Представьте, что вы комодик

И-и... ящички туда-сюда – показывает элементарное движение восточного танца Татьяна Вырупаева


Если ученица – «технарь», объясняет, как работают мышцы. С творческими – взывает к ассоциациям: «Будто макаронину проглатываем». Сама зеленоглазая, рыжая – роман пиши. Её роман с «качалками» и «восьмёрками» яркий, счастливый и многотрудный. Потому что для нас живот – это... вот. А в танце – сложнейший инструмент.

– Два месяца у новичков уходит на то, чтобы начать понимать «механизм» движений, научиться фиксировать плечи так, будто они прибиты гвоздями...

Приходят разучить «что-нибудь попроще», но влюбляются в чарующий восток.

– Более женственного танца не бывает, – уверена Татьяна. – Час занятий сжигает тысячи калорий и... комплексов, женщина расцветает, становится мягче, изящнее. Прорабатываются мышцы, важные в деторождении. В норму входит энергетический баланс.

Ох, не зря моя героиня – дипломированный специалист по рекламе и связям с общественностью!

От Татьяны узнаю о «каракатице» – так неизящно названо движение, достойное римской грации. О «бочке»: по легенде злобный араб выбросил в пучину провинившуюся супругу, и та, вращениями, выбралась наружу. О движении «самиа», что придумала легендарная египтянка Самиа Гамаль, звезда танцпола и кинематографа 50-х. О саиди – танце с тростью, и трайбле – необычном американском стиле, когда женщина танцует не для кого-то, а для себя. «Что-то вроде танца племени амазонок». О «табле», что исполняется под арабский барабан, «и когда танцовщица талантлива, движения настолько выразительны, что кажется, «звучат» они, а не барабан!».

Практически всё из перечисленного можно освоить в Чите. Тары-бары, что нечем себя занять, разводит лень-матушка: в городе восемь школ восточного танца различных направлений и стилей. Заниматься начинают и в 6 лет, и в 60. Вечерами, по выходным. Приезжают даже на автобусах из района! Шьют диковинные костюмы. Преображаются. Где вы ещё увидите, как чопорная банковская служащая меняет пиджак на топ и разучивает тряски, удары головой, арку через верх правым бедром, разворот с выбросом ноги...

Так же неожиданно раскрылась Татьяна для бывших сокурсников и наставников, когда на юбилей кафедры пришла не с поздравительной речью (речей хватало), а с огненным танцем.

Нередко представление о восточных танцах складывается с подачи кинематографа и – неверно. Индийские или та же ламбада восточным танцам – седьмая вода на киселе. Восток – дело не только тонкое, но в классическом варианте максимально закрытое. Например, халиджи женщина исполняет в галабеи (длинном «балахоне» с широкими рукавами). «Танцуют» ладони, лицо, длинные волосы.

И столетия назад дочери Евы отплясывали в платье, закрытом до шеи; через ладони передавая энергию земли. Оттого, кстати, танцовщицы босые.

– На паркете стопы так отбиваешь! – смеётся Татьяна, а сама по углям и льду на урок побежит.

В 11 лет застенчивая девчонка постучала в дверь, из-за которой доносилось волшебное: «И – раз-два-три». Отказали: сверстников не догонишь. Но готовились к «Последнему звонку», вальсировать умели только двое, однако обучили других, а Таню ещё и заставили поверить в себя – записалась на восточные танцы в школу Надежды Гурьевой (существует в Чите уже 12 лет).

– Боялась, что, как многие увлечения, и это уйдёт на второй план после первых успехов, но нет.

Сегодня учит танцу детей и взрослых, совершенствуется сама. Блистает на фестивалях. При этом сдаёт сессии в магистратуре – изучает «Психологию развития», «чтобы находить ещё больший душевный контакт со своими девочками». Заботится о семье. И при бешеном темпе жизни лучится, как рыжее солнце. Поневоле поверишь, что гевейзи, балади – отличная подзарядка.

Про внутреннюю гармонию, что восстанавливается в танце, видимо, тоже не арабские сказки. Синюю птицу ведь не обманешь: она, как и успех, «слетает» на тихую воду. Мечтала маленькая Танюшка учить школяров, но на начфак опоздала. Почти случайно стала пиарщиком. А жизнь мечты сплела – наставничество сбылось, университетские навыки применяет на бесплатных мастер-классах. Педагог-психолог, по всему, тоже талантливый.

– Когда открывала студию, меня предупреждали: с детьми надо строго, иначе сядут на шею. Но танец – внутренняя свобода. Потому шутим, делимся впечатлениями дня, вместе придумываем номера. Никогда не поставлю музыку, если не нравится девочкам: им её сотни раз слушать на репетициях, нести живые эмоции в танце.

Многие тренируются по дискам и Интернету. Татьяна советует хотя бы на начальном этапе поискать тренера:

– По незнанию легко повредить спину: нагрузки серьёзные.

Но мерило мастерства на одном сайте понравилось: «Когда это «бряк» станет «дзынь-дзынь-дзынь», тогда будет называться тряской».
Давайте с «комодика» начинать...

Все материалы рубрики "Люди родного города"

 


Елена Сластина
Фото из архива
Татьяны Вырупаевой

«Читинское обозрение»
№26 (1458) // 28.06.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).