Красное дерево

Название какого известного забайкальского растения переводится как «красное дерево»?


Отгадайте загадку. Название какого всем известного забайкальского растения переводится как «красное дерево»? При том, что в нём ничего красного вовсе и нет.

Или о нём же. Какой крупный забайкальский кустарник остаётся вечнозелёным, и многие его листочки повторно зеленеют после нашей морозной зимы?

Ну, а если вдруг ещё не догадались, то контрольный вопрос. Какое растение больше всего любимо забайкальцами? Это давно уже один из символов нашего региона. Это в честь него назван ежегодно проходящий в крае фестиваль искусств. Это в его цвета выстлана дорожка на местном кинофестивале…

После такого просто невозможно не вспомнить чудесные багуловые цвета, в которые окрашиваются многие склоны забайкальских сопок. Пусть москвичу или питерцу слово «багуловый» покажется странным, но, побывав весной на востоке страны, они уже ни за что не забудут эту розово-сиреневую дымку меж стволов сосен.

Любимый забайкальцами багул, или багульник, давно уже стал частью нашей культуры. Разве не помнит любой представитель старшего поколения знаменитую самоцветовскую песню «Где-то багульник на сопках цветёт…»? Многие вспомнят и строки чудесного забайкальского поэта Геннадия Головатого «А у нас в Забайкалье сопки малиновые! Вы, небось, и не знаете, что такое – багул?..».

Наука об этом растении выражается не так лирично, но тоже с уважением. Знаменитый ботаник Карл Линней ещё в XVIII веке назвал «красным деревом» – рододендроном – группу кустарников с жёсткими кожистыми листьями и крупными яркими цветками. Он же описал вид рододендронов, привезённый из далёкой Сибири – из Даурии. С тех пор самый известный сибирско-дальневосточный вид багула называется рододендроном даурским. Многие забайкальцы уже привыкли к этому неблагозвучному «рододендрону», но в разговоре обычно используют простецкий «багул».

Само собой, вспомнился рододендрон потому, что как раз подошло время ему цвести на забайкальских сопках. Май – самый «багуловый» месяц года. Наверное, многие забайкальцы недобрым словом вспомнят тех, кто вольно или невольно устраивает пожары в весенних лесах, кто гектарами превращает в чёрные угли цветущий багульник, кто вынуждает власти вводить запреты на посещение лесов в период «малиновых сопок».

Вспомнилась ещё давняя японская традиция любования цветущей вишней – сакурой. Деревца сакуры в Японии сажают всюду в общественных местах, предназначенных для отдыха. Синоптики предупреждают граждан о начале цветения. Даже школьные уроки любования природой проводят японцы, считая такое умение важной частью национальной культуры. Мне кажется, что багул – это наша забайкальская сакура. Несколько лет назад группа читинцев даже пыталась организовать такой проект – с высадкой рододендронов в городе, с продвижением «багуловых» брендов.

Пусть с первого раза не всё удалось, но лиха беда начало. Городским властям стоило бы начать с заповедания самых «багуловых» мест – сосняков, спускающихся к городу напротив Северного, СибВО и Соснового бора. Читинцы давно говорят о том, что эти пригородные леса (естественный дендропарк) должны стать местом массового культурного отдыха горожан. Думаю, что если такой проект однажды воплотится в жизнь, одной его достопримечательностью станет «багуловый парк», куда мы придём, чтобы просто полюбоваться тем, как багульник на сопках цветёт…

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
«Читинское обозрение»
№20 (1556) // 15.05.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).