Улдза и Тореи

За последние сто лет Торейские озёра трижды пересыхали и вновь наполнялись


Казалось бы, что здесь может быть важного? Но для многих наших земляков это новость первостепенного значения, способная существенно повлиять на их образ жизни. Почему так?

Начнём с того, что это событие давно ждали и даже предсказывали учёные-климатологи. Два забайкальских озера, называемые Торейскими (Зун-Торей и Барун-Торей) уже более десяти лет стоят сухими, а их бывшее дно превратилось в солончаки, луга и даже степи. На минуточку — речь идёт о самых больших озёрах Забайкалья, достигающих совокупной площади в 560 квадратных километров. Чтобы читинцам легче было представить такое водное пространство, скажем, что по площади это почти равняется десяти Арахлеям.

Но беда Тореев в том, что периодически они полностью или почти полностью пересыхают. Их наполнение обеспечивается лишь двумя реками, берущими начало в Монголии — более крупной Улдзой и совсем небольшой Ималкой. И как только в даурской степи начинается засуха, эти речки пересыхают в своих устьях, оставляя без воды обширный, но мелководный Барун-Торей. Его младший брат Зун-Торей совсем не имеет притоков и снабжается водой Баруна через узкую протоку Уточи. Поэтому пересыхание одного озера неизбежно приводит к гибели другого. К счастью, это временная гибель, за которой должно последовать возрождение.

Ещё пару десятилетий назад учёным стало понятно, что на юге Забайкалья засухи носят периодический характер, повторяясь каждые 30–35 лет. За последние сто лет Тореи трижды пересыхали и вновь наполнялись. После полноводного 1999 года уровень воды в озёрах стал стремительно падать, и за десятилетие они превратились в сушу, по которой бродят верблюды, а степные ветры периодически гоняют соляные вихри.

И вот в Тореи вновь приходит вода, а с ней и новая, иная, жизнь. Если озёра наполнятся речной водой, в них опять появится карась, своим обилием привлекавший некогда любителей рыбной ловли. Во влажный период легче становится жизнь домашних и диких животных, страдающих от нехватки водопоев. На островах Баруна возродятся знаменитые птичьи базары с тысячными колониями чаек, крачек и бакланов. Возрастёт численность краснокнижных журавлей — одного из живых символов Забайкалья. Весной и осенью многочисленные стаи кормящихся здесь перелётных птиц будут напоминать о том, что Тореи неслучайно были включены в список водно-болотных угодий международного значения.

Впрочем, для кого-то новость о возрождении Тореев может оказаться тревожным звоночком. За два сухих десятилетия некоторые забайкальцы уже успели отстроиться по высохшим берегам рек и озёр. Наступление влажного периода предвещает повышение уровня грунтовых вод, заболачивание почвы и увеличение риска наводнений на наших своенравных реках.

Кто-то скажет, что, мол, климат — дело малопредсказуемое, и всё это ещё вилами на воде писано. Время покажет, и ждать осталось уже недолго. На мой взгляд, стоило бы серьёзно отнестись к прогнозам учёных и подумать, в каком месте нам следует заранее постелить соломки.

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
Фото автора
«Читинское обозрение»
№38 (1626) // 16.09.2020 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).