Золото Вершино-Дарасуна

Страсти вокруг реки Жарча показали, что с населением у нас работать не хотят или… не умеют


История связана с золотодобывающей компанией «Нергеопром», которая намеревалась разрабатывать Жарчинское водохранилище в девяти километрах от населённого пункта. Почти шесть тысяч человек могли лишиться единственного источника воды – реки Жарча.

Налоги  
Когда мы прибыли в посёлок в Тунгокоченском районе экологическим пресс-клубом «Берлога», местные мужчины оставили домашние дела. Стали по одному подходить в здание администрации. Все они с горнорудкой в районе знакомы не понаслышке – золото рыли их деды и отцы, добывали они его и сами. Жалобы полились рекой.

Первое, на что пожаловалась Зинаида Бидун, председатель Совета депутатов Тунгокоченского района то, что «Нергеопром» зарегистрирована в Нерчинске, и, конечно, все налоги будут уходить туда. Налоговый вопрос жительница посёлка Ксения Чеберяк поднимала перед рабочей группой правительства Забайкальского края, которая работала по случаю недавней забастовки шахтёров в Вершино-Дарасуне. «Я подняла это вопрос: почему наша экология страдает, а налоги отчисляются в Нерчинск? Нам пообещали этот вопрос решить». Вопрос остался без ответа.

А потом как?
Много претензий у жителей к рекультивации, которую, утверждают они, компания не проводит или проводит спустя рукава. «Своими глазами я её не видела, в районной газете вышла заметка, что сделали опережающую рекультивацию. В Урульгу мы ездили – ничего не заметили. В аукционных документах указано, что вода техническая, потому что не готовы документы на санитарно-охранную зону посёлка. Тут считаю, большая ошибка местной администрации, которая так и не нашла человека, который занялся бы оформлением документов». Почему же местные власти не шевелятся, ведь документ этот очень важен?

Согласно документам, при ухудшении качества или уменьшения количества воды, компания «Нергеопром» обязуется предоставить альтернативный источник водоснабжения.  «Вот есть у нас посёлок Байкал, там есть скважина, из которой развозят воду по водобудкам, там продают по четыре рубля за ведро. Но ведь у нас есть ещё больница, школы, благоустроенные дома – они все пользуются водой из Жарчи. Сейчас-то она качается из реки с помощью насосных станций, и поставляется по водопроводу. А потом как?» - задалась тогда вопросом Ксения.  



Золото или люди
Не выдержал и перебил Ксению Николай Чернядьев, шахтёр с многолетним стажем, подсаживаясь за стол: «Осталось уничтожить последний водоём в районе, и на посёлке можно ставить крест. Они влетели в санитарную зону посёлка, и никто их не остановил». Останавливать любого, кто посягнётся на родные места, население намерено без вмешательства властей. Например, Николай вместе с местными мужиками убрали колышки, которыми была размечена вершина Жарчи. «Ещё нет лицензии, а они уже поставили столбы, натянули ленту. Мы убрали этот хлам. Я так и говорю, что туда они не заедут. Надо будет, дойдём до вооруженного восстания. Стрелять мы умеем. Мы говорили об этом Кулакову», - режет воздух ладонью Чернядьев.  Однако и такие радикальные заявления, к удивлению, не были никем замечены.

Неоднократно жители поселка обращались на центральные каналы, писали письма Президенту, Росприроднадзор, природоохранную прокуратуру, разные министерства – результатов нет. «У нас остались только те, кто уезжать отсюда никуда не собирается. Кому надо –уехали давно. Нас расселят всех в несколько пятиэтажек, а на нашей земле сделают вахтовый посёлок. Здесь золото! Все всегда знали, что у нас его много, что это стратегический запас. Сейчас его взялись рыть. В 80-х годах была разведка, которая показала, что предыдущие сто лет отработки месторождения подсекли на 1200 метров основную жилу  - «мать-жилу», - начал распаляться Дмитрий Троцкий, ещё один активист посёлка Вершино-Дарасун, имеющий 20-летний стаж работы в горнорудной промышленности.

Что в итоге?
Вот так агрессивно настроены были люди в Вершино-Дарасуне на момент нашего визита в поселок. Ни с властью Забайкалья, ни с директором «Нергеопром» население по своему вопросу не встречалось. Никто даже не попытался снизить социальную напряженность, выйти на прямой диалог. Почему забайкальцы остаются один на один со своими проблемами?

И только в декабре неожиданно директор «Нергеопром» Владимир Забелин заявил об отказе от лицензии по разработке золоторудного месторождения на реке Жарча. В телефонном разговоре с корреспондентом «ЧО» Владимир Анатольевич пояснил, что, согласно лицензии, компания должна была найти альтернативный источник питьевой воды, которой, как нам уже известно от местного населения, в Вершино-Дарасуне нет. По словам Забелина, этот вопрос прорабатывался с «Читагеомониторингом», «Росприроднадзором». Заключением стал отказ от лицензии: при разработке месторождения река будет загрязняться, как и водохранилище.

Однако «лакомый кусочек» (лицензия на разработку) может быть в следующем году снова выставлен на аукцион «Роснедрами». Сегодня компания «Нергеопром» занимается подготовкой документов для подачи их в суд, чтобы исключить данную лицензию из перечня объектов, подлежащих выставлению на аукцион. Каков будет результат – покажет время. Пока же Вершино-Дарасун «вздохнул» с облегчением, только неприятным осадком осталось то, что должного внимания к их проблеме почти никто не проявил.   

Поездка в Тунгокоченский район состоялась при поддержке Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы.


Все материалы рубрики "Темы"
 


Ольга Чеузова
Фото Екатерины Филипповой
«Читинское обозрение»
19.12.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).