Слёзы градом шли у всех

Сергей Маковецкий закрыл фестиваль моноспектаклем


Актёр встретился с читинцами в филармонии 4 июня и держал зал, прибегая к помощи своих героев, монологам из Чехова и Достоевского.

В моноспектакле «Неслучайная встреча» Сергей Васильевич говорил о нескольких любимых режиссёрах. Первый из них – Алексей Балабанов:

Лёша Балабанов сделал мне судьбу. Первая наша общая картина – «Трофим». Лёша предложил мне два сценария: «Трофим» и «Про уродов и людей». Считаю, последний – самый красивый фильм Балабанова. После были фильмы «Брат-2», «Жмурки», «Мне не больно». Я отказался сниматься в «Грузе 200». Дурак! Балабанов говорил о жёстких вещах, но он никогда не смаковал жестокость.

Во время съёмки фильма «Про уродов и людей» был такой случай:

Мой герой едет свататься, мне приготовили прекрасный букет из лилий. Снять не успели, цветы завяли за ночь. Лёша: «Мне нужны лилии». «Какая разница, Лёша?!». «Нет, мне нужны лилии». Достали. И каждый раз, когда смотрю эти кадры, я понимаю, какой же он умница. Этот цветок странный – символ чистоты, лёгкости, света, и этот сладковатый аромат приходит ко мне с экрана. В этом был весь Лёша – музыка, кадры, детали…

О Никите Михалкове:

Сказать, что я не мечтал у него сниматься, – неправда. Но, к сожалению, не получалось. Позже он сказал: «Серёга, я как-то не мог тебя понять». Но я всё понимаю, без обид.

Однажды Никита Сергеевич посмотрел спектакль «Чёрный монах». «Молодец. У меня есть к тебе дело», – сказал он. «Какое?». «Потом, потом, потом...». У меня – крылья. А потом узнаю, что уже вовсю идут репетиции, собрался состав фильма «12». Без меня. Крылышки опустились. Как-то вернулся в Москву, иду по Тверской, вдруг телефонный звонок: «Вы в Бога веруете?». «Да, а что?». «Вас услышали. Тебе сценарий выслали». Это был Никита Михалков. Кино есть, Золотой лев кинофестиваля в Венеции есть!

О работе с режиссёром Владимиром Хотиненко:

– Фильм «72 метра». Съёмки в Североморске. Герой Черненко был написан специально для меня. Когда мы только собирались к съёмкам, произошла трагедия с Курском. Нам говорили: «С ними поддерживается связь, с ними поддерживается связь». Но почему же, если есть связь, не спасаете? Потом я приехал на съёмки и увидел «Курск», стоящий в доке. Я сразу понял, что там спасать было некого. Весь корпус будто ножиком разрезан. Когда вышла картина, то иначе как память «Курску», её никто не воспринимал. Самая гениальная премьера была в Петербурге, в зале были родственники погибших. Подходили и говорили: «Вы мне брата-сына-мужа напомнили». Слёзы градом шли у всех...

Все материалы рубрики "Гости нашего города"

 


Записала Ольга Чеузова
«Читинское обозрение»
№23 (1507) // 06.06.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).