Сын партизана

Три года в землянке и три фашистских облавы в жизни Степана Ивановича Цвигунова


Вспоминать – тяжело, говорить – ещё тяжелее. Деревня Старые Пески Брестской области. Цвигуновы жили на краю села у самого леса, когда началась война. Несколько дней бронированная немецкая техника двигалась в сторону Минска. Мотоциклетные роты шли первыми, немцы старались охватить своими «лапищами» больше белорусской земли.

Наступление было настолько внезапным, что ни о какой мобилизации речи даже не шло. Мужчины села приняли единственное верное решение – уйти в лес. Появились партизанские отряды. Безоружные, неподготовленные.

– Не уйди они в лес, мужчин бы просто убили, а подростков, что ушли с ними, увезли бы в Германию. Нас в семье было четверо детей: старшей девять лет, я был самый младший – было мне три года всего. Мы с мамой остались в деревне, – начинает рассказ Степан Иванович.



Партизаны приходили к семьям по ночам, чтобы проведать и взять что-нибудь из еды. Эти визиты стали причиной страшного события...

– Однажды селян собрали во дворе школы. При нас была повешена соседская семья из восьми человек, четверо из которых – дети. На них висели таблички «За связь с партизанами». Несколько дней тела не давали снять.
Смерть ходила рядом.

Партизаны решили забрать семьи к себе в отряды. Так в белорусских лесах, кроме боевых, появились семейные отряды, живущие в сырых землянках.

– Три полных года мы провели в отряде – три зимы, три лета. Отец всё время был на боевых позициях. Партизанские отряды пополнялись выходящими из окружения войсками. Стало появляться оружие, люди. А партизаны досаждали немцам: то жгли эшелоны, то нападали на небольшие гарнизоны немецкие. Те устраивали облавы. Я три таких пережил. Три года – три облавы.

Немецкие захватчики окружали предполагаемое место нахождения отрядов, надвигаясь на них с оружием, обстреливая с воздуха.

– Нам особенно нравилось смотреть на обстрелы с самолётов. Мама плачет, бегает, нас ищет, чтобы спрятать в землянке. Питаться в отряде было нечем. Были дни, когда из еды была только похлёбка – заваренная кипятком ржаная мука. Сначала кормили мужчин.

Голод и лишения, пожалуй, были не самым страшным в жизни Степана. В 42-м дети остались без матери.

– Это была облава 42-го года. Мама накануне родила братишку. Отец на задании. Старухи, женщины уводят детей вглубь леса, в болота, а мама подняться не может. Я тогда ничего не понимал. Она нас подозвала. Потом я понял, что она с нами прощалась…

Дети ушли, спали на еловых ветках под одним одеялом вчетвером.

– Несколько дней мы были в болотах. Когда вернулись в отряд, мама и ребёнок были мертвы. А как им было выжить? В холодной землянке, без еды и воды, без ухода. Отца с заданий вернули. Мы их там же в лесу похоронили. Они остались там навсегда…



В село дети вернулись вместе с отцом только в июле 44-го. В это время проходила белорусская наступательная операция «Багратион» – одна из крупнейших военных операций за всю историю человечества. Оставив детей на попечении старшей сестры супруги, Иван Цвигунов ушёл с армией и дошёл до Берлина.

– Голодали, помню. Перебивались кое-как, родственники по линии матери помогали. В 46-м году вернулся отец. Стало легче. Он был тяжело ранен, инвалид, но сам работал и нас: вперёд и вперёд!

В этот же год дети пошли в школу. Классы формировались разновозрастные. Степан Цвигунов до седьмого класса был отличником, но потом старшего брата Николая отправили вместо отца в Вологодскую область на лесоразработки, затем в армию. Степан встал на его место рядом с отцом, школу пришлось оставить.

– Ни тетрадей, ни учебников, ни заданий. Школу бросал два раза. Один раз – за неуплату. Выручила классная руководительница и учитель химии Софья Дмитриевна. Лучший человек на свете была! Ради неё я химию знал на «отлично».

После выпускного Степан понял, что от тётки надо уходить. Поехал строить Казахстан. Потом была армия, служить отправили в Забайкалье – в Шерловую Гору. Позже Цвигунов окончил Хабаровскую специальную среднюю школу милиции. Встретил свою любимую Людмилу Васильевну, с которой прожили много лет. Трудовой стаж Степана Ивановича – полвека, 29 из которых – в органах внутренних дел Читинской области. Награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени, «За заслуги перед Читинской областью».

Трое дочек, внуки… Сын партизана Цвигунов прожил достойную жизнь, война в которой оставила значимую отметину. Полковник милиции в отставке вспоминает:

– Когда в милицию пришёл, там служили фронтовики. Честные, порядочные, хоть и малограмотные. Перед ними было стыдно быть дураком, и я тянулся за ними. Что до судьбы, то, да, она была тяжёлой. Но служилось всё же удачно!

Все материалы рубрики "Люди родного города"

 


Ольга Чеузова
Фото Евгения Епанчинцева
«Читинское обозрение»
№19 (1503) // 09.05.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).