Две страны — одна река?

На границе нашего края с Монголией назревает конфликт, который имеет экологические причины


Грустно говорить, но на границе нашего края с соседней и такой близкой для многих забайкальцев Монголией назревает конфликт. Как это в мире случается всё чаще за последнее время, конфликт имеет экологические причины и обозначается словом Улдза.

Так в России называется длинная, но обычно мелкая, а временами даже полупересыхающая река, которую делят оба наши государства. Больше 400 км Улдза (по монгольски Улз-Гол) петляет по степям Монголии, пока, наконец, не прорывается на севере через российскую границу, где спустя ещё 16 км заполняет своей водой самые крупные водоёмы Забайкалья — Торейские озёра. В сухие годы река несёт мало воды или совсем теряется, не достигнув устья. Тогда озёра пересыхают, и их дно зарастает неприхотливыми травами, чуть скрывающими белые пятна солончаков. Спустя несколько лет наступает влажный период, и ставшая полноводной Улдза орошает землю, восстанавливая Тореи. Это полностью меняет жизнь людей и животных по берегам озёр. Обилие воды как магнитом притягивает сюда миллионы птиц — и перелётных и гнездящихся. На островах возникают оживлённые птичьи базары, в которых участвует, например, реликтовая чайка — редчайшая их всех чаек мира. В тростниках прячутся краснокнижные даурские журавли и гуси-сухоносы. Со всех южных районов съезжаются рыбаки за торейским карасём — некрупным, но невероятно многочисленным. Озёра так велики, что здесь не тесно никому. Ни Даурскому заповеднику, изучающему редких журавлей на одном берегу, в то время как на другом в молочно-белой воде купаются отдыхающие. Ни местным чабанам, чьи коровы и верблюды пьют воду рядом с дикими антилопами-дзеренами.

Десятилетие за десятилетием засуха сменяла благополучные годы, озёра то высыхали, то наполнялись вновь, приучая людей и животных к естественным природным ритмам, так похожим на биение чьего-то гигантского сердца в самом центре Азии. А потом наши соседи решили, что улдзинская вода им нужнее и затеяли недалеко от границы строительство плотины длиной 700 м. Небольшая степная речка должна наполнить водохранилище объёмом в треть читинского Кенона. Жарким летом испарение с поверхности этого водоёма будет настолько велико, что сейчас даже трудно представить, столько воды потом останется нашим Тореям даже не в самые сухие годы. И дойдёт ли эта вода в Россию вообще?

Официально соседи заявляют, что водохранилище нужно для сельского хозяйства, но экологи уверены, что за этим проектом стоит лобби горнодобывающей промышленности. К слову, лишь совсем недавно России удалось остановить монгольский проект строительства нескольких плотин в бассейне реки Селенги, питающей Байкал. И вот история повторяется опять.

Беспокойство экологов уже нашло ответ в крае — Улдзой занялся губернатор. Но это проблема международного уровня, и усилий одного региона явно недостаточно. Поэтому важно, чтобы федеральные власти начали переговоры об использовании наших трансграничных вод, которые нужны обеим странам, и нашли общий язык с монгольскими соседями.
Сердце Азии должно биться без перебоев.

Читайте также: "Улдза и Тореи"

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
Фото из архива автора
«Читинское обозрение»
№42 (1630) // 14.10.2020 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).