Мираж в конце туннеля

От команды губернатора ждали компетентности и энергичности, а она завела в тупик


Очередной год заканчивается под пушечные выстрелы рекордного снижения цен на нефть и пикирующего падения рубля по отношению к иностранной валюте. Как следствие, ещё более тревожны ожидания жителей Забайкальского края: что будет в новом году с зарплатами в бюджетной сфере, с социальными выплатами, медициной и проч.? 

Апокалипсис назначен на сентябрь
Отчаянное положение края в уходящем году зримо отражается в формировании бюджетов всех уровней на очередной 2016 год. Правительство края идёт на беспрецедентную меру – сознательно нарушая Бюджетный кодекс, закладывает в бюджет расходы на оплату труда и начисления, публичные нормативные обязательства и социальные выплаты, страховые взносы на медицинское страхование неработающего населения, субвенции муниципальным образованиям, коммунальные услуги только на восемь месяцев. Муниципалитеты в лучшем случае могут исполнить свои обязательства на 50-60%.


Власти Читы уже заявили о способности обеспечить зарплату учителям только на 5,5 месяцев. Что потом? Всеобщий апокалипсис или милость Москвы? Но федеральный бюджет из-за падения цен на энергоносители на мировом рынке и так трещит по швам. Безвозмездные поступления из него в наш региональный бюджет на 2016 год предусмотрены в объёме всего 12,7 млрд рублей: на 5,1 млрд меньше, чем в бюджете 2015 года. 
 


В 2015 году госдолг края достиг солидной суммы в 25,7 млрд рублей. В 2016 году предстоит погасить 11 миллиардов и ещё потратить 2,5 миллиарда на обслуживание долга. И вот здесь, очевидно, следует заметить такую деталь. Раньше губернатор Константин Ильковский не раз говорил, что, дескать, не надо бояться госдолга – он жить и строить помогает. Но когда госдолг практически равняется собственным доходам краевого бюджета, здесь уже не до шуток. И вот губернатор вынужден обивать пороги федерального правительства, прося дополнительные дотации, бюджетные кредиты, говоря теперь о чудовищной закредитованности как о стихийном бедствии, а не как о провалах в руководстве. 

Пока он это делает, его боевой министр финансов Андрей Кефер публично заявляет буквально следующее: «Мы считаем, что в глобальном масштабе ничего запредельно смертельного в росте государственного долга Забайкалья нет ... Мы рассматриваем госдолг не как показатель ликвидности (очевидно, он хотел сказать неликвидности – прим. авт.) регионального бюджета, а как инструмент сугубо экономический, который должен быть направлен на стимулирование развития субъекта. Здесь начинается самое неприятное. Мы видим, что практически все кредитные ресурсы регион вынужден направлять на финансирование первоочередных расходов».
Вот с двух последних фраз и надо было начинать.


Одно дело, когда кредиты, даже коммерческие, направляются на развитие, вкладываются в дело, в строительство жилья – и действительно помогают жить и строить новую экономику, другое – когда они тут же идут на гашение пожаров в виде, например, задержек заработной платы бюджетникам, и это уже совсем другая история. Последствия её мы сегодня видим в катастрофическом положении бюджета.


Напомним (эти данные наша газета уже приводила): доходы бюджета края нынешнего года по уточнённому плану должны быть 44,4 млрд рублей. Сейчас уже понятно, что достигнуть этого показателя по ряду причин не удастся, и региональный минфин даёт оценку его исполнения в объёме 42,5 млрд рублей. 

Но даже этот провал кажется сущей безделицей по сравнению с тем, какой бюджет ждёт нас в начавшемся году. На 2016 год его предлагается утвердить с доходной частью около 37 млрд рублей, то есть на 7,4 млрд рублей меньше, чем уточнённый показатель бюджета на 2015 год, и на 5,5 млрд меньше даже оценочного показателя на нынешний год. Расходная часть в проекте бюджета на 2016 год планируется в размере 37,4 млрд рублей. Это на 11 млрд рублей меньше, чем было запланировано (по уточнённому плану) на 2015 год. 

Кривое зеркало
Но вот парадокс: в бюджете катастрофа, а минэкономразвития края рисует радужную прогнозную картину социально-экономического развития региона на 2016 год. По расчётам министерства, имеются все тенденции к солидному росту. Промышленное производство 2016 года, например, к соответствующему периоду года прошедшего должно подрасти на 2,2%, сельскохозяйственное производство – на 2,3%, инвестиции в основной капитал вырастут на 1,2%, а валовой региональный продукт при всех трудностях подрастёт на 0,3% и достигнет почти 277 млрд рублей. Хотелось бы верить, но...

Дело в том, что социально-экономические прогнозы, которые ежегодно пекутся в недрах правительства Забайкальского края, похожи на кривое зеркало. Если верить этим прогнозам, то в 2015 году нас должна была ждать если не яркая бело-розовая полоса, то вполне светлая, для жизни приемлемая. Промышленное производство к году предыдущему должно было вырасти на 3,1%, объём продукции сельского хозяйства – на 2,8%, инвестиций в основной капитал должно стать больше на 3,9%, а реальные денежные доходы населения – весомее на 2,6%. Региональный валовой продукт должен был увеличиться на 2,4% к году предыдущему.

Гладко было на бумаге. Что же получили в реальности? Официальных данных за весь 2015 год ещё нет, но вот девятимесячные показатели (вряд ли по году будет положительная динамика) совсем иные. Рост объёмов производства наблюдался только в добыче полезных ископаемых – на 5,6% к соответствующему периоду прошлого года. Снижение же объёмов допущено в обрабатывающих отраслях, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды, сельском хозяйстве, строительстве, обороте розничной торговли, обороте общественного питания, объёме платных услуг населению. Сократились реальная заработная плата и реальные денежные доходы населения.

Бюджет атаковала... армия
Ну ладно, в неудачах крупных проектах – таких, как освоение юго-восточного региона края и др. – свои причины, часто мало зависящие от региональных властей (хотя и от них многое зависит). Но вот куда мы катимся в обрабатывающих производствах, где роль наших региональных министерств доминирующая? Например, производство машин и оборудования упало на 33,8%, хотя доля их в обрабатывающих производствах велика – 29,3%. Почему? Да потому, что с начала текущего года выпуск холодильных установок на ОАО «Машзавод» не производился. 

Здесь вообще много туману. До сих пор никто из правительства края так и не рассказал внятно, что стало с этим заводом. А ведь повод был основательный. Сообщение в прессе о том, что советник губернатора Сергей Селезнёв совместно с другими акционерами ОАО «Машзавод» вынудил генерального директора предприятия Сергея Ганичева покинуть свой пост, должно было вызвать ответную реакцию в региональном правительстве. Ибо это по сути одно из последних промышленных предприятий краевого центра, которое, судя по ранее озвученным гендиректором Ганичевым намерениям, реально можно было возродить, вдохнуть в него новую жизнь и выпускать современную продукцию. Но вместо этого, по словам Ганичева, акционеры преследуют другие цели, явно корыстные: хотят «получить авансы под госзаказы, распродать территорию и имущество предприятия, а в итоге закрыть завод через банкротство».

Обвинение более чем серьёзное. Так ли это на самом деле или что-то иное? Но ни руководители Забайкальского края и города Читы, ни акционеры с тех пор не проронили ни слова: ни опровержений, ни разъяснений не последовало. Хотя ранее было образовано региональное отделение общероссийской общественной организации «Союз машиностроителей России». И тогда первый зам. председателя регионального правительства Алексей Шеметов с пафосом говорил, что его создание – исторически значимое мероприятие, поскольку на территории края появился новый общественный институт, который позволит консолидировать всех участников машиностроительной отрасли. «Это институт, – говорил он, – который будет защищать интересы в части размещения заказов, единой государственной политики уже на законодательном уровне, это тот институт, который будет защищать интересы персонала и студентов машиностроительной отрасли. Считаю, что сегодняшняя дата станет той отправной точкой, с которой начнётся восстановление машиностроительной отрасли Забайкальского края».

Красивые слова, не правда ли? И как их совместить с тем, что изгнание деятельного руководителя Читинского машзавода и практически ликвидация завода не вызвали никакой реакции ни у господина Шеметова и всего правительства Забайкальского края, ни у Союза машиностроителей? А главное, никто ничего не может толком сказать – прав ли был Сергей Ганичев, бросивший резкие обвинения в корысти в адрес акционеров или нет. Сейчас завод вроде бы обещают перебазировать на новую площадку, но веры нет. Кому-то очень понадобилась прежняя большая площадка в центре города.

А ведь именно такие предприятия и должны составлять основу налогооблагаемой базы края. Конечно, это требует реальных усилий, а не болтовни. Теперь тот же Алексей Шеметов говорит, что «глубочайшей трагедией является вывод армии из Забайкалья, поскольку армия была мощнейшим генератором налоговых платежей и мощнейшим потребителем продукции и услуг». По его мнению, это было ошибочное, необдуманное решение (!), а «замещающих процессов» (!) не последовало. И все проблемы с бюджетом, в чём он уверен, – это результат такого решения.

Интересно, какие «замещающие процессы» ждёт чиновник? Может быть, строительство в регионе космодрома, нефтяных месторождений или нового БАМа? Их не будет, а вот губить реальные предприятия – это и есть удар по налоговой базе. Обычное строительство тоже в провале: за девять месяцев текущего года строительная отрасль снизила объёмы по сравнению с тем же периодом прошлого года на 27,6%. Меньше стало строиться жилья, зато уезжающих из региона всё больше – до 10 тысяч молодых и образованных людей в год. Не от хорошей жизни.

А что нашим руководителям мешает развивать пищевую промышленность в регионе? Из года в год, из квартала в квартал она сдаёт позиции, уступая рынок более предприимчивым руководителям из других регионов. За девять месяцев 2015 года сокращены объёмы производства мяса и субпродуктов – на 34,8% (это в традиционно мясном регионе!), мясных полуфабрикатов – на 24,5%, мясных консервов – на 14,8%, плодоовощных консервов – на 14,6%, хлеба и хлебобулочных изделий (!) – на 5,9%, кондитерских изделий – на 22,4%, макаронных изделий – на 6,8%, безалкогольных напитков – на 38,2%, минеральных вод – на 34,8% (ну, мало же у нас в крае минеральных источников!). Разве не теряются здесь налоги для наших бюджетов? 

И, думаете, какими «объективными» причинами наша власть оправдывает все эти провалы? Оказывается, мешают необеспеченность предприятий качественным сырьём и его высокая стоимость (она не больше, чем в других регионах); большой износ основных фондов (так обновляйте их активнее); проблемы со сбытом отдельных видов выпускаемой продукции из-за низкой конкурентоспособности (а кто должен её повышать?); насыщение регионального рынка продукцией производителей ведущих российских компаний (но это уже следствие плохой работы наших предприятий); недостаток инвестиционных ресурсов на развитие отрасли. 

Скандальную известность получила инициатива краевой власти передать в аренду китайским земледельцам сотни тысяч гектаров залежных земель.


Почти ничего не делается по развитию потребкооперации в крае, которая могла быть мощнейшим побудителем заниматься производством сельхозпродукции самим забайкальцам – и не потребовалось бы звать на помощь иностранцев. Тогда чем же занимаются наши многочисленные министерства с огромным штатом чиновников и солидными зарплатами? 



За лесом не видно деревьев
Таких примеров в крае много. Наша региональная власть большей частью играет на публику, как бы не замечая того, что и может составить реальную экономику региона. Весь уходящий год мы были свидетелями бурной борьбы губернатора с федеральным правительством за мифические ТОРы (территории опережающего развития), которые, дескать, принесут нам в край огромные государственные инвестиции. То власть тешила публику огромными миллиардами налоговых поступлений в бюджеты от реализации проекта освоения Быстринского месторождения (хотя, как выясняется, если и будут налоги, то многократно меньше). Много говорила о непонятных промышленных кластерах, которые то ли будут, то ли нет. А безработица при этом в регионе процветает. То проводила массовые имиджевые мероприятия вроде военной игры «Зарница», авиационного шоу, кинофестиваля и проч. Объяснение: надо, чтобы край был известен (как будто до этого о нём никто не знал) и сюда бы пришли деловые люди с инвестициями. Хотя трудно представить, что из других регионов пойдут к нам инвесторы, если мы сами в 2015 году направили инвестиций в основной капитал 85,9% к соответствующему периоду предыдущего года.

А вот о конкретных людях забота была минимальной. Сегодня край просто «прославился» на всю страну задержками заработной платы работникам бюджетной сферы, забастовками учителей, вопиющими фактами издевательства над детьми в детских домах, невиданной криминогенной обстановкой. Поддержанная губернатором варварская «оптимизация» в сфере здравоохранения осложнила лечение тысяч людей и породила рекордную смертность в регионе. Да что говорить, с бродячими собаками справиться не можем, ждём новых трагических случаев. 

...А ведь в 2012 году, когда к руководству краем пришла новая бригада, многие восприняли это как свет в конце тоннеля. Но он оказался миражом.

Все материалы рубрики "Трибуна "ЧО"

Читайте также: «Бюджетные «загогулины»
 


Владимир Тихомиров
«Читинское обозрение»
№2 (1382) // 13.01.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
гость 13:40 16.01.2016
какая политика государства - такое и исполнение на месте
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).