Загадки еврейского кладбища

Тайны «золотых» могил и секретного склепа


Начавшаяся реставрация площади Декабристов в Чите обнажила спрятанные много лет остатки надгробных плит с безбожно разворованного еврейского кладбища, существовавшего долгое время на пятачке ул. Баргузинская - Кирова - Артиллерийские склады. Меня это взбудоражило и навело на мысли погрузиться «в дела минувших дней, преданья старины глубокой».

Кладбище откупается
В 1975 году на месте закрытого с 1920-х годов еврейского кладбища по улице Ленина, 2 построили многопрофильное училище, сравняв с землёй осколки чьей-то памяти. Именно тогда пожилая еврейка, которая вызвалась сторожить стройку, прокляла всех и вся, напророчив, что «ничего-то у вас не выйдет»

    

Под покровом ночи трудились экскаваторы, сгребая в кучу надгробные плиты, пока ковш одного из них не своротил на сторону тяжёлый могильный камень. Рабочие обалдело смотрели на находку: золото! И, правда, золото. И много – целая жестяная банка из-под чая, набитая доверху золотыми дореволюционными рублями. Возникла ли тогда у кого-нибудь мысль, что кладбище откупается? Будто говорит: оставьте нам наших мертвецов, не трожьте их покой! Но магия золотого металла сделала своё дело. Приехала специальная комиссия «оттуда» и, забрав находку, неотлучно следила за дальнейшим строительством, которое теперь уже больше напоминало раскопки. Чуть позже нашёлся и второй клад, правда, поменьше. После рыли ещё и ещё. Среди строителей пошёл слух, что золото это принадлежало отступающим из Читы отрядам атамана Семёнова...

Кладбище потихоньку растаскивали, возводя остовы стен будущего ПТУ-2. Оставшимися плитами мостили продолжение улицы Ленина, часть осталась там же, на территории ПТУ. Остальное свезли на площадь Декабристов. Для «облагораживания территории». Сегодня эти плиты вывернули вновь наизнанку уже с благой целью – засвидетельствовать запоздалое почтение к мёртвым.

Надгробие в лесу
На ловца и зверь бежит. Вот и возникла из ниоткуда неожиданная находка за Объездной трассой, выше улицы Славянской, что в Сосновом Бору. Давно уже ходили слухи, что если перейти дорогу в сторону леса, но свернуть от ягодной тропы резко вправо и идти ровно столько, чтобы уткнуться в сточный бетонный жёлоб и ступеньки, то можно увидеть странное зрелище: руины каменного здания размером с небольшую комнату и две могильные ямы, рядом с которыми старое надгробие с письменами на иврите. Стены из дикого камня. Внутри следы голубой штукатурки. Судя по растительности, здание пустует лет 50. Что касается могил, то вырыты они недавно, и могильный камень сворочен на сторону также, хотя и это спорно.



О странной находке заговорили только в 2017 году на форуме «Еврейские корни», хотя видели её, и я в том числе, уже много раз. Один из старожилов микрорайона выложил фотографии захоронений. В ходе переписки выяснилось, что когда-то рядом протекал ручей, его ещё называли Лебединым, непонятно почему. Надпись на надгробном камне расшифровали коллективными силами: «Здесь лежит Арья, сын Михаэля из семьи Радзивильер, умерший в 1922 году в возрасте 48 лет».

Что интересно, на мацеве, вертикальном плоском надгробном камне, имеется выемка для фотографии. А ведь известно, что иудейские памятники, изготовленные в соответствии с канонами, выглядят иначе, нежели христианские. Ещё в Ветхом Завете говорится о недопустимости любого изображения человеком людей – это право есть только у Бога. Традиция ставить медальоны с фотографией умершего – это уже примета начала 20 века и говорит о тесном соседстве с христианством.

Дальше. Вокруг эпитафии можно разглядеть изображение растений и крупных листьев. Эта традиция использования растительных и зооморфных мотивов, особенно в рамке вокруг эпитафии, пришла из Центральной и Восточной Европы. Цветущие растения говорят также о плодотворной деятельности усопшего на пути добра.

Много споров вызвало каменное сооружение. Но большинство сошлось на том, что это всё-таки склеп, куда могло единовременно поместиться 4-5 человек, которые пришли попрощаться с усопшими. И архитектура довольно скромна. Однако сбивает с толку факт отдаления от кладбища. Ведь раввинистические авторитеты требовали, чтобы такой участок находился в постоянном владении общины, был огорожен и отдалён от других участков минимальным расстоянием в четыре локтя.

Единственное, что приходит в голову, так это желание уберечь могилы своих родных от еврейских погромов, которые прокатились по стране в начале 1920-х. В Чите особенных волнений не наблюдалось, но еврейское кладбище официально закрыли именно в начале 20-х с формулировкой «находится в опасном соседстве от артиллерийских складов». А тот факт, что растительность внутри довольно скудная, и от могил остались лишь зияющие ямы, говорит о том, что сам склеп покинут относительно недавно, и те, кто навещали своих родных, уехали отсюда, забрав, очевидно, с собой прах своих предков.


Все материалы рубрики "Страницы нашей истории"


Ольга Теплова,
библиограф ЗКУНБ им. А.С. Пушкина
«Читинское обозрение»
№33 (1465) // 16.08.2017 г.

Вернуться на главную страницу 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).