«Горячая картошка»

Через семь лет уголовного преследования в деле решено исправлять ошибки


Эту историю мы уже рассказывали. Она касалась полковника Сергея Устинова и майора Овика Бабаяна. Семь лет назад на них было заведено уголовное дело – превышение должностных полномочий и злоупотребление должностными полномочиями при организации питания военнослужащих в окружном учебном центре в Песчанке. В этой истории появились новые подробности.

Суть вопроса
В 2011-2012 годах военные проходили службу в окружном центре. Устинов был начальником штаба дивизии, Бабаян – начальником продовольственной службы дивизии. В 2012 году военные следователи завели уголовное дело. Якобы полковник и майор подавали завышенное число военнослужащих, взаимодействуя с ООО «МТЦ», которая поставляла продукты в часть. Сама же схема выглядела так: ОАО «Военторг» оказывал услуги по питанию в воинских частях по госконтракту, заключённому с министерством обороны. Последнее сообщало число военнослужащих, которых надо накормить, оплачивая каждую порцию по фиксированной ставке. «Военторг» заключил договор подряда на поставку продуктов и оказание услуг питания с ООО «МТЦ». Сергей Устинов и Овик Бабаян через подчинённых должностных лиц лишь принимали товар, получали накладные, ставили свои подписи на бумагах. Прокуроры увидели тут нарушение. Хотя «МТЦ» было проверено ревизорами «Военторга» именно за этот период и никаких нарушений, переплат, завышений не нашло.

Следователи же указали, что военные получали на 400 пайков больше, чем нужно. Первый суд приговорил Сергея Устинова к десяти годам лишения свободы, Овику Бабяну дали 12 лет с отбыванием в колонии строгого режима. Ущерб на двоих – более 52 миллионов, а Овику присудили дополнительно ещё более 22 миллионов рублей. Суммы космические.

Через три месяца судебная коллегия по уголовным делам Восточно-Сибирского окружного военного суда отменила приговор как незаконно вынесенный. Суд не увидел наличие ущерба, в отличие от прокуроров и следователей. А министерство обороны не предоставило документов, которые бы доказали ущерб. Между участниками процесса организации питания военнослужащих претензий не было, задолженностей тоже. Чуть позже, в 2017 году, в суд поступил ответ из «Военторга», и это было подтверждено показаниями свидетелей из министерства обороны, что ревизия Счётной палаты РФ в 2013 году не нашла никаких нарушений.

Неугодные экспертизы
В 2018 году мы писали, что суд апелляционной инстанции указал на четыре судебно-бухгалтерские экспертизы, которые не являются допустимыми доказательствами. Также в приговоре не было нормативно-правовых актов, которые устанавливали бы права и обязанности Устинова и Бабаяна как должностных лиц. Суд указал, что выяснить, какие нарушения они допустили, невозможно. Но это не устроило государственного обвинителя, и он предложил провести ещё одну экспертизу по тем же документам и тем же методом, которые были признаны судом как не отражающие действительного положения дел. Всего на сегодня таких экспертиз было проведено девять. Пустых, бесполезных экспертиз.

Одну из них отметим, это было исследование, проведённое ООО «Забайкальская краевая лаборатория судебных экспертиз». На одном из заседаний суда эксперт лаборатории А.У. Ортыков подтвердил, что ущерб отсутствует, по существующим документам невозможно установить фактическое число получивших питание военнослужащих, и министерство обороны никакие денежные средства «МТЦ» не перечисляло, так как не имело с ней никаких правоотношений и т.д. После такой неугодной уже новому прокурору (а их в уголовном процессе было аж четыре) экспертизы была назначена ещё одна. Чехарда с экспертизами, считает Сергей Устинов, связана с тем, чтобы специально затянуть судебный процесс, чтобы скрыть допущенные работниками следствия и военной прокуратуры ВВО нарушения УК, УПК, ГК РФ.

Обратный ход
Девятая экспертиза в этом году застопорила процесс. Эксперты Сушенцов и Кобко указали на противоречия в документах. Как же не замечены они были в восьми предыдущих экспертизах? После этого гособвинитель Ю.П. Дуркач срочно заявил ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору. Видите ли, обвинительное заключение составлено с нарушениями, а это исключает возможность вынести какое-либо решение судом.

Опираясь на показания экспертов, судья О.В. Леонтьев решил, что «установить экспертным путём причинённого материального ущерба не представляется возможным, что исключает возможность постановить по уголовному делу итоговое решение», однако конституционный принцип «презумпции невиновности» в связи с невозможностью установить ущерб учесть не захотел. Складывается такое чувство, что делом Устинова и Бабаяна перекидываются, как горячей картошкой. Прокуратура, не зная, что делать дальше, назначает бесконечные, ничего нового не выявляющие экспертизы, а суд не берёт на себя ответственность за абы как сформированное уголовное дело.

В своём постановлении о возвращении уголовного дела суд указал также на такое нарушение: расхождение по времени совершения Устиновым и Бабаяном преступлений, которое указывает на его неустановление. Но почему ранее рассматривающие судьи (а их было пять) не увидели данных нарушений? К тому же, такое нарушение не попадает под требование положений, чётко прописанных в УПК РФ, о чём ясно указал в апелляционной жалобе Устинов.

Куда клоните?
Всего при судье Леонтьеве было проведено пять экспертиз. В ходе них устанавливали не количество фактически оказанных услуг, завышение, якобы, которых вменено Устинову, а количество лиц, «имеющих право». Сергей считает это нарушением ст. 252 УПК РФ. По его мнению, судья все пять лет выходил за рамки предъявленного обвинения. Органами предварительного следствия было вменено завышение количества фактически оказанных услуг, а не количества военных, «имеющих право» на получение питания. Эти понятия разные и не тождественны. Это было подтверждено в ходе допросов свидетелей, это подтвердил и эксперт Сушенцов. В апелляции на последнее постановление суда Устинов и Бабаян указывают, что судья Леонтьев занял позицию обвинения, все заседания вёл с явно обвинительным уклоном, искал ущерб, тем самым пытаясь сформировать позицию потерпевшего, что запрещено законом.

Отчего-то все эти годы суд не учитывает доказательства (а их предостаточно) отсутствия ущерба министерства обороны. Взять хотя бы эксперта Сушенцова, который показал на то, что обвинение и само уголовное дело основывалось на недостоверных документах, доказательствах, и весь ущерб предварительным следствием строился на предположениях, а не на достоверных фактах. Как такое может быть?

В ходатайстве прокурора сказано, что вернуть дело надо «для проверки содержащихся в справках данных, требуется провести ряд следственных и иных действий, связанных с получением дополнительных документов и допросом неустановленных в настоящее время лиц». Выходит, что прокуроры будут дополнять предварительное следствие? Но ведь сам же судья Леонтьев в постановлении указал, что возвращение дела прокурору не предусматривает проведения дополнительного расследования, что никаких новых фактических обстоятельств дела появиться не должно, деяние не может быть переквалифицировано, процесс не должен сводиться к доказыванию виновности обвиняемых, ранее предъявленное обвинение не должно дополняться. Написал и тут же ходатайство удовлетворил, и это странно.

Дело Манукяна
Каковы причины удовлетворения ходатайства? Устинов считает, что делается это не только для того, чтобы переложить решение по уголовному делу на военную прокуратуру, но и для того, чтобы не ухудшать статистику Читинского гарнизонного военного суда по вынесенным обвинительным приговорам. А самое главное – не принимать решения по заявленным Устиновым и Бабаяном, стороной защиты ходатайствам. А их было 11!

И тут Сергей указывает на то, что у судьи есть прямой личный конфликт интересов. Связан он с соблюдением законности при разрешении этих ходатайств и вынесенный им в 2014 году приговор в отношении полковника Э.А. Манукяна. Тогда при квалификации преступления в обосновании вины были использованы положения «Руководства о финансовом обеспечении». «В нашем судебном процессе мною было доказано и подтверждено письмами министерства юстиции РФ, что положение не имело нормативных предписаний, не прошло государственную регистрацию, изначально издано с нарушением действующего законодательства, не было опубликовано и по закону не могло применяться, и признание министерства обороны потерпевшим незаконно. Разрешение этих ходатайств поставит под сомнение законность ранее вынесенного приговора в отношении осуждённого Манукяна», – пояснил Сергей Вячеславович.

Кто возьмёт ответственность?
Однако по каким-то причинам в своём постановлении суд ни словом не обмолвился о том самом положении. А ведь Сергей Устинов и Овик Бабаян, их адвокаты указали суду, что следователи обосновали предъявленные обвинения положением «Руководства о финансовом обеспечении». «Но в нарушение пункта 10 указа президента РФ №763 военные следователи и военные прокуроры применили его при квалификации и обосновании преступления, что прямо запрещено нормой права, тем самым нарушили моё субъективное право, предусмотренное Конституцией РФ, о восстановлении и защите которого я просил суд. Но суд устранился от принятия этого решения, чем фактически выгораживает следователей и прокуроров», – говорит Сергей Устинов.

…Итак, в октябре прокуроры попросили суд вернуть уголовное дело им, и суд это сделал. Сергей и Овик подали апелляционную жалобу, так как считают, что этим нарушены их права. Что будет дальше? Пока неизвестно, но явно «картошка» становится горячее.

Все материалы рубрики "Темы"

 


Ольга Чеузова
«Читинское обозрение»
№45 (1561) // 06.11.2019 г.



Вернуться на главную страницy

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).