Поляки оказались вне закона

9 августа 1937 года утверждён приказ о ликвидации польских шпионских групп и «Польской организации войсковой»


9 августа 1937 года Политбюро ЦК ВКП (б) утвердило приказ Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) СССР о ликвидации польских диверсионно-шпионских групп и организаций «Польской организации войсковой» (ПОВ).

Этот приказ появился накануне 8 августа, назывался он «Об операции по репрессированию членов «ПОВ», военнопленных польской армии, перебежчиков из Польши, политэмигрантов и политобменных из Польши, бывших членов ППС и других польских политических партий».

11 августа появился ещё один оперативный приказ НКВД, который определял операцию против поляков – граждан СССР как операцию против «польской разведки». По сути, этими решениями партии и НКВД всех поляков оптом зачислили в число польских шпионов. Первый этап операции начался 20 августа и продлился три месяца. На территории Советского Союза были арестованы и осуждены 106 666 человек, 84 471 из них расстреляли.

В образованной в сентябре 1937 года Читинской области управление НКВД под руководством Григория Хорхорина наряду с прочими (уничтожали бывших белогвардейцев и красных партизан, кулаков и казаков, русских крестьян, рабочих и интеллигентов, бурят, китайцев, евреев, немцев, венгров и даже греков) в «машину уничтожения» бросили и поляков.

По данным составителей седьмого тома «Книги памяти жертв политических репрессий в Восточном Забайкалье», в Читинской области, по данным на 1 января 1938 года, было арестовано 368 поляков.

Но затем последовали следующие этапы. И многих арестовали в январе-апреле 1938 года. Активные репрессии среди представителей этой диаспоры продолжались до ноября 1938 года. По СССР было арестовано ещё более 30 тысяч поляков или людей, имевших какие-то связи с Польшей. Известный забайкальский историк Владимир Василевский в своей книге «Трагическая страница забайкальской истории», изданной в 2012 году, писал о том, что «поляки, фактически, оказались вне закона». В качестве примера он привёл высказывание начальника 2-го отделения дорожно-транспортного отдела (ДТО) НКВД железной дороги им. Молотова (так в 1937 году именовалась Забайкальская железная дорога), внушавшего своим подчинённым, что все поляки, «проживающие на территории СССР, являются шпионами».

А на этой дороге с дореволюционных времён действительно работало много поляков. Вот и начали их арестовывать и ставить к стенке, приводя в исполнения «высшую меру наказания», как именовали в официальных документах расстрел. Так, в ноябре были арестованы дорожный мастер Шилкинской дистанции пути Станислав Бабицкий, его коллега с Карымской дистанции Карл Антоневич, братья Барановские, старший Пётр работал в депо станции Хилок помощником машиниста, младший Александр – главным кондуктором Карымского резерва проводников... В декабре арестовали ремонтного рабочего со станции Баляга Фадея Алехновича, машиниста паровоза Сергея Барановского, слесаря станции Зилово Ивана Быстрицкого, машиниста этой же станции Владимира Винцуна... Практически все они были расстреляны или умерли в ходе «следствия».

Они были разными. Братья Антон и Степан Адамские трудились простыми кузнецами на селе. Николай Андрушкевич жил в Чите и был бухгалтером. Инструктором по бурению на Хапчеранговском оловокомбинате работал Станислав Анчак. Семён Белинский в 1910-1911 годах служил стрелком в жандармском корпусе. А бывший красный партизан Антон Богуш принял в 1930 году участие в Тыргетуйском крестьянском восстании против коллективизации, был осуждён, отсидел, вышел, в 1937 году вновь был арестован. 60-летний сторож Августин Брановицкий царским правительством был награждён тремя серебряными медалями за усердную работу. А вот Иосиф Бреш был убеждённым противником царского режима. Отбывал в Забайкалье политическую ссылку, в годы гражданской войны – красный партизан, кандидат в члены ВКП(б). Красногвардейцем был и бывший эсер-максималист, трудившийся в 1937 году слесарем в краеведческом музее Антон Вишневский. А Михаил Буткевич был актёром Читинского театра музыкальной комедии. Все в тот период арестованы и расстреляны. Их объединяло только одно – они были поляками.

Они были в числе тех 11 тысяч 110 человек самых разных национальностей, что были расстреляны в Читинской области в 1937-1938 годах. Многие из них были тайно погребены около Читы, недалеко от села Смоленка, где теперь находится Мемориал памяти этих безвинных жертв сталинских репрессий.
9 августа является ещё и Днём памяти жертв политических репрессий в Забайкалье. Изучение того страшного периода всё ещё продолжается.

Все материалы рубрики:
«Этот день в истории»
 

Александр Баринов
«Читинское обозрение»
№32 (1464) // 09.08.2017 г.

Вернуться на главную страницу

 

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).