Ум или доброта

Что толку от ума, который не светит и не греет?


Скажу сразу: никаких далеко идущих выводов делать не хочу, пусть эти выводы каждый из читателей сделает сам. А речь, собственно, вот о чём…

Есть у меня знакомая, с которой мы дружны уже не один десяток лет. Помнится, как она ликовала, получив пенсионное удостоверение: «Ну, вот, теперь заживу тихой спокойной жизнью! Внуками займусь, с детьми почаще видеться буду…».

Однако, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. У Марии Петровны было уже двое взрослых детей, сын и дочь, и к моменту её выхода на пенсию у сына и дочери были дети – ровесники, двоюродные братья, Алёша и Вадим. Учились ребята в четвёртом классе. Только Алёша – в престижной городской гимназии, а Вадим – во вспомогательной школе. Вадиму в раннем детстве был поставлен диагноз: «Задержка психического развития», так что мальчишки были ровесники, но их жизненные дороги были очень и очень разными. Алёша – постоянный участник городских и краевых олимпиад, вечный победитель всевозможных соревнований и конкурсов, а Вадим – тихий троечник, которого было просто незаметно рядом с двоюродным братом. Алёшей восхищалась и гордилась вся огромная родня, о Вадиме вспоминали от случая к случаю – чем там гордиться-то, тихий середнячок. Вот так жили-поживали близкие родственники: неделю мальчишки в школе, выходные и праздники – у бабушки. С Марией Петровной мы не виделись давно, разве что изредка перезванивались. И вдруг – звонок от неё, и просьба: «Можно к тебе приехать? Поговорить нужно».

Поначалу разговор не клеился, и, наконец, махнув рукой на так называемые «приличия», заговорила она напрямую.

– Знаешь. Не могу себе покоя найти, всё думаю, думаю… Вот мальчишки на выходные приезжают ко мне, я их жду, скучаю. Алёшка сразу, от двери, начинает трещать: «Я за эту неделю восемь пятёрок получил, две четвёрки. Меня хвалили, хвалили – даже надоело!». А Вадик молчит. Спрашиваю: «У тебя-то как дела?». Алёшка тут как тут: «А у дураков какие дела? Ложкой из чашки за столом, вот и все дела!».. За Алёшей не уследишь: то кошку за хвост дёрнет, то собачонку пнёт. А Вадик, молча, возьмёт веник, подметёт пол. Мусор соберёт – тут же в контейнер вынесет. Посуду помогает мне мыть, в магазин со мной ходит. Алёшка ёрничает, дурака валяет. Ни жалости в нём, ни простой человечности. И я вполне отдаю себе отчёт, что никакой надежды на него у меня нет. И вот думаю я… думаю, а кому прок от его великого ума, если он ни пожалеть, ни благодарным быть просто не может? Хочу поговорить с дочкой, чтобы она Алёшу ко мне пореже отправляла. Устала я от его выходок. Да и Вадика он затравил просто… И скажи ты мне, пожалуйста, права я или нет? Знаю, что дочка будет в великой обиде, Алёшка-то только рад будет. С Вадиком ему неинтересно. А что толку от ума, который, как говорится, не светит и не греет? Как ты думаешь?

Все материалы рубрики "Разговор по душам"

 


Елена Стефанович
«Читинское обозрение»
№14 (1550) // 03.04.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).