Таисия Корчагина: свидетель «необъявленной войны»

Эта щупленькая девушка совсем не походила на маститого хирурга, способного с выдержкой воспринимать кровь и страдания раненых


Рубрику «ЧО» «Сберечь память» о людях, переживших Великую Отечественную войну и внесших вклад в Великую Победу, в становление и развитие Читинского медицинского института (ныне академии), продолжает рассказ о замечательном хирурге, женщине, прошедшей все тяготы так называемой «необъявленной войны» — событий на реке Халхин-Гол. Речь пойдет о Таисии Корчагиной.

«Только хирургия»
Таисия Алексеевна Корчагина родилась 6 октября 1912 года в Нерчинске. Светом в окне для маленькой Таисии была мечта стать хирургом — доктором, который спасает человеческие жизни. Позднее, когда её семья переехала в Читу, этот свет обрёл вполне реальные очертания. Дом, в котором они жили, находился рядом с дорожной больницей, и девочка каждый вечер наблюдала долго не гаснущий свет в одном из окон больничного корпуса — это была операционная. И чем больше она взрослела, тем притягательнее для неё было это ярко освещённое окно.

К своей мечте - профессии хирурга Таисия шла напористо и уверенно, и в 1929-м стала студенткой Иркутского медицинского института. Она сумела настоять на своём и в тот момент, когда по итогам распределения после третьего курса попала на терапевтическое отделение. Её это совершенно не устраивало. «Только хирургия, и ничего больше», — решила для себя студентка. Несмотря на строгие требования того времени, ей это удалось, и в 1937 году Таисия Корчагина получила диплом врача, она стала хирургом. По распределению была направлена в Бурятию, где работала хирургом и заведующей лечебным отделом Улан-Удэнского горздрава.

«Всё лето кровь не сохла на руках... »
Жизнь шла своим чередом, и ничего не предвещало тех трагических событий, которым вскоре суждено было произойти на берегах доселе мало кому известной реки Халхин-Гол. В мае 1939 года японские войска вторглись на территорию Монгольской Народной Республики, которая имела союзный договор с Советским Союзом. Бои на реке Халхин-Гол продолжались 129 дней — с 11 мая по 16 сентября, и санитарная работа развернулась там сразу же, как это стало возможным. Поначалу же первичные повязки раненым накладывались в порядке самопомощи и взаимопомощи.

Подозревала ли Таисия Корчагина, отправляясь в далёком мирном 1938-м по спецнаряду на работу врачом-хирургом гражданской больницы в Монголию, что ей придется столкнуться с ужасами войны? Наверняка, нет. Однако она была хирургом, настоящим хирургом, и её бы это не остановило. Бескрайние монгольские степи под палящим солнцем, госпитальные палатки, раненые, много раненых, кратковременный сон, казалось бы, полное отсутствие моральных и физических сил... Всё это пришлось пережить молодому доктору, и даже довоенный опыт работы начальником хирургического отделения армейского госпиталя в Улан-Баторе не мог дать полного представления о том, что такое война. Даже имея в кармане удостоверение, в котором говорилось: «Предъявитель сего, врач Корчагина Т. А. направляется для работы в армейский отряд в районе Тамсык-Банк-Бурт-Халхин-Гол», эта щупленькая девушка совсем не походила на маститого хирурга, способного с выдержкой воспринимать кровь и страдания раненых и искалеченных бойцов. Тем не менее, девушка попала в тот армейский хирургический отряд, начальником которого был В. Комиссаров. Случилось это опять же благодаря настойчивости Таисии и... воле случая.

...Красноармеец лежал на носилках. У него было два тяжёлых ранения — в живот и голову. Хирурги подходили, щупали пульс и спешили в операционную. Боец был безнадёжен. Таисия Алексеевна, оказавшись возле больного, услышала голос ведущего хирурга полевого госпиталя, профессора Михаила Никифоровича Ахутина: «Возьмите его себе». Два часа простояла на коленях Корчагина, выводя раненого из шокового состояния. Когда появились давление и пульс, санитары перенесли красноармейца на операционный стол. Собрав всю волю и силы, Корчагина прооперировала бойца. Может быть, не упасть у операционного стола и твёрдым голосом давать команды: «Просушить», «Лигатуру», «Ножницы» ей позволило то, что ассистировал ей опытнейший хирург Василий Аркадьевич Коханский. После такого боевого крещения молодого военного врача Ахутин констатировал: «Нашему полку прибыло». А дальше — непрерывно поступающие в армейский подвижной госпиталь раненые и измученные бойцы, с уст которых то и дело слышалось: «Пить!». И Таисия Корчагина, как и все врачи, оказавшиеся там, под палящим монгольским солнцем, отдавала свою долю им, довольствуясь порою водой из радиаторов машин. Более того, раненым нередко приходилось отдавать свою кровь.

В сентябре 1939-го японцы были вынуждены прекратить боевые действия, в Москве подписано соглашение о ликвидации конфликта. Это избавило нашу страну от нападения Японии в Великую Отечественную войну. Какой ценой была достигнута эта победа, доподлинно знают лишь участники событий. Поэт Константин Симонов, который в роли корреспондента находился в гуще событий, позднее напишет:

Все лето кровь не сохла на руках.
С утра рубили, резали, сшивали.
Не сняв сапог, на куцых тюфяках
Дремали два часа, и то едва ли...


По данным главного хирурга фронта профессора Михаила Ахутина, смертность среди раненых по госпиталям тыла составляла 1% ко всем раненым — цифра, не известная в былые войны. Пройдя эту суровую ратную школу, Таисия Корчагина стала кавалером высшего ордена Монгольской Народной Республики «Полярная звезда» и получила орден «За отвагу».

И снова война...
В начале октября 1939 года поступил приказ о расформировании госпиталя. После событий Халхин-Гола Таисия Алексеевна повышала свою профессиональную квалификацию хирурга, работая в Московской клинике Склифосовского. В 1941 году она вернулась в Читу, где её и застала Великая Отечественная война. Стоит ли говорить о том, насколько ценным оказался клинический опыт Таисии Корчагиной в эти военные годы, когда лечебные учреждения, госпитали испытывали огромные трудности из-за нехватки, прежде всего, хирургических кадров?  Под её руководством в больнице имени Ленина была организована школа хирургов из молодых врачей, в которой обучались специалисты и других профилей — стоматологи, педиатры, терапевты. В эти же годы (1941-1947) Корчагина возглавляла Областную больницу им. В.И. Ленина и станцию переливания крови, на базе которой в 1946-1949 годы рабо тал хирургический стационар. В годы Великой Отечественной войны за успешную заготовку донорской крови для фронта областная станция переливания крови получила благодарность Верховного Главнокомандующего (1943). Звания «Почётный донор СССР» были удостоены 140 забайкальцев (1944), в их числе сотрудники ОСПК — Т.А. Корчагина, П.В. Казанцев, А.В. Болтенко и др. Значение донорского движения в годы войны трудно переоценить. Таисия Алексеевна, понимая это и помня опыт Халхин-Гола, являлась одним из инициаторов  этого движения, организуя безвозмездный сбор крови для эвакогоспиталей Читинской области. Каждые сутки из Забайкалья отправлялось три тонны крови в госпитали страны.

....Суровые военные годы позади, но эхо тех лет звучит в людских судьбах. Будучи верна своему призванию, Таисия Корчагина с 1949 года трудится начальником хирургического отделения Областного госпиталя инвалидов Отечественной войны, помогая вчерашним фронтовикам вернуться к нормальной жизни и обрести надежду. Золотые руки хирурга творят чудеса, и Таисия Алексеевна в который раз убеждается в том, что с выбором профессии она не ошиблась.

Родной ЧГМИ
Наверное, в какой-то момент к любому человеку приходит осознание потребности передать свои знания и опыт другим. Вот и Корчагина в 1952-м идёт преподавать в Читинское медицинское училище. В 1953 году в Чите открылся медицинский институт, в 1955-м Корчагина была избрана ассистентом кафедры общей хирургии. Успешно защитив сначала кандидатскую, а затем докторскую диссертации, она все свои знания в области медицины отдаёт будущим врачам, обучая их благородству, мужеству и настойчивости в достижении своей цели. Этот эрудированный и опытный педагог пользовался исключительным уважением в студенческой среде, и на лекции по хирургии учащиеся бежали с удовольствием.

«Будучи студентами третьего и старших курсов, мы слушали лекции доцентов и профессоров, прошедших горнило войны, имевших колоссальный хирургический клинический опыт: профессора В.В. Попова, доцентов  Б.В. Добрина, К.М. Прудникова, Т.А. Корчагиной и других, — вспоминает Валентин Смекалов, бывший студент Корчагиной и один из авторов статьи. — На практических занятиях в клинике, во время врачебных обходов профессоров и доцентов, мы воочию видели, как надо правильно опрашивать, внимательно обследовать больного, а затем, при обсуждении полученных данных, ставить диагноз и правильно назначать лечение. Конечно, нас это восхищало и увлекало. В ту пору, после войны, в Чите было много калек, безногих и безруких. Безусловно, у нас было огромное желание как-то помочь таким пациентам. Практические занятия по общей хирургии вела у нас Таисия Алексеевна, и мы, конечно, записывались в студенческий научный кружок при этой кафедре. В нашей группе учились Владимир Иванов (будущий биохимик и ректор нашего института), Виктор Загородний (стал хирургом и заведующим кафедрой госпитальной хирургии). Мы активно занимались под руководством Таисии Алексеевны. Мне довелось даже помогать ей в оформлении иллюстраций в кандидатской диссертации, посвящённой проблемам резекции правой половины толстой кишки с учётом артериального кровообращения: я фотографировал схемы операций на толстом кишечнике. Таисия Алексеевна в перерывах иногда рассказывала нам о тех далёких военных событиях на Халхин-Голе, о мужестве наших солдат и врачей, о военвраче Василии Аркадьевиче Коханском, начальнике автохирургического отряда».

Несмотря на свой колоссальный опыт, Таисия Алексеевна постоянно училась сама и прививала жажду исследовательской деятельности будущим врачам. Её перу принадлежат 42 опубликованные научные работы по актуальным проблемам хирургии.

Медицинскому институту Корчагина отдала многие годы, там она трудилась до конца своей жизни, до 1973-го. Её вклад в развитие здравоохранения Забайкалья неоценим, её жизненный путь является образцом самоотверженного служения народу и Отечеству.

Связь времён
Халхин-Гол… река на востоке Монгольской Народной республики. На её крутом обрывистом берегу стоит мраморный обелиск, на постаменте которого высечена надпись на русском и монгольском языках в память воинам-героям Советской Армии и мужественным цирикам Монгольской Народно-революционной Армии, павшим в боях с японскими захватчиками.

В Читинской государственной академии еще в 2010-м был создан мемориал, посвящённый подвигу участников и ветеранов тыла в годы Великой Отечественной войны, работавших в мирное время в вузе. Он обеспечивает связь поколений, которая во все времена являлась залогом духовного здоровья любой нации. Нынешние студенты-медики имеют возможность прикоснуться к истории родного вуза и всего Забайкальского края, а их произнесённые не без гордости фразы: «Мои дедушка (бабушка) учились у этого преподавателя» дают нам надежду на то, что эта связь поколений никогда не прервётся.

Все материалы рубрики "Сберечь память"

 

 

Екатерина Скороход,
Валентин Смекалов

Фото из архива авторов
«Читинское обозрение»
№49 (1637) // 02.12.2020 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).