Читинский поэт - друг Маяковского

К 130-летию Петра Незнамова


Имя уроженца Нерчинского завода, одного из организаторов Читинского литературно-художественного общества (1920-1921), ответственного секретаря «ЛЕФа», поэта и критика Петра Васильевича Незнамова (1889-1941) занимает особое место уже потому, что он был знаком с великим поэтом-трибуном Владимиром Маяковским.

Судьба и...

С псевдонимом Незнамов он вошёл в большую литературу, а вот его настоящую фамилию Лежанкин знали немногие.

Любовь и преданность к Маяковскому у Незнамова возникли ещё задолго до их личной встречи осенью 1922 года. В дневниковых записях забайкальца сохранилось такое откровение: «В 1920 г. Маяковский находился в Москве, а тень свою отбрасывал далеко на восток. К этому времени я прочёл все его дореволюционные вещи и в дальнейшем жил от одного произведения до другого».

В 1923 году при поддержке Маяковского в журналах «Красная нива» и «Прожектор» появилось несколько стихотворений забайкальского поэта, в том же году вышла первая книга поэта «Пять столетий». Она интересна тем, что содержит стихи, написанные в Чите в 1920-1922 гг. – времени создания здесь группы «Творчество», в которой Незнамов играл не последнюю роль. Кумиром молодых забайкальцев тех лет стал В. Маяковский, и ему был посвящён седьмой (последний) номер журнала с таким же названием «Творчество». Выступал Незнамов в печати и с литературоведческими, и с театральными рецензиями в «Забайкальской нови», «Летописи Забайкалья». Во всех собраниях и митингах-дискуссиях о новом искусстве, о футуристах и их вожде В. Маяковском, что бурно проходили в 20-е годы в Чите, иногда по 5-6 часов не утихали споры, он принимал активное участие. В своё время Незнамовым была написана основательная статья о футуризме (от лат. Futurum – будущее). Следует отметить, что проблемы искусства волновали тогда мыслящих людей не только в столице, но и в провинции.

В 1922 году вместе с другими членами группы «Творчество» Незнамов переехал в Москву и вскоре стал секретарём «ЛЕФа» и другом первого поэта России. Он подготовил библиографию к первому изданию сочинений поэта, а позже (1939) написал мемуары «Маяковский в двадцатые годы». Это был огромный вклад в литературоведение.


Справка «ЧО»
Несколько странное название «ЛЕФ» означало «Левый фронт искусств». Созданное в Москве, это содружество выдвинуло главную задачу – «создание искусства как жизнеустроения», где художник становился мастером, выполняющим задания своего класса. Разработав теорию «социального заказа» и «революции формы», лефовцы стали отрицать художественно-познавательную функцию искусства, недооценивать классическое наследие, вести формалистические поиски. Входившие в эту организацию видные деятели литературы, критики и искусства, такие как поэты Н. Асеев, В. Каменский, Б. Пастернак и др.; художники А. Родченко, В. Татлин; критики и теоретики искусства В. Шкловский, О. Брик, С. Третьяков, Н. Чужак; кинодеятели Дзига Вертов и С. Эйзенштейн работали увлечённо и слаженно.



Лефовцы издавали с 1923 года свой журнал «Леф», затем с 1927 – «Новый Леф», через которые проводили в массы свои новые идеи, нередко ошибочно-утилитарные. В этой творческой атмосфере споров и дискуссий окреп характер нашего земляка, о котором оставили интереснейшие воспоминания его современники. Так, Виктор Шкловский, непререкаемый авторитет той поры, писал: «Был он человеком тихим и очень талантливым. У него было много стихов». Другой – известный советский поэт Николай Асеев отметил в нём точное, детальное воспроизведение действительности, сказав о том, что «он был даровитый поэт, принципиально преданный существовавшей тогда среди нас фактографии, т.е. обязательности отражения действительности в противоположность работе фантазии, выдумки… Это накинуло крепкую узду на его живое воображение».

Судьба подарила Незнамову встречи с яркими личностями своего времени, а сам он был всегда в гуще событий, начиная с юности, которая пришлась на годы Первой мировой войны, тогда он был штабс-капитаном артиллерии в царской армии. А в годы Второй мировой, когда ему было уже за 50, он без колебаний решил встать в ряды ополченцев. Волновался: возьмут ли его, памятуя службу в офицерских чинах дореволюционной эпохи. Уйдя добровольцем на фронт, он вскоре был убит под Москвой в октябре 1941 года…

Кто знает, что бы ещё яркого и интересного мог написать этот талантливый забайкалец-самородок, если б не война, ставшая для честного и открытого человека проявлением долга и мужества, война, унёсшая тысячи жизней лучших сынов России.

...творчество
Тема Родины, юной, обновлённой страны предстаёт в одном из лучших ранних его стихотворений «Россия», опубликованных в сборнике «Камены» (Чита, 1922), многие земляки знали наизусть его строки:

Тебя, тебя на всём скаку,
Какой запечатлеет мастер:
Слились и всадник и скакун
В таком невиданном
распластье!


Восторженно приветствуя все преобразования, поэт подчёркивает их значимость для дальнейшего развития молодой республики. Он создаёт динамичный образ Отечества, где пять послереволюционных лет равны пяти столетиям:

Какие ж там ещё недели
Напластывались ряд на ряд,
Коль век шагал на самом деле
От октября до октября.


Стихи поэта выходят на улицу, в них врывается голос масс, отражая чувство радости и сопричастности со всем происходящим в мире. Любуясь результатами труда современников, утверждая величие их дел, поэт создаёт оду кругобайкальской железной дороге:

Смотри, смотри: утёсам
тесно
От человеческих чудес!
Зато теперь стальные
петли
Локомотивам дали петь.


Региональный аспект его творчества отмечен и в ряде других его произведений, среди которых «Где-то под Агинском». Подчиняя мелодику стиха его смыслу, поэт точно передаёт движение поезда:

Сосна да пихта. Лес да лес,
Дана опушке горсть
домишек,
А поезд в гору лез да лез,
Разгромыхав лесные тиши.
А поезд мерно – лязг да лязг –
Всё лез да лез, да резал круги,
С тишайшим лесом поделясь
Железной песней – самой
лучшей.


Можно заметить рад неологизмов, свойственных футуристическим изысканиям. Испытав в своё время сильное влияние футуристов, основой которых было ощущение «неизбежности крушения старья» (Маяковский), он не ограничился только его идеалами, а органически связал своё творчество с классиками русской литературы Пушкиным, Некрасовым, Блоком. Глубоко символичны названия многих его стихотворений: «Зарево песен», «Хорошо на улице», «Стихи на удар» и др. Любопытен опыт создания им поэмы, требующей особого подхода к изображению картин и характеров. Приведём отрывок из популярной поэмы «Мичурин»:

Страна растёт,
А не за веком тащится.
Социализм – не басни и не
сказка,
Социализм – реальная
задачища
В Москве, в Уфе, Иркутске и
Актарске.


Цельный и самобытный поэт Пётр Васильевич Лежанкин (Незнамов) стал одним из первых, кто вместе с К. Седых открыл поэтическую страницу в антологии забайкальской литературы XX века.

Все материалы рубрики "Читаем"

 


Людмила Полетаева,
культуролог

«Читинское обозрение»
№4 (1592) // 22.01.2020 г.



Вернуться на главную страницy

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).