Баир, ты говоришь на бурятском?

Кто в большем ответе за возрождение национальных языков – государство или народ-носитель


В феврале, в Международный день родного языка, «ЧО» под заголовком «Родной язык – сокровище народа» опубликовало отклики представителей разных этносов, населяющих Забайкалье: как они сберегают свой язык. Меня эта проблема интересует давно. Всю свою жизнь занимаюсь изучением языков, причём не только иностранных (ещё пару десятилетий назад языки бывших союзных республик не считались иностранными).

Каждый язык – это целый мир
Искренне разделяю мнение филологов о том, что с потерей национального языка утрачивается всё духовное наследие народа, которое в полной мере выражается в языке. Когда на земле не остаются люди, способные понимать тот или иной язык, рушится целый мир, который этот язык заключал в себе. Даже оставшиеся нам в наследство тексты не восполняют эту потерю. Известно, как трудно переводить поэзию, народное творчество, философские и религиозные произведения.

Языки вымирают не только из-за того, что в какой-то стране плохая языковая политика, что язык не имеет официального статуса, демографический кризис или мало средств. Это глобальный процесс, связанный с модернизацией, переходом от традиционного общества к современному, городскому, информационному. Сейчас людей, которые ведут традиционный образ жизни своего народа, становится всё меньше. Сельское хозяйство механизируется, люди переезжают в города и работают в тех профессиях, где требуется общегосударственный язык – а это язык доминирующего народа, большинства.

Почему английский в фаворе
Однако проблема существования того или иного языка более глубокая и касается даже таких, казалось бы, вполне благополучных языков, как, например, финский. В Финляндии идёт разговор о том, что большая часть образовательного процесса в вузах должна быть на английском языке – люди ориентируются на международный рынок. Есть реальная угроза, что финский язык потеряет часть своих функций, которые пока ещё имеет, и, например, перестанет быть языком науки. Филиалы крупных корпораций в Финляндии могут дать английскому языку статус главного рабочего языка, так как на нём говорит приезжий персонал и он нужен для общения с другими странами.

Конечно, всё это не ведёт к тому, что финский язык исчезнет как разговорный, но какие-то функции он может утратить. Причём такая ситуация складывается не в результате административного или политического давления, а, скорее всего, в результате расширения международных связей. Стремление элиты страны к более широкому использованию английского обязательно скажется на финском языке. У меня, кстати, в одной из командировок была случайная встреча со шведскими студентами-медиками, которые рассказали мне, что изучают медицину по учебникам на английском языке, чтобы можно было потом найти работу в любой европейской стране.

Язык – тот же товар
Известный социолог Пьер Бурдье утверждает, что язык – тоже товар, и знание языка может быть обменено на материальные блага и положение в обществе. Люди выбирают язык, владение которым даёт им социальные преимущества. Обычно престижным считается «большой» язык. Как правило, это язык школьного и высшего образования, его знание обеспечивает карьеру, благополучие. И если с «большим» языком связано представление об экономическом процветании, а с «малым» ассоциируются занятия, не обеспечивающие достойного уровня жизни, такая ситуация ставит под угрозу существование «малого» языка.

Носители «больших языков» не очень-то склонны к многоязычию. Они считают, что им достаточно собственного, – пусть его учат другие, если хотят с ними общаться. Во всяком случае, среди китайцев, испанцев, французов, русских, не говоря уже об англичанах и американцах, многоязычие не слишком распространено. Поэтому если сложить все «большие» народы, окажется, что именно они, а не огромное количество «малых» народов, делают погоду в распределении языков на Земле.

Случай в вагоне
Среди русских, проживавших ранее в бывших союзных республиках, очень немногие владели хотя бы разговорным языком коренного народа. Это я могу подтвердить даже из личного опыта своего проживания в Казахстане.

Как-то раз мой сын пришёл из школы и спросил: «Папа, а правда, что все, кто живут в Алма-Ате, должны знать казахский язык?». Я, конечно, ответил утвердительно. Тогда сын задал второй вопрос: «А почему тогда ты сам не учишь казахский язык?». И пришлось мне вместе с сыном изучать этот тюркский язык, что было на пользу нам обоим.

Вспоминается забавный случай. Я возвращался из командировки в плацкартном вагоне. Так получилось, что в вагоне оказался один среди казахов. Ко мне подошла пятилетняя девочка, которая, очевидно, впервые в жизни выехала из своего аула, и с детским любопытством принялась расспрашивать, как меня зовут, куда еду, есть ли у меня дети и т.д. Я отвечал ей, конечно, сбивчиво, с ошибками, тщательно подбирая такие труднопроизносимые казахские слова. Девчушка смотрела на меня глазами, полными недоумения, а затем, тяжело вздохнув, громко произнесла: «Надо же! Такой взрослый дяденька, а разговаривать так и не научился!». Я был окончательно пристыжен громким и дружным хохотом окружающих.

Под угрозой исчезновения
А что говорят учёные о состоянии национальных языков в России? По словам заместителя директора Института лингвистических исследований РАН Евгения Головко, у нас в стране «беда с национальной политикой – декларативна, существует лишь на бумаге, на практике не реализуется совсем… Дело государства – создать условия, обеспечить финансирование, а там уж люди сами разберутся. Если есть желание заявить о себе – тогда будет и преподавание в школе, и изучение».

Однако существует серьёзная проблема финансирования. Так, на парламентских слушаниях «Языковое многообразие Российской Федерации: проблемы и перспективы», которые прошли в Москве в 2017 году, их участники указывали на то, что, научная программа по изучению национальных языков не финансируется, хотя и существует Институт народов Севера, есть университеты, которые на этом специализируются. Недофинансирование приводит к отказу от этнографических и лингвистических экспедиций, к отсутствию возможностей методических разработок обучения национальным языкам, а также к использованию средств массовой информации в популяризации этих языков. Социологические исследования показывают, что в России у очень многих носителей малых языков всё равно преобладают такие социальные сети, где господствует русский язык!

Государство всё решит?
Но ведь были времена, когда и в России активно шёл процесс изучения национальных языков. Советский Союз был первым государством, где был ярко выраженный интерес к малым языкам – нигде в мире в 1920-30 годы не велась столь активно языковая политика, не развивали системно языки, которые до того времени были бесписьменными. В СССР были созданы тогда национальные школы, учебники на языках малых народов, готовили учителей. В Европе это было время национализма больших народов, пренебрежительного отношения к нацменьшинствам. Только после Второй мировой войны в Европе стали защищать местные меньшинства, стали думать, что сохранение этнических и языковых традиций является богатством. А в СССР языковую политику повернули на другой путь, похожий на тот, который Европа проходила до войны.

Важно отметить, что в СССР в 1920-30 годы национальный подъём шёл во многом из Москвы, а в Европе национальное движение за сохранение родного языка и этничности всегда шло снизу, было народным. В России были указания сверху. Это дало в те годы отличные результаты, но всё исчезло, когда политика властей изменилась. Если бы национальное движение было народным изначально, если бы зародилось гражданское общество, то результаты того подъёма остались бы жить во времени.

Именно поэтому, наверное, для россиян характерно представление, что это государство должно принять решение, например, обязывающее говорить на родном языке. Однако государство может создавать условия для стимулирования функционирования языков: скажем, вводить требование знания языка для занятия определённой должности, но и этого недостаточно, если в народе, в гражданском обществе нет понимания того, что родной язык нужен, что это ценность – и поэтому на нём надо говорить, его надо сохранять и развивать. То есть, речь идёт об ответственности самих людей, которые часто ждут, что государство всё за них решит.

Как захочет сам народ
Что же предлагают специалисты для сохранения национальных языков в наше время? Преподавание языка в школе. Однако это в целом не решает проблемы. Можно сравнить с ситуацией в Финляндии, где весь образовательный процесс можно полностью пройти на шведском языке – втором государственном языке страны: от шведоязычного детского сада до вуза. Но даже у многих из тех, кто получил образование на шведском языке, в повседневной жизни финский язык стал ведущим, так как он по факту является доминирующим в Финляндии, как и русский в России. Поэтому для изменения ситуации и обеспечения успешного преподавания языка в учебных заведениях необходимо внешнее усиление поддержки преподаваемого языка за пределами учебных заведений, в общественной жизни и духовной культуре регионов. Современные достижения в сфере информатики предоставляют широкие возможности в обучении и популяризации любого языка. Для этого не требуется огромных денег.

Особая роль в популяризации национального языка принадлежит интеллигенции, способной позаботиться о сохранении и развитии языка. Интеллигенция должна постоянно обновлять язык, иначе он станет архаичным, непрестижным и, в конце концов, он него откажутся сами представители народа. В числе условий, необходимых для развития языка, исчезающего или нет, эксперты называют уровень самосознания самого народа.

Языки не умирают сами по себе. Это происходит из-за действий человека, который отказывается от своего языка. Важно осознать, что нужно действовать вопреки жёстким законам рынка, добиться того, что использование родного языка стало престижным – иначе пресловутые рыночные законы сами по себе способствуют вытеснению малых языков русским.

В качестве личного эксперимента я попытался найти учебные материалы по изучению бурятского языка в книжных магазинах Читы и в Интернете. Кое-что полезное нашёл. Но этого оказалось крайне мало, чтобы приступить к серьёзному изучению языка. Что и требовалось доказать: для развития национального языка необходима, прежде всего, воля самих носителей языка. Пока он ещё жив. Уверен, что воля народа получит поддержку со стороны представителей других национальностей.

Все материалы рубрики "Темы"

 


Сергей Акулов,
переводчик

«Читинское обозрение»
№20 (1452) // 17.05.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
дулма 04:28 24.05.2017
Время берет свое, так и языки, в которых нет слов, объясняющих содержание новых понятий постепенно вытесняются. Приведу пример, когда пишущие журналисты стараются многословно (порой абсурдно) переводить на бурятский заимствованные русские, английские слова или термины, их тексты от этого только утежеляются, становятся трудно читаемыми. Я считаю, что ничего нет страшного, когда современные буряты говорят наполовину по русски. Рождается новый лексикон. Ничего страшного нет - это исторический процесс, диктуемый жизнью. И вообще ни одна нация (народ) не может сохраняться тысячи лет без изменения генотипа, в т.ч. языка.
С.Акулов 15:12 24.05.2017
Полностью согласен с Вами, что ни один народ не может остаться неизменным на протяжении столетий, что любой язык развивается и изменяется с появлением новых понятий и заимствований из других языков. Согласен также, что "служителям языка" приходится постоянно приводить в соответствие с нормами родного языка все новшества и заимствования. Это затрагивает практически все языки, так как мы живём в эпоху активного культурного обмена. Кроме того, в современных условиях "большие языки" постепенно вытесняют "малые языки". Однако и Вы, вероятно, согласитесь, что историю творят конкретные личности и народы. Судя по содержанию и стилю Вашего письма, Вы не только широко образованы, но и хорошо разбираетесь в вопросах современного языкознания. Вам известны из истории примеры, как народы веками ведут настоящую борьбу за сохранение своего языка и идентичности, подвергаясь при этом репрессиям. Есть примеры сохранения и даже возрождения древних языков. Но всё это происходит только тогда, когда есть ВОЛЯ ВСЕГО НАРОДА. Итак, можно найти множество научно обоснованных и логически правильно выстроенных аргументов в пользу "большого языка", а можно - объединить все усилия и все ресурсы для развития, совершенствования и распространения РОДНОГО языка хотя бы ради потомков.
И этот процесс тоже будет историческим и жизненным. Вы прекрасно знаете, что в сложившейся ситуации бурятский язык постепенно утрачивает свою значимость. Такие красочные и полезные мероприятия, как дни национальных языков, национальной культуры и национальные праздники по существу не решают проблемы сохранения языка. По мнению многих специалистов, самое необходимое условие сохранения языка - это воля самого народа.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).