Как живёшь, лао ши?

Где в мире нехорошо наступать даже на тень учителя


 Труд учителя никогда не был лёгким, особенно в России. А как обстоят «школьные дела» в других странах? Читинский переводчик Сергей Акулов по просьбе «ЧО» изучил тему на иностранных сайтах.

Для начала сравним условия работы российских учителей с условиями «братьев по цеху» одной из бывших республик Советского Союза – Грузии. Педагогов обеих стран объединяет невысокая зарплата. При нагрузке 3-4 урока в день грузинским учителям платят примерно 212 долларов (примерно 14 тысяч рублей по сегодняшнему курсу), когда средняя зарплата в Грузии равна 345 долларам (выше 22 тысяч рублей). Многие вынуждены давать частные уроки. Как и у нас, учителя там получают надбавки к зарплате. За классное руководство полагается 38 долларов (около 2,5 тысяч рублей). Грузинские учителя имеют бесплатную медицинскую страховку и скидки на проезд в общественном транспорте.

В благополучном Израиле средняя зарплата учителей чуть больше 1000 долларов (65 тысяч рублей), тогда как средняя зарплата в 2,5 раза выше. Израильские педагоги не один раз выходили на улицы и требовали повышения зарплаты. Но при этом у них есть ещё два дня отдыха среди рабочей недели. А каждые шесть лет учитель имеет право уйти на год в «творческий отпуск» с сохранением зарплаты.

В учении китайского философа Конфуция воспитатель относится к категории мудрых и благородных людей. Уважение к тем, кто воспитывает и учит, является правилом поведения для каждого в Поднебесной. По данным одного из мировых исследований, учителей больше всего ценят и уважают именно в Китае. В Японии, культура которой во многом сложилась под влиянием конфуцианства, культ учителя – характерная черта общества. «Никогда не наступайте даже на тень учителя», – гласит японская пословица.

В Китае самой престижной для учителей считается работа в 10-12 классах. Таких преподавателей правительство приравняло к госслужащим, определив размер ежемесячной оплаты труда примерно в 590 долларов (почти 40 тысяч рублей). Учителя пользуются льготами на медицинское обслуживание и имеют социальные выплаты.

Большинство молодых специалистов по распределению направляются в сельские школы. Отработав по контракту, молодой учитель имеет шанс получить место в городской школе. Правда, никто не гарантирует жильё, в лучшем случае – место в общежитии. Зато со временем учителя имеют возможность получения льготных кредитов, особенно в небольших городах.

Чтобы больше узнать о жизни обычного учителя китайской средней школы, предлагаю перевод записей из дневника молодого специалиста по имени Ли Мэйфэн, которая по распределению попала в сельскую школу самой южной провинции Юньнань на границе с Мьянмой. Думаю, переживания начинающего учителя найдут душевный отклик у читателей «ЧО»:

«15 октября 2012 года: Руководители сельских администраций приехали в уездный город встретить молодых учителей. Я оказалась последней среди ожидавших распределения, и мне досталась школа в самом глухом селе на границе с Мьянмой. 

10 апреля 2013 года: Сегодня в связи с прибытием в школу большого начальства директор вынужден целый день сопровождать гостей. Мне сказали, что главный проверяющий раньше преподавал в нашей школе. Я принесла гостям чай, а сама быстро ушла из кабинета, чтобы не мешать дружескому общению мужчин. Дело в том, что я чувствую неловкость в присутствии незнакомых людей. И почему я такая робкая? 

15 апреля 2012 года: Один день в неделю для всех учащихся нашей школы организуют трудовой десант. Третьеклассники и четвероклассники дружно таскали песок. Я вижу, что ребятам очень нравятся уроки труда и физкультуры. Несмотря на то, что деревенские дети такие худенькие, они очень работящие и за день сделали столько, сколько мне не одолеть за неделю. Как мне стыдно перед ними!  

25 апреля 2013 года: Многие здесь считают, что у меня большая зарплата. Знали бы они... Для таких, как я – девушек из простой семьи, без связей и без денег, есть только один путь изменить свою жизнь – сдать квалификационные экзамены, а иначе придётся навсегда застрять в этих горах.

20 мая 2013 года: Почти все жители – представители национальных меньшинств со своими устаревшими обычаями. Они очень гостеприимны и хлебосольны, любят петь и танцевать. Однако сама деревня очень далеко от ближайшего города, да и дороги как таковой нет. Телефонная связь тоже плохая. Я не понимаю их обычаев. Совсем не плачу, а молча всё терплю».

Как видно из содержания записей, перед нами молодая учительница и вовсе не геройского характера. Эта девушка вызывает сочувствие и понимание, хотя мы не знаем, как сложится её дальнейшая жизнь. 

Кое-что о монгольской школе мы узнаём из интервью в блоге с 11-летним школьником из Улан-Батора по имени Бад, который раньше несколько лет жил с родителями в Англии:
«В нашем классе 46 учеников, поэтому у меня много друзей. 

В нашей школе заведены строгие правила. Мы должны заходить в школу по определённой системе и не искать коротких путей. В коридорах мы придерживаемся правой стороны. Бегать и кричать на переменах строго запрещено. Если мы нарушаем эти правила или плохо ведём себя в классе, нас наказывают. Обычное наказание – вымыть пол в классе после уроков. Мне уже как-то пришлось это сделать за опоздание.

Больше всего мне нравится футбол. Учителя не разрешают нам игры с мячом, потому что они думают, что мы обязательно побъём окна. Нам приходится играть украдкой, когда никто из учителей не видит.

Чем отличается школа в Англии от школы в Монголии? В английской школе было 200 учеников, а здесь, в Улан-Баторе, 2000 учеников. Интересно, что в Монголии мальчики и девочки не играют вместе, а в Англии – играют.  Я считаю, что в английской школе учиться легче, чем в монгольской. Когда я вернулся из Англии, то мне было очень трудно учить математику по монгольской программе, потому что она гораздо сложнее английской».

С японской школой мы познакомимся по краткому сообщению администрации одной из средних школ префектуры Тиба. Эта префектура расположена недалеко от Токио:

«В нашей школе занятия начинаются в 8 часов утра. Администрацией определён для школьников безопасный маршрут с учётом уличного движения. Предусмотрены запасные входы-выходы, места для смены обуви, потому что в класс дети входят в лёгкой обуви. В школе введена униформа и действует кабинетная система обучения. В младших классах урок длится 45 минут, в старших – 50.

В школе есть столовая, блюда для детей могут быть приготовлены с учётом религиозных взглядов и медицинских противопоказаний. Свой класс и другие учебные помещения школьники приводят в порядок сами».

В своё время мне довелось побывать в одной из школ префектуры Айти (Япония). Запомнились дети в аккуратной школьной форме: мальчики в строгих костюмах военного образца, девочки – в матросках. Во время беседы дети задавали много вопросов о жизни в России, сибирских морозах, русской кухне. Лишь один очень серьёзный мальчик спросил о нашем отношении к проблеме «северных территорий». Это вызвало смех его одноклассников, потому что (как я могу только догадываться) детям не рекомендовали задавать гостям острые политические вопросы. Руководителю нашей делегации удалось дипломатично ответить мальчику и тем самым «сохранить лицо» как гостям, так и хозяевам... 

Все материалы рубрики "Темы"

 


Сергей Акулов
«Читинское обозрение»
№45 (1373) // 11.11.2015 г.


Вернуться на главную страницу

  

Обсуждение
Ирина Григорьевна 16:56 13.11.2015
Спасибо за чудесный материал! Было интересно прочитать, а как там у них
С.Акулов 06:49 17.11.2015
Уважаемая Ирина Григорьевна, большое спасибо за Вашу высокую оценку материала об учителе в других странах. Вы можете написать, какая тема о жизни за рубежом Вас или Ваших знакомых интересует. Имею возможность читать в Интернете газеты разных стран на разных языках. Для меня важно знать тему.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).