Кино, война, реальность без компьютера

Часть III


Часть I
Часть II

Прежде чем начать сегодняшний «Синескоп», позвольте поздравить всех вас с юбилейной и торжественной датой – 75-й годовщиной исторического парада на Красной площади в сердце нашей Родины – Москве, когда сотни знамён, стягов, штандартов немецко-фашистской нечисти были низвергнуты наземь грозным, праведным русским воинством. Мы видим воочию не только парад сегодняшний, но, в первую очередь, тот, прошедший 24 июня 1945 года. Видим своей памятью и чудом хроникально-документального кинематографа. Он прошёл, прогремел, прошествовал и шествует по сей день в том или ином виде не только в документальном жанре, но и в художественном.

Наше художественное «военное» кино середины и второй половины XX века и сегодня, в XXI-м, поражает зрителя достоверными картинами сражений Великой Отечественной войны. Каким же образом советским режиссёрам удавалось безо всяких компьютеров добиваться реальности батальных сцен на земле, в небе, на воде? Мы продолжаем разговор об этом, а также об истории железных «артистов» отечественных кинолент – военной технике и секретах комбинированных съёмок боёв. Сегодня – в воздухе!

Грозные небесные «актёры»
С самолётами в советском «военном» кинематографе была похожая история, что происходила с пушками – большинство было переплавлено, единицы, что остались для съёмок фильмов, вскоре пришли в негодность. Единственный в стране Музей истории авиации в Монине под Москвой неоднократно выручал кинематографистов. И хотя экспонаты не могли больше подниматься в воздух, они оказались незаменимыми для съёмок многих «авиационных» эпизодов в фильмах «Свет далёкой звезды», «Вызываем огонь на себя», «Хроника пикирующего бомбардировщика», «В бой идут одни
«старики», «Освобождение», «Небо со мной» и т.д. Но лететь и воевать «киносамолёты», как при помощи комбинированных съёмок, так и в «натуре», были всё же обязаны. И они летали и воевали с завидным, особенно для зарубежных киношников, реализмом и эффектом.

Макетно-воздушные баталии
Для комбинированных съёмок воздушных сцен строились разномасштабные макеты самолётов из дерева или алюминия со всеми мельчайшими подробностями. Макеты снимались как в студии, так и в полевых условиях. Копии самолётов прикреплялись тонкой проволокой к специальной конструкции, сообщающей нужную траекторию полёта. Проще было снимать взлёт или пикирование самолёта. На съёмочной площадке устанавливалась высокая (порой до 40 метров) ферма (см. схему). От её верхушки тянулись вниз по наклонной две параллельных стальных проволоки (или лески) толщиной не более 0,3 миллиметров, к ним крепился макет самолёта на таких же тонких струнах, на конце которых были ролики. Макет поднимали фермы, по команде «Мотор!» самолёт «летел», скользя на роликах, лихо пикируя или идя на посадку. Камера вела панораму. Скорость «самолёта» регулировалась наклоном направляющих проволок. Для того, чтобы макет не разбился в конце «полёта», на проволоке делалась «тормозная дорожка» из узелков (от маленьких до крупных), поэтому «самолёт» плавно затормаживал. Для воздушных боёв с элементами высшего пилотажа использовались кордовые модели. Здесь возникает главный вопрос: почему в кино во время воздушных сцен не видно никаких проволочек, корд и лесок?

Слепой объектив
Тайна раскрывается просто: все эти подвески красятся под цвет окружающего пространства, но самое главное – то, что объектив камеры при правильно выбранном режиме съёмки их просто... не видит! Подвески настолько тонкие, что находятся за пределами разрешения объектива. Чтобы это понять – простой пример. В лесу на ветке дерева вы увидели тонкую паутинку, но стоит вам посмотреть сквозь неё и сфокусировать взгляд на соседнее дерево, паутинка исчезнет. Нечто подобное может происходить и со «взглядом» объектива.

Секрет кинозенитчиков
Нередко в воздушных сценах приходится видеть, как самолёты летят среди разрывов облаков зенитных снарядов. Такие разрывы имитировались крохотными пакетиками из рисовой бумаги, куда засыпалось полграмма магния и бертолетовой соли. Пакетики, выкрашенные под цвет неба, подвешивали в снимаемом пространстве и взрывали при помощи тончайшей проволочки, соединённой с пультом пиротехника. Пакетики, как и проволока, были настолько малы, что объектив камеры их также не «видел», как в случае проволочных «полётов» авиамоделей.

Съёмки настоящих самолётов в сценах обстрела зенитками производились при помощи разрывов зарядов из тех же бертолетовой соли и магния, но в килограммовых пропорциях. Заранее установленные и пристрелянные воздушные батареи во время съёмок подрывали безопасные петарды на точно заданной высоте. Эффект «обстрела» выглядел удивительно реально.

Самолёто-грим
Для съёмок захватывающих воздушных боёв и полётов, конечно же, одними комбинированными съёмками обойтись было нельзя, и тогда в небо поднимались реальные военные самолёты. Поскольку крылатых представителей люфтваффе, да и многих русских боевых машин времён Великой Отечественной на летающем ходу уже почти не было, советские кинематографисты принялись вполне успешно «гримировать» современные самолёты, порой не состоящие на военной службе.

Так, в советских военных киношедеврах в «ролях» наших «Лавочкиных», зловещих фашистских «фокке-вульфов» и «мессершмиттов» снимались учебно-тренировочные Як-11, Як-18 и чешский учебный «Тренер» (см. иллюстрацию). Тоже чешская, но уже пассажирская двухкилевая «Морава» на экране представала то грозным пикировщиком Пе-2, то тяжёлым истребителем люфтваффе Ме-110. Вместо прославленных «небесных тихоходов» По-2 на съёмках летают антоновские бипланы. Одним из старых военных крылатых актёров является трудяга транспортник Ли-2. Машина оказалась настолько качественной, что ряд самолётов продолжает подниматься в воздух и сегодня. В кино Ли-2 изображал как самого себя, так и американскую «Дакоту-47». С помощью «грима» – добавления бутафорской носовой части и пулемётных турелей, Ли-2 превращался в грозный бомбардировщик Ил-4, а после установки третьего мотора на носу – в гитлеровский Ю-52 (см. иллюстрацию).

Надо заметить, что подобный авиагрим мог серьёзно отражаться на аэродинамике самолёта (грубая окраска, например, съедает до 20% скорости), на его управляемости, наконец, на безопасности полёта, но самые лучшие в мире советские военлёты никогда не допускали ЧП на съёмочных площадках СССР.

Итак, благодаря не только актёрам-людям, но и «актёрам» в броне и металле, а также непревзойдённому мастерству специалистов комбинированных съёмок, кинооружейников и пиротехников, отечественные киношедевры середины и второй половины XX века безо всяких компьютерных спецэффектов продолжают поражать зрителя художественной киноправдой Великой Отечественной войны и поныне.

Все материалы рубрики "Синескоп"

 

 

Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№26 (1614) // 24.06.2020 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).