Сильнее каторги любовь

190 лет назад в Чите венчались декабрист Иван Анненков и Полина Гебль


4 апреля 1828 года в Старочитинской Михайло-Архангельской церкви состоялось венчание государственного преступника Ивана Александровича Анненкова с француженкой Полиной Гебль, о котором до сих пор пишут книги, ставят спектакли, снимают фильмы, посвящают стихи, поэмы и телепередачи, рисуют картины. В Музее декабристов отметили 190-летие этого замечательного события под девизом «Ради любви».

4 апреля в Музее декабристов звучала музыка, написанная Исааком Шварцем к фильму «Звезда пленительного счастья», песни барда Кукулевича, посвящённые декабристам и их жёнам. На большом экране демонстрировались кадры с изображением многократно увеличенной акварели Николая Бестужева «Улица Читы», портреты Полины Гебль и Ивана Анненкова.

К собравшимся обратилась Надежда Баранова, директор музея:

– Мы пригласили вас отметить юбилейную дату. Здесь, в этих стенах, в этом храме, ровно 190 лет назад состоялось венчание Полины Гебль и декабриста Ивана Анненкова. Перед нами оживёт красивая поэма о любви, окутанная ореолом романтичности и обаятельности. Мы погрузимся в историю их отношений на французском языке.

Зрителям была предложена инсценировка, в которой участвуют учащиеся многопрофильного лицея ЗабГУ Александр Тарасенко, Мария Окорокова, Валентина Третьякова и преподаватель Лия Владимировна Мельничук.

На небольшом лакированном столике – зажжённая свеча, в воздухе чувствуется лёгкий запах стеарина. Возле него – молодой человек в костюме с бабочкой – Иван Анненков, рядом – девушка в нарядном длинном белом платье – Полина. Звучит всем известное послание А.С. Пушкина «Во глубине сибирских руд» на французском языке. Далее Полина и Иван на французском вспоминают, как встретились в первый раз, как полюбили друг друга. Переводит на русский Лия Владимировна Мельничук.

Надежда Баранова дополняет их воспоминания рассказом о судьбе двух человек, которых словно какая-то неведомая сила приближала друг к другу. Это и откровения совсем юной Полины перед подругами о том, что она выйдет замуж только за русского, как её тянуло в Россию, как она неожиданно заключила контракт с домом Дюманси, магазины которого были в Москве. О том, как потеряв голову от любви, 23-летний кавалергард предлагал тайно обвенчаться, но Полина не согласилась. Как она пыталась устроить любимому побег, когда вместе с другими заговорщиками он был заключён в Петропавловскую крепость.

Единственная из всех женщин, отправившихся в Сибирь, Полина лично подала прошение царю, приехав для этого в Вязьму, где на манёврах присутствовал Николай I. Вскоре получила высочайшее дозволение следовать в Сибирь. За 18 дней – небывало короткий срок по тем временам! – домчалась до Читы.

На экране – фрагменты фильма «Звезда пленительного счастья», показывающие свидание двух влюблённых в Петропавловской крепости, встречу Полины с императором в Вязьме, затем – венчание в Михайло-Архангельской церкви. Будучи католичкой, Полина приняла православие и стала Прасковьей Егоровной Анненковой...

За память сердца ты в ответе
Нина Степановна Козлова познакомила с выставкой «За память сердца ты в ответе», посвящённой потомкам декабристов И.А. Анненкова и Н.М. Муравьёва и размещённой в двух витринах. В одной из них – портреты Анненковых, их внучки Екатерины Ивановны (снимок 30-х годов 20-го века), её мужа – швейцарца Каспара Николаевича Блюмера. Их дочь, правнучка Анненковых, актриса-танцовщица Элен де Блюмер (сценический псевдоним «Крикса») в своё время написала сценарий к спектаклю «Анненков, или Цепи судьбы», рукопись которого хранится в библиотеке Свято-Никольской церкви в Ницце. Копию этого сценария на французском языке прислала в Читу Татьяна Ознобишина. Здесь он переведён на русский язык и впервые выставлен на обозрение.

Татьяна Николаевна – потомок декабриста Лихарева, активный член общества «Наследие декабристов» (Санкт-Петербург), ведёт изыскательскую работу по декабристской тематике в зарубежных архивах, поддерживает связь со всеми музеями, как архитектор участвовала в конкурсах на памятник декабристам в Чите и Иркутске, пишет стихи о декабристах. Одно из них – «За память сердца ты в ответе», первой строчкой которого назвали выставку.

В другой витрине – раритеты, посвящённые Никите и Александрине Муравьёвым, а вернее их потомкам. Фото праправнучки Муравьёвых – Марии Бибиковой (Мари Бибикофф – по-французски, Вуарен – по мужу) на фоне улицы Шовэн в Ницце, где она проживает. Музей декабристов давно переписывается с ней. Её прабабушка, Софья Никитична Бибикова, дочь Никиты и Александрины Муравьёвых, родилась в Чите в марте 1829 года и была крещена в Михайло-Архангельской церкви. Рядом – фото самой Софьи Никитичны – Нонушки, как звали её декабристы. Мария Бибикова-Вуарен, много путешествуя по России и посещая места, связанные с декабристами, написала восемь книг об истории семей Муравьёвых, Чернышёвых, Муравьёвых-Апостолов и о пребывании декабристов в Сибири. Книги изданы во Франции. Одна из них прислана в Читу и выставлена в музейной витрине.

Гость из Франции: влюблён в Россию
Большим сюрпризом для собравшихся в музейной гостиной было появление гостя из французского города Тулона Тьерри Ларше, которого представила Надежда Баранова. Программист по специальности, библиограф по увлечению, он уже второй раз в нашем городе. Путешественник рассказал о себе на родном языке. Перевела Лия Владимировна Мельничук.

Прошлым летом с группой друзей Тьерри Ларше путешествовал по России. Добравшись до Читы, посетил Музей декабристов. Один из экспонатов произвёл на него ошеломляющее впечатление. Это была книга из шеститомного издания на французском языке 1799 года «Трактат о небесной механике» Лапласа. Фолиант когда-то принадлежал декабристу Сергею Трубецкому. На сгибе титульного листа – подпись коменданта Нерчинских рудников С.Р. Лепарского. Наряду с другими в обязанности генерала входил просмотр всей литературы, передаваемой государственным преступникам для чтения в казематы, дабы не пропустить какой-либо крамолы. После ознакомления с произведением ставил свой автограф: «Читал Лепарский», «Видал Лепарский».

Увидев эту книгу, Тьерри решил вернуться сюда ещё раз, чтобы исполнить мечту – подержать книгу в руках. Его давнее увлечение – старинные редкие книги, особенно по истории наук, астрономии. И вот он снова здесь.

Его глубоко взволновала история любви двух соотечественниц Полины Гебль и Камиллы Ле Дантю, пустившихся в незнакомую, неизведанную Сибирь, чтобы там стать жёнами государственных преступников... Влюблён в Россию, испытывает огромное удовольствие от общения с теми, кто встречается на его пути. Особое ощущение осталось от знакомства с Байкалом. На прощание, как истинный француз, отметил обаяние и красоту ведущей музейной гостиной Надежды Барановой. После этой встречи многие захотели сфотографироваться с гостем из Франции, а затем желающим была предложена экскурсия по музею.







   



   



Ожила картина!
7 апреля во дворе музея был организован флешмоб под названием «Ожившая картина». В вестибюле на стене висит полотно забайкальского художника Николая Полянского, посвящённое венчанию Анненкова и Гебль. Картина написана по воспоминаниям самой Полины: «Весёлое настроение исчезло, шутки замолкли, когда привели в оковах жениха и его двух товарищей Свистунова и Муравьёва, которые были нашими шаферами. Оковы сняли им на паперти. Комендант Лепарский был посажёным отцом, а посажёной матерью – Наталья Дмитриевна Фонвизина… Церемония продолжалась недолго, священник торопился, певчих не было. По окончании церемонии жениху и шаферам надели оковы и повели в острог».


Картина Николая Полянского, посвящённая
венчанию Ивана Анненкова и Полины Гебль






«Оживляли» картину студенты железнодорожного техникума. У входа, на крыльце, выставили картину. Инсценировку, которая повторила бы то, что изображено на полотне, предварил рассказ Надежды Барановой об этой паре, о большой любви между ними. Прожив в браке 48 лет, пройдя все испытания, горести, похороны детей, Полина считала себя счастливейшей женщиной и не пожалела о том, что в молодости приняла решение ехать к любимому, чтобы разделить с ним каторгу.



Ясное солнечное утро. Слышится пение птичек. Звучит песня о любви на французском языке. Во дворе собираются зрители. Театральное действо начинается с беседы местных кумушек в крестьянских одеждах:





– Верно, на роду ей писано за каторжным быть. Ох-хо-хо, бабоньки, правду сказывают: от судьбы не уйдёшь… Энта эку даль ехала, чтоб с острожным под венец пойти. Видали?

– Оно, может, и к лучшему: хоть в лесной избушке жить, да за любимым быть!

– Ладно бы в избушке, да вместе. А поврозь-то что за жисть?

– Промеж собой они все по-хранцузски тарабарят, а некрещёную рази бы стал батюшка венчать?

– Так она, говорят, нашу веру согласилась принять…

– Гляди-ка, и чё с нами, бабами, любовь-то делает!





Звучат стихи поэта Андрея Шацкова: Штыков ощетиненных сталь, халат арестантский, куртина. // Гори же, моя этуаль, звезда декабриста – Полина! // До самой последней черты не будет лукавей кошмара: // Острог предвесенней Читы, венчание в церкови старой.





На крыльце появляются невеста (Анастасия Сорокина) в красно-бордовом платье с кринолином, в шляпке с полузагнутыми полями, украшенной большим бантом, жених (Евгений Исаенко) в длинном сюртуке, в шапке из овчины, за ними – двое шаферов (Афанасий Золотухин и Вадим Парунин) в серых холщёвых накидках, посажёная мать Н.Д. Фонвизина (Кристина Бокарева) в сиреневом длинном платье, в шляпке, с иконой в руках, комендант Лепарский (Никита Клименок) в длинной плащ-накидке с пелериной, треуголке с плюмажем и солдат-охранник (Максим Еремеев) в потёртой шинели, с ружьём за плечом. У мужчин – усы, бакенбарды. Все они располагаются так, как стоят персонажи на полотне.


Флешмоб «Ожившая картина» (по картине Николая Полянского)





   





Часто в Музей декабристов подъезжают свадебные кортежи. Пары заходят в музей сфотографироваться возле стилизованной керамической венчальной книги, поклониться женщинам-декабристкам, портреты которых находятся в полукруглом зале. И в этот день заехали сюда Анастасия Тарасова и Александр Минеев. Все присутствующие на флешмобе приветствовали их, обнимали, желали счастья, фотографировались с ними. Хочется верить, надолго запомнится им этот день.











Для зрителей – ещё один приятный сюрприз – приглашение пройти к домику с мезонином через дорогу. На входе их встречает хозяйка особнячка Елизавета Петровна Нарышкина (Марина Викулова) и предлагает угоститься печеньем, изготовленным по рецепту из поваренной книги, принадлежавшей декабристам. Так закончился праздник, который организовали сотрудники музея, библиотеки имени Нарышкиных и волонтёры-студенты.







Все материалы рубрики "Темы"

 

 

Людмила Арзамасцева
Фото Алексея Мясникова
«Читинское обозрение»
№15 (1499) // 11.04.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).