анестезиологии и реаниматологии, есть активно работающее Забайкальское общество анестезиологов и реаниматологов, членом Совета правления которого я являюсь. Мастер-классы регулярно проводятся, семинары обучающие – потенциала для развития в крае достаточно. С точки зрения организационно-методической работы, проблем нет. Проблема глубже – не на выходе, а на входе в профессию.

Что касается нашего учреждения, то мы стараемся оставаться лидерами. Основные задачи, которые мы ставим перед своими анестезиологами, – это быстрое восстановление, ранняя реабилитация. У нас функционирует единственный в крае Центр лечения боли, где мы помогаем улучшить качество жизни пациентов с хронической болью. Мы единственные в крае, кто проводит BIS-мониторинг, позволяющий отслеживать глубину анестезии – идёт считывание показателей головного мозга во время анестезии. Видя наглядно электрическую деятельность головного мозга, анестезиолог может выбирать правильную методику анестезии. При этом уходят риски внезапного пробуждения, увеличивается безопасность дозировки вещества, максимально повышается безопасность наркозов и оперативных вмешательств для пациентов.

Мы многого достигли, но и на будущее у нас много интересных и перспективных проектов, которые мы реализуем для всех жителей края и города Читы!

Все материалы рубрики  "Люди родного города"

 


Дарья Михайлова
Фото Андрея Кречетова
«Читинское обозрение»
№42 (1474) // 18.10.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).