Дважды бездомные?

Общественная организация помощи социально неблагополучным гражданам «Родная земля» может оказаться на улице


История похожа на рязановские «Небеса обетованные»: те же люди, выброшенные случаем, болезнью, пьянством или бессердечием родных за борт жизни. Те же добрые герои, что пытаются им помочь. И недобрые, которые считают, что неимущие недостойны даже этого «ничего». А правда, как всегда, где-то посередине...



Бардам оно надо?
В 2012 году несколько членов социально-экологического движения «Великий Исток» (поэты, музыканты, просто любители авторской песни), встревоженные судьбой Отечества, решили помочь «самой презираемой, несчастной и заброшенной группе населения края».



– Принцип оказания помощи прост: найти им такую работу, где они смогут жить, или помочь связаться с семьёй, поддержать в решении других проблем. Нашли работодателей: сельскохозяйственную артель «Талачинская» и предприятие грузчиков «Атлант». На многие объекты требовались сторожа с проживанием. Тех, кто не мог перестать пить, отказаться от наркотиков, мы направляли в наркологический диспансер на лечение, – рассказывает руководитель «Родной земли» Марина Мыльникова. – Дело пошло. Общественность откликнулась: несли посуду, вещи, продукты, помогали искать работу. Помогали православная церковь, состоятельные читинцы, представители власти, полиции, здравоохранения...

Марина Сергеевна – врач-терапевт, педагог дополнительного образования. Окончила факультет станковой живописи и графики Московского народного университета искусств. Чтобы возмущение сложившимися в стране порядками (по вырубке лесов, воспитанию молодёжи) не ограничивалось кухонными разговорами, несколько лет назад баллотировалась в депутаты. Про таких говорят: человек с активной жизненной позицией. Бездомные благодаря таким, как она, получили временное пристанище – организации было выделено здание по ул. Каларской, 33 (Антипиха), уже служившее в своё время тем же целям. 

– Раньше в здании находилось общежитие силикатного завода, потом отделение наркологического диспансера, затем – до 2000 года – приют для бездомных. В 2000 году в приют пришла комиссия и обнаружила, что работает кухня, уборщицы, дворник, охрана, заведующий и медсестра, но во всём учреждении содержится единственный бомж. Учреждение закрыли. Треснул отопительный котёл, и восстановить его не смогли, – объясняет Марина Сергеевна.

Из-за непомерного объёма ремонтных работ покупателей на здание не нашлось, и больше десяти лет, обогреваясь печкой и двумя электронагревателями, махину эксплуатировал столяр С. Сорокин. 

Таким оно и досталось «Родной земле» – без отопления, без туалета, захламлённое столярными отходами. В порядок «обитель» приводили всем миром. И бродяги, на которых общественность ставит крест, тоже помогали – кто копейками с пенсии по инвалидности, кто руками. 



– Далеко не все бомжи пьют, – уверяет Марина Сергеевна. – Среди наших постояльцев много достойных людей. Есть ветеран боевых действий, 12 лет отдавший служению России. Есть женщина, воспитавшая девять детей. Есть два инвалида, которым полагается внеочередная и дополнительная жилплощадь по состоянию здоровья. Есть пожилой человек, который полвека работал, а на старости лишился комнаты в общежитии...



Руководитель организации не скрывает, что проблем в «уличном» коллективе тоже предостаточно. Особенно трудно пришлось с теми, кто вышел из мест заключения и пытался ввести подобные тюремным порядки в приюте. Защищать бездомных бывшему терапевту пришлось даже от криминальных авторитетов.



Зима тоже напирала – вымораживала ветхое здание, которое по-прежнему обогревалось электроэнергией. Стоимость её в Забайкалье, да ещё в городе, сами знаете, какая. Администрация края дважды выделяла субсидии, но их львиную долю «съедали» счета за электричество. Умерить аппетит счётчика могли угольный котёл и новая система отопления.

...а властям?
Народные избранники не остались в стороне. В 2013 году Александр Сапожников, баллотировавшийся тогда в Заксобрание края, отдал организации свой старый отопительный котёл. По мощности котёл всё здание потянуть не мог, поэтому казённое предприятие «Государственное недвижимое имущество» (ему принадлежит здание) разрешило восстановить пристройку, возведённую когда-то наркологическим диспансером под туалеты и умывальную. В планы капитального строительства пристройка не была включена, позже – задолго до передачи здания «Родной земле» – её снесли, оставив лишь туалет; теперь её надо восстановить, чтобы разместить кочегарку, уборную и комнату для душа.
Впрочем, остальное – от первого лица.

От первого лица
– Было оговорено, что стены для душа мы сделаем дощатыми, а кочегарку поставим толщиной в полкирпича, – рассказывает Марина Мыльникова. – Весь текущий ремонт и улучшения мы производили на основании устных соглашений с руководством КП «Государственное недвижимое имущество» в лице Жарникова Анатолия Викторовича. В апреле 2015 года я попросила его выдать нам разрешение на сооружение некапитальной пристройки, уже доведённой до крыши. На всякий случай. Тогда же я обратилась в департамент государственного имущества и земельных отношений с просьбой разрешить продать нам здание. Просьбу удовлетворили, направили разрешение в КП «Государственное недвижимое имущество». Пристройка автоматически перешла бы к нам, и никаких проблем с технической документацией не могло возникнуть. Жарников сказал обозначить на чертеже расположение котла, туалета, душа и принести на подпись. Прошло две недели, и тут вместо Жарникова в КП «Государственное недвижимое имущество» был назначен Александр Михайлович Сапожников, к тому времени ставший депутатом городской Думы. Обнаружив, что здание разрешено продать, он запретил сооружение пристройки. Туалет, душ, кочегарка оказались замороженными в прямом и переносном смысле. Наши затраты на электроотопление остались неподъёмными, но при этом мы уже потратили труд, время, деньги и материалы на сооружение пристройки. Долг за электричество стал «законным» поводом выбросить людей – инвалидов и престарелых – на улицу.

Как отрезали...
14 января 2016 года в здании отключили электричество. Через час, когда от «Родной земли» позвонили в полицию, включили вновь. В середине февраля уведомили об отключении официально, но на этот стражи порядка уже отвечали на обращение, что не только не вступятся за права людей, но и посоветуют предприятию прекратить эксплуатацию здания из-за проблем с электропроводкой. 

– Если бы нам не запретили сооружение пристройки под кочегарку, мы бы не тратили по 120 тысяч рублей в зиму на электричество, и пять раз уже могли бы поменять проводку, – констатирует Марина Мыльникова. И недоумевает: долги за электричество есть и у других, в том числе бюджетных организаций. Не отключают же. – Дали б нам хотя бы 10 месяцев ещё – погасим задолженность. 

Как водится у нас в России, за помощью пришлось обращаться к самому президенту. Потому что «очень жаль людей, которым уже казалось, что они обрели дом. Проживание в государственном социальном приюте завершается вместе с отопительным сезоном 15 мая. А куда им идти после 15 мая? На городские клумбы?».



Возникают вопросы и другого рода: почему казакам, которые «нуждаются не в реабилитации, а в тусовке», предоставили здание министерства культуры, пусть ветхое, но не в таком же состоянии, каким было здание на Каларской? Почему администрация края два года помогает в работе по нерелигиозной реабилитации бездомных (в этом году, например, выделила средства для кабинета медицинской реабилитации, оборудование уже закуплено, да поставить негде), а хозяева здания на Каларской привлекают к их выселению пожарных, электриков, полицийских? 

– Нам предложено перейти в ведомство министерства труда и соцзащиты вместе со зданием. Но это ведомство уже пыталось избавиться от нас на основании, что нет туалета, комнаты женской гигиены, не хватает вёдер. И даже... предложило оштрафовать нас через Роспотребнадзор! – говорит Марина Мыльникова.

Активисты-юмористы (куда тут без юмора?) в ответ заметили, что для женщин, проживающих в системе канализации ТГК-14, тоже должны быть комнаты гигиены, раз уж они там живут, так что пусть Роспотребнадзор штрафует и теплогенерирующую компанию заодно... Что касается качества электропроводки, ставшей одним из камней преткновения, то почему надзорные органы не заглядывали к столяру, который 14 лет (!) пользовался ею же, только здание было засыпано стружкой и опилками...

Но где тонко, там рвётся. Даже отсутствие актов о побелке и покраске стали основанием признать ремонт незаконным. 

– Мы обращаемся к общественности с просьбой заступиться за нас. Тонуть в жизненном море страшно, и по-человечески протянуть руку и помочь тонущим может только другой живой человек, чувствующий чужую боль. А бездомным может стать каждый. От этого не застрахован ни чиновник, ни полицейский, ни депутат, – взывает Марина Мыльникова.

«Да никто их не выселяет!»
Так комментирует ситуацию Александр Сапожников, директор КП «Государственное недвижимое имущество», что в своё время отдал «Родной земле» отопительный котёл, а теперь попал в виноватые. 
– О выселении речи нет, – повторяет он. – Дело в долгах за электроэнергию. Больших долгах!

Насчёт альтернативы отоплению электричеством замечает: по договору общественники брали на себя обязательство восстановить отопление самостоятельно. С этим не спорят и в «Родной земле». Но восстанавливать отопление не на что. Во многом из-за тех самых долгов. И рассчитываться по ним пока тоже нечем.
– Им предлагали рассрочку, – добавляет Александр Михайлович. – Не соглашаются.

Между сторонами чувствуется конфликт. И каждая права по-своему. В конце концов, у любого из нас, не посмотрев на малых детей и материальное положение, электричество отключат и за меньшую просрочку. 

– Дело хорошее, бездомными надо заниматься, и, слава Богу, что добрые люди нашлись, – признаёт Лариса Андрусова, первый заместитель Александра Сапожникова. – Но при наших суровых зимах содержать здание площадью за две сотни квадратных метров без постоянного (значительного!) дохода почти невозможно. Отсюда долги, которые не позволяют им даже заменить электропроводку. А она находится в таком ужасающем состоянии, что всё это чревато трагедией.

Мы со своей стороны старались им помочь. Вот почему их так быстро подключили к электросетям после январского отключения? Потому что мы пошли и погасили часть долга. Из собственных средств! В итоге получили повестку в прокуратору по жалобе...

Единственным выходом в сложившейся ситуации в казённом предприятии считают передачу приюта под крыло краевого министерства социальной защиты населения. Не расформировывать и расселять бездомных людей по соцучреждениям, а именно перейти под крыло министерства. Но официальные обращения в ведомство по этому поводу остаются без ответа. 

Незаметно пролетит лето, и впереди призрачно, но верно снова замаячит зима. Жалко бродяг, которые сделали шаг к нормальному существованию, а теперь снова оказались на шатком мостке. 
Правда, как заверяет Александр Сапожников, «о выселении речи нет». Значит, пока ещё есть надежда.

Все материалы рубрики "Темы"

 


Елена Сластина
Фото Евгения Епанчинцева

«Читинское обозрение»
№14 (1394) // 6.04.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).