Можно ли что-нибудь великолепнее представить?

Попав сюда весной 1772 года, Паллас оставил одно из самых первых описаний забайкальской природы


«Я не знаю, можно ли что-нибудь великолепнее представить, как сии крутые… и безлесныя горы, коих полуденная сторона цветами сибирского черносливу, полуночная же цветущим Rhododendron dauricum с верху до подошвы вишнёво-пурпуровым цветом одевались. Во всю мою дорогу я подобного сему, будто вымышленнаго, места не видывал». 

Этому тексту уже почти 250 лет. Кажется, что его автору не хватает слов, чтобы выразить впечатление от цветущих кустарников, покрывающих забайкальские сопки. А ведь пишет человек, повидавший многое, проехавший всю Россию и живший в разных странах. Не побоимся этого слова, великий Пётр Симон Паллас, один из самых знаменитых российских путешественников и учёных, академик и настоящий энциклопедист. Во время своей знаменитой экспедиции по разным провинциям Российской империи он посетил и наше Забайкалье. Попав сюда весной 1772 года, Паллас оставил одно из самых первых описаний забайкальской природы, где сквозь сухие строки учёного прорываются эмоции путешественника, восхищённого красотой открывшихся просторов.

Главные источники восхищения здесь – замечательные забайкальские кустарники-первоцветы. Первый из них Паллас неслучайно назвал черносливом. У нас в Забайкалье его и сейчас частенько так именуют. Используют ещё слово персик, хотя научное название этого растения – абрикос сибирский. Да и сам Паллас пишет: «Прекрасный сей кустарничек, неотменно некоторое сходствие с садовыми априкозами имеющий, называется в Даурии по-русски черносливом; собою застилает почти большую часть обнажённых гор».

Со времён Палласа наши земляки привыкли не просто любоваться абрикосом по склонам сопок, но и постарались ввести это растение в культуру. Сибирский абрикос нередок в озеленении на улицах Читы, попадается во дворах и на дачных участках. Его весеннее цветение с голыми ветвями, усыпанными нежно-розовыми цветками, мало кого оставляет равнодушным. Мне оно напоминает традиционный японский праздник любования цветущей сакурой – не очень дальней родственницей нашего абрикоса. Может быть, когда-нибудь в Чите появится свой абрикосовый парк, куда горожане будут приходить для любования раскрывающимися бутонами или полётом лепестков на весеннем ветру. Пока же абрикоса у нас маловато. Побольше бы его высаживать, ведь это растение можно смело считать одним из символов нашего края.

Наблюдательный путешественник отметил, что в забайкальской лесостепи только южные склоны сопок покрыты абрикосом, в то время как северные («полуночные») – заняты рододендроном даурским, называемым у нас просто багулом или багульником, – ещё одним символом Забайкалья.

Если когда-нибудь вблизи Читы появится нормальный лесопарк (давняя и, кажется, почти безнадёжная мечта многих горожан), там нужно обязательно предусмотреть участок, где посетители могли бы любоваться весенним цветением багульника. А может быть, и вспомнить строчки забайкальского поэта Геннадия Головатого:

Солнце бросит лучи
в склоны сопок малиновые...
Если б раз вы увидели
на рассвете багул!..


Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 

 

Олег Корсун
Фото автора
«Читинское обозрение»
№20 (1608) // 13.05.2020 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).