Держи стадо, Спиридон!

Как выживают коренные малочисленные народы Севера в Каларском районе


Эвенк и олень всегда тянули одну «упряжку». На двоих стужа, на двоих – гнус, на двоих – горы и долины. Выживают вместе: один в горах пасётся, второй – борется за кормильца в миру. Выпряги одного – погибнет второй. Как им живётся, рассказывает эвенк, оленевод Спиридон Габышев, с которым мы встретились в Чаре. Ему – слово.

Олени и бараны

Если землю не дадут – надо половину оленей убирать. Маленько держать. У меня в Забайкальский край самый большой стадо – почти две тысячи. Нынче считали. Некоторые «потерянные», им прививки не поставили, в горах живут (они же не бараны, не коровы!) Ветеринар приезжал, только 1,5 тысячи укол поставил.

Вот у нас проблема сейчас – земля. Они-то
(власть – прим. авт.) говорят: плати, будем давать. Посчитали. Олень ночь-сутки шесть километров ходит. Земли надо много ему. Они в гору бегут, а весной в долину. Вот он уходит-уходит, а потом назад придёт. Соль кушать придёт. Мы за ними кочуем. Если год-два мы их не видим – дикие будут. Только стрелять. Стараемся соль отсыпать, чтобы никуда не уходили. Сейчас делают чипирование, потом в Интернете смотрят. Ставят в шкуру электронную бирку. Тоже надо.

Зять из Якутии приезжал, у него 500 голов, а ему дали две тысячи гектаров бесплатно. У меня есть охотничьи угодья, но эти места не для оленей. У меня горы, надо долины, где весной отёл проводить. Мы считали – надо 16 тысяч га. Миллион или два в год платить надо аренды. Где такие деньги взять? Оленей держать не стоит. Если земля будет – охранять будем. Браконьеры-то есть. Плохо без своей земли, кто попало едет. Оленей стреляют. Один олень стоил три года назад 25 тысяч. Но сам я никогда не продавал.

С арендой этой не знаю... Кто-то деньгу хочет или чё ли? Я считаю, человек сидит два года, три года, потом опять какой-то дол...б приходит, такой же баран. Ничего не знает о нашей жизни. Свои проблемы решает, чего-то наворовал, уволился и уехал. До нас дела нет.


Я – грамотный!
А в Якутии помогают эвенкам, землю бесплатно дают. Россия – один, закон – один. А не работает он здесь! В Якутии оленеводы на пенсию уходят, 20 лет отработав. У нас тоже есть закон, они пользуются, а мы – нет.

Если бы землю нам дали, ещё больше были бы стада. Олень-то каждый год растёт. Землю давать не хотят. Оленя, деньги надо отбирать. Не думай, я грамотный (хитро прищуривает глаз). Хоть ни одного класса нет, не смотри на это. Я от природы такой человек – учителя не могут меня учить. И советской власти я не поддавался. И тот время мне не нравилось, и сейчас не нравится. Лодырей кормили и раньше, и сейчас.

Перестройка был, у меня 15 голов было. Я в совхозе ничего не брал и не отдавал. Зачем? Коммунисты-то научили: если у тебя 16 оленей, то одну сдавай в совхоз. Потом, как перестройка начал, я сам свои олени сохранил. Расти начали. Я и в Якутии занимался оленеводством. Никакой работы больше не знаю.


А ты попробуй сам!
Всю жизнь с оленями, с маленьких лет. В школе не учился. Родители были оленеводы, у нас и идёт из поколения в поколение.

Некоторые хотят держать стадо. Не получается. Племянница из Амурской области брала у меня 30 голов. У неё их восемь осталось. Опыта нет. А ты попробуй с оленями-то! Сколько людей я учил оленеводству... Жить научил в тайге, как шкуру выделывать. Арган (аркан) делать научил. Вон, всю жись ребёнок жил в детдоме. Оленей хочет взять. Каво он там! Сперва надо думать.

Сам живу в селе Чапо-Олого. Живём, охотимся. У меня три сына. Старший набивает 100 с лишним соболей. Средний тоже охотится, младший в стаде. Тоже постоянно мотаюсь. Волки у нас стадами кончают оленей. Убиваем их. Тяжело. Дали бы нам вертолёт для отстрела.

Мясо скоро начнут заказывать с Новосибирска. Шкуру ничего не делаю, выбрасываю. Транспорт надо везти из тайги, бензин. Рога продаю в Омск. Один килограмм – 650 рублей. Получается где-то тонна. Отправляю им. Панты нынче резал. Мне надо холодильник освободить, продукты надо положить, рога тут мешают. Панты сырые, килограмм – 1800 рублей, а последний раз по 500 брали перекупщики. Дёшево. Куда девать, не знаю. Сушить не умею. Делать-то можно.


Не развали стадо
Мне говорят: давай строить туристические базы. Был у меня поляк, потом плохо про меня писал. Не принимаю туристов. Зачем они мне? Своих проблем хватает. Не надо. Мы как-нибудь проживём без них (хлопает себя по колену ладонью).

Здесь мало эвенков, в Якутии – много. Никто нами не занимается. Эвенкам помогать надо, осталось-то их... (всего в Каларском районе около 500 эвенков). Мы уйдём – оленей не будет (в районе около 3 тысяч оленей). Получаем субсидии после учётов. 700 рублей – один олень, однако. Потихоньку (небольшая) помощь.

Я в школе не учился. Сейчас и внук отказывается. 16 лет, Спиридон, как я. Говорю: кончай девятый класс. Ни в какую. Директор школы ругался. Спиридон оленей хочет держать. Неделю здесь поживёт и рвётся в стадо. Внуку говорю: смотри, самое я большое стадо поднял, ещё никто так не делал. Не развали стадо, Спиридон!


Инна Ферко, председатель общественной организации «Эвенки Каларского района»:

– У нас до сих пор не разработан нормативно-правовой документ, который бы закреплял территории традиционного пользования за эвенками. Уже больше года назад подобный документ был согласован с нашими общинами и отправлен в Законодательное собрание и министерство природных ресурсов. Но до сих пор никакого нет ответа. Непонятно, как распределялись территории традиционного природопользования, потому что они определены, но в горном массиве, там, где нет мха для оленей, где нельзя круглогодично жить. А по новому порядку организовать эти территории – власть молчит. Наши и не знают, куда обращаться, так по старинке и живут на своих территориях, держат оленей.

Есть проблема с социальной пенсией, которая касается и наших оленеводов, и охотников. Правительством принят документ, в котором отмечены территории, где проживают эвенки. Село Чара в этот документ не включено, а у нас проживает уже больше ста эвенков. И мы их не можем защитить социально. Если они прописаны в Чаре, а занимаются охотой или оленеводством, то при выходе на пенсию в 50-55 лет мы не сможем им даже социальную пенсию оформить. Придётся им ждать пенсии в общем порядке, а это ещё десяток лет. А всего-то надо было с нами согласовать этот документ.



Все материалы рубрики "Забайкалье многоликое"


Записала Ольга Чеузова
«Читинское обозрение»
№50 (1430) // 14.12.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).