Хоть ты с ватой, хоть без ваты, всё равно тебя люблю!

Ребёнок творит, слушая речь старших – родителей, родственников


Генетически близкие нам гориллы, орангутанги, шимпанзе, бонобо близки нам и по уровню интеллекта, но рассказать о своём задушевно-обезьяньем не могут. Потрясла меня и поэтому запомнилась история одной самки шимпанзе – жертвы браконьеров, напавших на стадо.

Чудом её, детёныша, спасли биологи, занимавшиеся возвращением обезьян в природу. Учёные и студенты экспериментировали общение знаками. Обезьянка привязалась к одной студентке из Германии, бывшей в этом «питомнике» три года. Когда бывшая студентка вернулась в родные африканские места, она встретила свою воспитанницу уже в стаде и занимающей в нём одну из доминантных позиций. Так вот, после сердечных объятий и разных дамских объяснений шимпанзе показала ей знаками: «Забери меня отсюда!».

Везёт же людям! Мы чрезвычайно ценим речь возможностью общения с себе подобными. А уж когда малыши начинают переходить от писка, вяканья, хныканья и прочих видов рыданий и плача к элементарным «ма», «па», «ба», чья родительская или родственная душа не умиляется! Ребёнок социализируется – становится человеком! Ребёнок творит, слушая речь старших – родителей, родственников, детей повзрослее. Поэтому усвоению речи детьми грозит и мешает сюсюканье взрослых, особенно этим грешит разновозрастная «прекрасная половина человечества». Какие образцы для подражания даёте, фу! и фи! (на ваш выбор), сударыни!

Был свидетелем, когда трёхлетняя девица послала, вызвав взрыв родительского восторга, собеседниц примерно её же возраста с бабушкой во главе по всероссийскому адресу. Социализация, называется...

Обычно набор средств для общения особенно активно происходит в возрасте от двух до пяти лет, после чего затихает – ребёнок может практически сказать всё, что ему нужно, тогда будут, конечно, разные заусеницы и трудности, но легко исправляемые и решаемые. Перлы же словотворчества остаются позади, иногда бывает, даже и пожалеешь, что родимое чадо не выдает на-гора что-нибудь эдакое «гениальное»!



Вполне понятно, что такой благодарный, с шедеврами возраст – от двух до пяти – привлекал и привлекает учёных и писателей. Как тут не вспомнить незабенного Корнея Чуковского, написавшего книгу именно с таким названием – «От двух до пяти». Сам читал с удовольствием – лингвист, чего уж там – несколько раз и другим советую хотя бы раз. Как, впрочем, здесь и не процитировать его в нужных местах.

«Ребёнок бессознательно требует, чтобы в звуке был смысл, чтобы в слове был осязаемый образ и смысл; а если этого нет, ребёнок сам придаст непонятному слову желательный образ и смысл. Вентилятор у него – вертилятор. Паутина у него – паукина. Пружинка – кружинка. Буравчик – дырявчик. Эскаватор – песковатор. Коклю́ш – кашлю́ш».

А вот что рассказывает Корней Иванович о своей родной Муре, о которой он часто вспоминает, героине и вдохновительнице (конечно, в некоторой степени) его творчества. «Трёхлетняя Мура вбежала ко мне и сказала: – Мама просит мазелин! – Какой мазелин? Оказалось, что её послали принести вазелин. Но вазелин для неё мёртвое слово, и вот по дороге из комнаты в комнату она незаметно для себя оживила и осмыслила его, так как и заключается существо вазелина, что это мазь, которой можно мазать. Другой ребёнок по той же причине назвал губную помаду – губная помаза».

Самое время вспомнить собственную дщерь – достопочтенную Марию Николаевну, в простоте – Мурку, Маню и всяко иначе. В том же возрасте покушалась она на российскую грамматику, а точнее – на склонение существительных. Как-то возлюбила она до страсти «блоф» (плов) и огурцы, но почему-то в именительном падеже он у неё был «огурц» и никак иначе. Ограничусь поверхностным наблюдением.

Просклоняем этот «огурец» в единственном числе: огурец – огурц-а, огурц-у, огурец, огурц-ом, огурц-е, тогда с какой стати огурец? – огурц, конечно!

Большинство падежей проголосовало за «огурц» – 4.
Кто против? – 2.
Воздержался? – 1, автор статьи – один из авторов ребёнка и заинтересованная сторона, шучу!

Так голосуют в индивидуальной детской грамматике.

Даже мы, взрослые, в разговоре мало используем прилагательные, другое дело – письменная речь. Дети это чувствуют и по возрастной «бесписьменности» их мало употребляют: «–Жмутные туфли. – Дочкастая мамаша. – Зоопарченный сторож. – Грозительный палец.– Лопнутая бутылка. – Наше радио очень оручее. – Махучий хвост». Хотя, впрочем, «лопнутую бутылку» я встречал и во взрослой речи, видно, укрепилась со времени Чуковского на почве алкоголических возлияний и страданий.

Непонятый смысл услышанного ребёнком слова или выражения он привязывает к своему очень маленькому языковому опыту, отсюда курьёзы. Ещё забавнее поступила в подобном случае четырёхлетняя Наташа. Услышала она песню взрослой соседки с весьма амурными порывами: «Хоть ты сватай, хоть не сватай, Всё равно тебя люблю…» – и спела её на следующий день своей кукле: «Хоть ты с ватой, хоть без ваты, Всё равно тебя люблю».

На бессознательном уровне ребёнок чувствует, что в основе высказывания – глагол, глагольность, которые он расширяет за пределы нашего, «взрослого» запаса, и создаёт собственные глагольные перлы. От него во всякое время можно услышать: «Отскорлупай мне яйцо. – Замолоточь этот гвоздик. – Бумага откнопкалась. – Я защёкала карамельку. – Я намакоронился. – Я уже начаёпился».

По тому же Чуковскому «…в возрасте около года запас слов у ребёнка исчисляется единицами; к концу второго года достигает двухсот пятидесяти – трёхсот слов, а к концу третьяго года доходит до тысячи, то есть сразу, всего за один год ребёнок утраивает свой словарный запас, после чего накопление слов происходит уже более медленно. То же относится и к грамматическим формам, которыми овладевает в ту пору ребёнок. Когда-то я попробовал сделать приблизительный подсчёт этих форм (склонение, спряжение, функции приставок и суффиксов). У меня их получилось не меньше семидесяти. И все эти «генерализаторы», образующиеся в мозгу ребёнка раз навсегда, на всю жизнь, возникают в наибольшем количестве в возрасте от трёх до четырёх, когда лингвистическая одарённость ребёнка проявляется с особенной силой».

Уверен, что читателям газеты вспомнится что-то любопытное из своего опыта, заставит улыбнуться и «посудачить кой о чём» (Пушкин). А пока представляю более свежие примеры из «Новой газеты» конца 2007 – начала 2008 гг. (см. толковый словарь). Ну, что за прелесть Катрин Кашайкина и др.!


Толковый словарь

С детского на взрослый


Екатерина Кашайкина, 13 месяцев

Бабука – Бабушка
Пока-пока – Пока-пока
Кака? (вопросительно) – Это бяка, бросить?
Кака! (требовательно) – 1. Кака
                                            2. Мусор, грязь, что-то упав- шее на пол или что-то уже                                                        лежащее на полу, или вообще всё на полу, включая пролитое и                                              брошенное самой
Папа, кака – на! – Папа, возьми грязный памперс!
Кака-покака – 1. Я покакала
                        
2. Нашкодничала (например, разбросала вещи и орёт, показывая пальцем                            «кака-покака!»)
Нинь-ня! – Нельзя!
Так? – 1. Да?
            
2. Так делать?
На! – Дай!
Ва — Ваня (кузен)
Катя — 1. Сама Катя Кашайкина
               
2. Фотография Кати Кашайкиной
               
3. Фотография любой женщины вообще
               
4. Вообще любая фотография
Мама, але! (протягивая трубку) – Позвони маме!
ПААААКААААА!!!!! (очень громко, кричится на выходе из общественного места, например, магазина или кафе) – Всем спасибо, все свободны, мир, я тебя люблю!

А вот примеры словотворчества чад двух-трёх лет:

Калаласа кавась – конфету открой. Тында – телевизор. Тында Пух – посмотреть Винни-Пуха по телевизору. Китьё – глубокий водоём, где может быть рыба (то есть киты). Кась – красивая. Пубок – пупок. Кака – кетчуп. Пи – медведь. Заст – здравствуйте. Пубка Гоб – Губка Боб. Паябль – корабль. Акамары – макароны. Макаморы – макароны. Пубок Огня – «Гарри Поттер и Кубок огня». Паля – упала. Ядыки – ягоды, икра. Глыба – рыба. Анагнад – виноград. Атачок – Пятачок. Палбаска – колбаска. Пубуста – капуста. Адьюха – Андрюха. Писесса – принцесса. Войх – волк. Койку – лошадь. Путер –компьютер. Ко – колбаса. Со – молоко. Мопа – кнопка. Сью – суп. Мусь – кошка. Бумбу – машина. Мысся – мыться. Дасе – дальше. Сядь – возьми меня на колени.

В четыре с половиной годика Слава Жаденов научился писать и нарисовал комикс про богатыря. На первой картинке богатырь едет в шлеме на лошадке. На второй — лежат шлем и косточки. Подпись гласила: «Ехал ехал вот и нет».

Домашнее задание!
Проверьте, хорошо ли вы усвоили детский язык! Как звали воспитательницу детского сада, если ребёнок называл её Комар Гариловна! Ответы присылайте любым удобным способом!


Все материалы рубрики "Наши дети"
 


Николай Епишкин,
переводчик

«Читинское обозрение»
№23 (1559) // 05.06.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).