Слоны в посудной лавке

«Как же мы, старики, любим рассуждать о том, какая сейчас «не та пошла молодёжь»


Боже ты мой, как же мы, старики, любим рассуждать о том, какая сейчас «не та пошла молодёжь»! Хлебом не корми, только дай возможность порассуждать, какие они... «не такие»!

На днях в маршрутке возникла как раз такая ситуация. Народу много, заняты не только все сидения, но и весь салон стоящими пассажирами. На одном из передних сидений сидела совсем юная будущая мамаша. На очередной остановке вошёл пожилой мужчина с костылём... И тут бабушки, расположившиеся в салоне, дружно заблажили, обращаясь к будущей мамаше: «Эй, девушка! А ну-ка, встань, уступи мужчине место! Расселась, понимаешь, как барыня, и видеть не хочешь, что человек – инвалид!». Девушка вскочила с сидения, губы у неё задрожали: «Извините меня, пожалуйста, я просто не увидела»... Мужчина замахал руками: «Да вы что, бабоньки, охолонитесь! Девчонка, чего доброго, прямо тут и родит!». Но «бабоньки» уже сорвались, как будто получив команду: «Фас!». Словесный мусор сыпался со всех сторон, а беременная девчонка стояла среди этого базарного гама и молча глотала слёзы. Я беспомощно оглядывалась по сторонам: да что ж это такое, хоть кто-то остановит этот базарный галдёж?!

И тут водитель маршрутки, пожилой мужчина лет около шестидесяти, тормознул «Газель» – так, что вошедшие в раж бабки чуть не посыпались на пол, и рявкнул: «Вы что тут разорались, голубушки, а?! Вон, гражданочка сидит на сидении, а сумку свою рядом взгромоздила. Сними сумку-то». Что началось в салоне! Бабки, как с цепи сорвавшись, крыли водителя, на чём свет стоит... И тут поднялся со своего места парнишка лет восемнадцати и громко сказал: «Пожалуйста, перестаньте вы орать! Девушка, садитесь!». И он аккуратно помог беременной пройти на своё место. Сел и мужчина с костылём. «Газель» тронулась дальше. В салоне наступила тишина. И вдруг самая шумная, самая голосистая бабка, вздохнув, смущённо как-то промолвила: «А чё мы все разорались-то, а? Какие мы к старости шумливые, скандальные стали! Ни с того, ни с сего вопить начинаем»... И, обернувшись к беременной, улыбнулась вдруг дружески: «А ты, доча, не обижайся на нас. Все вздёрнутые, у всех проблемы. И мелем, и мелем чё попало. А ты не переживай, тебе рожать скоро, ребёночка-то береги!». А бубущая мама безостановочно плакала и плакала, взахлёб, и парень, уступивший ей место, оглядел пассажирский салон и буркнул: «Вы сначала все кишки вытяните, потом жалеть начинаете! Прямо как бабка моя!». Но уже никто не стал поддерживать эту стихийно возникшую склоку. Доехали до вокзала, и тут почти все бабки со своими неподъёмными баулами подхватились и чуть ли не бегом устремились на перрон – как сказал водитель, сейчас электричка подойдёт, бабки отправятся на дачу... Хорошо, что всё обошлось без рукоприкладства и ещё худшей склоки. До следующего раза...

Все материалы рубрики "Разговор по душам"

 


Елена Стефанович
«Читинское обозрение»
№20 (1556) // 15.05.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).