Его двадцатая весна

Чтобы попасть на фронт, отец приписал себе год


Мой отец Степан Власович Вдовенко был участником войны, но вспоминать о ней не любил. Его товарищи иногда собирались в нашем доме по большим праздникам и начинали вспоминать о войне. Я видела на глазах многих из них слёзы и не могла понять, почему плачут эти взрослые мужчины. Спустя много лет я написала немало очерков о фронтовиках, и каждый раз это была история войны, написанная подвигом каждого из них. Этот очерк об отце – история его войны.

«Я ушёл на фронт»
Мороз сковал окна тяжёлыми оковами льда, добавив холода в стылую каморку, где обитали учащиеся местной ремеслухи. Так мальчишки называли Черновское ремесленное училище. Тусклое солнце скудно просачивалось в полумрак комнаты. Ребята просыпались с неохотой. Надо было собираться на учёбу, но желания не было. Да и голод скрёб в пустых желудках.

Вдруг за дверью затопали тяжёлые шаги. Неизвестный гость, подёргав дверь, распахнул её.
– Вы чё, братва, спите ишо?
Белое облако вплыло в комнату, сбивая куржак с тулупа. И на свет явилась невысокая женщина с улыбчивым лицом.
– Стёпа, встречай мамку-то! – женщина протянула руки к худощавому пареньку.
– Мама, приехала!
Степан обнял мать, сердце сильно забилось в груди.

Его товарищи потянулись к столу, на который тётя Харитинья, мать Степана Вдовенко, водрузила тяжёлый мешок с продуктами. Гостинцы были сказочные для военного времени: замороженные бруски мяса, молока, большие, круглые караваи хлеба, добрая поленница рыбы.

Вскипятили чай и вкусно прихлёбывали его с хлебом и брусничным вареньем.
– Чё на фронте-то деется, ребята? – тревожно спросила Харитинья. – Мы-то в деревне живем, а вы – в городе. Больше мово, поди, знаете.

Парни рассказали ей, что под Сталинградом идут тяжёлые бои. Но наши войска не сдаются.
– Всё равно мы победим, мама. Я тоже пойду воевать.
Мать испуганно отшатнулась от сына, перекрестилась:
– Господь с тобой, Стёпа. Тебе же и семнадцати нет ишо...

Степан вспоминал недавнюю встречу с матерью, когда ехал в теплушке с другими солдатами на фронт. «На фронт! На фронт!», – стучали вагонные колеса. 

Мать редко приезжала к нему в ремесленное училище, только с оказией. Большая семья Степана жила далеко от Читы, в селе Ундурга Карымского района. В семье, где было восемь детей, Степан – предпоследний. Он давно рвался на фронт, но лет не хватало. И Степан решил прибавить себе год. Не по годам рослый, парень сумел убедить военкома, что ему недавно исполнилось 18. И его зачислили в строй. Степан написал домой короткое письмо: «Я ушёл на фронт». Шёл декабрь 1942 года...

Смерти вопреки
Безусый боец был зачислен курсантом снайперской школы, где грыз гранит военной науки с декабря 1942 года по ноябрь 1943 года. По окончании стал командиром стрелкового отделения 275-го стрелкового полка, воюя на Первом Прибалтийском фронте (с ноября 1943 г. по январь 1944 г.). Свой дальнейший боевой путь вплоть до победы над фашистской Германией он прошёл в составе 2-го и 3-го Белорусских фронтов под командованием выдающегося маршала Рокоссовского. Помню, что мой отец и его боевые товарищи с гордостью называли себя рокоссовцами и после войны.

В январе 1944 года он был ранен и находился на излечении в госпитале до мая того года. После госпиталя вновь окунулся с головой в военные будни: был зачислен курсантом-разведчиком в 145-й запасной стрелковый полк. А с сентября 1944-го и до окончания войны рядовой Вдовенко – радист-разведчик. Обеспечивал свою часть надёжной связью, ходил в атаки, шаг за шагом приближая нашу Великую Победу.

Особенно жаркими были бои в последние дни войны. Наши войска были уже на подступах к фашистскому логову – Берлину. В апреле 1945 года часть, в которой воевал Вдовенко, вела тяжёлые бои в районе Кёнигсберга.


Мои родители Вдовенко Мария Петровна и Степан Власович. 1940-е годы.

7 апреля Степан получил приказ устранить повреждения на линии связи от наблюдательного пункта командира 90-го стрелкового корпуса к наблюдательному пункту 319-й стрелковой дивизии в районе канала Ланг-Грабен. Немцы беспрерывно обстреливали этот участок, и связист Вдовенко вынужден был устранять неисправности на линии под ожесточённым огнём.

Когда все шесть повреждений были устранены, Степан услышал тихий стон невдалеке.
– Браток, ты ранен? Держись, я спасу тебя...
Обхватив раненого бойца, Вдовенко пополз в расположение батальона. К счастью, рана оказалась не очень тяжёлой.

Последующие дни были очень напряжёнными для бойцов 993-го отдельного батальона связи. Фашисты постоянно обстреливали его позиции из всех видов орудий. Линия связи то и дело обрывалась осколками снарядов. Так, 9 апреля связь между стрелковым корпусом и стрелковой дивизией вновь была повреждена, и майор Кизилов, комбат, приказал рядовому Вдовенко срочно устранить неисправности. Степан опять сноровисто налаживал связь под ружейно-пулемётным огнём противника. Рискуя жизнью, юный Степан Вдовенко исправил четыре повреждения на линии связи и вернулся невредимым в расположение части.

13 апреля Степан наводил линию связи, а затем устранил четыре её повреждения под сильным артиллерийским огнём в районе немецкого населённого пункта Фирврудеркруг.

За героизм и оперативные действия в обеспечении надёжной связью своего подразделения красноармеец Вдовенко был представлен командованием части к медали «За отвагу».

Ратный подвиг Степана Власовича по заслугам был отмечен. Он был награждён орденом Красной Звезды, медалями «За победу над Германией», «За взятие Кёнигсберга» и др.

Когда 9 мая 1945 года отгремели залпы победного салюта в Берлине, Степан Вдовенко встречал свою двадцатую весну. Самую лучшую весну в своей жизни. Но домой, в Забайкалье, он вернулся только в 1947 году. Прослужил в рядах Красной Армии ещё два года: в трудное послевоенное время Родине нужны были его фронтовой опыт, военная выучка, профессиональное мастерство связиста.

Как застывший огонь,
рвётся в неба простор
обелиск. И в ладони
от ветра не гаснет,
как сердце, свеча...
Снова слышу сквозь
время мальчишки
отчаянный крик –
И в атаке боец трёхлинейку
срывает с плеча.
Вот опять – артобстрел –
и со смертью братаешься ты.
Но приказано выжить тебе –
и ни шагу назад.
И лавина огня отделяет 
от той высоты,
В бой идёшь за которую ты,
неизвестный солдат.
И отца своего
я на кадрах войны узнаю
Кинохроники старой – 
годами размыты черты.
Он остался живым
в том далёком,
бессмертном бою...
Ныне склоны цветут

безымянной его высоты.
(стихи автора)

Надежда Гуменюк
Фото из семейного архива
«Читинское обозрение»
№18 (1346) // 06.05.2015 г.


Все материалы рубрики "70 лет Великой Победе"

Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).