Прекрасных лекций мой сказитель!

«Определиться с профессией мне помогла учительница - чистокровная немка, выбор оказался удачным, о нём я не жалею», - говорит отличник народного просвещения Вера Николаевна Колтакова


25 июля Вера Николаевна отметит свой юбилей. Она долгие годы была деканом факультета иностранных языков педагогического университета. Более полувека обучала студентов немецкому языку. Но даже не об этом, вернее, не только об этом, сегодня хочется рассказать. Сквозь дымку времени ей видится далёкое детство, юность, и она пока ещё просто...

...девчонка из рабочего посёлка

«Родилась я летом 1934 года в рабочем посёлке Юрино на берегах великой Волги. Наша дружная семья – мама Клавдия Александровна, папа Николай Иванович Куклевы и трое моих братьев – жила в небольшом деревянном доме неподалёку от знаменитого замка помещика Шереметьева.

Большинство детских воспоминаний, конечно, связано с войной. Помню, зимой 1941 года папу забрали на фронт. Перед отъездом он подошёл ко мне и сказал: «Давай я в последний раз прокачу тебя на санках». Он бежал впереди, мне в лицо летел снег, и было так радостно.

Войну мы пережили тяжело, постоянно голодали. Мама приносила из столовой суп из свекольной ботвы или крапивы. На вкус это было отвратительно. Мы, дети, проливали противную жижу, стучали ложками по столу и кричали: «Хотим есть! Есть хотим!».

Когда отец вернулся с войны, то первым делом решил сделать семейную фотографию на память. Он был весь израненный и, наверное, понимал, что жить ему недолго осталось. Буквально через пару лет папа умер.


Родители: мама Клавдия Александровна и отец Николай Иванович Куклевы, 1929 год

Есть ещё одна фотография, которая мне очень дорога. Она побывала на фронте. На ней мы с мамой вдвоём. Все четыре года войны он хранил её в нагрудном кармане своего кителя. Говорил, что фотокарточка спасала его и вдохновляла. С ней он вернулся домой».



Дочка – папина гордость
«В 1946 году я закончила четвёртый класс начальной школы. За успехи в учёбе и примерное поведение мне вручили похвальную грамоту, два красных соевых пряника, налили чашку патоки. А ещё подарили белые чулки, которые мама луковой шелухой перекрасила в коричневый цвет. Все одноклассницы мне завидовали. На линейке присутствовал папа, он так радовался, когда меня награждали. Грамота сохранилась до сих пор. Она напоминает мне об отце. Я вспоминаю, как он держал её в руках и с гордостью смотрел на меня.



После смерти отца мама нас одна воспитывала. Трудно ей пришлось, но она всем смогла дать высшее образование. Два старших брата окончили институт водного транспорта, младший – Казанский авиационный. Я поступила в Горьковский институт иностранных языков. Позднее судьба забросила меня в Забайкалье».

Почему поступила на ФИЯ
«В моё время в школах преподавали только немецкий язык. Его все мои одноклассники терпеть не могли, ну, и я тоже. Ещё свежи были воспоминания о войне, о солдатах в серой форме, которые говорили на немецком. К тому же, наша учительница иностранных языков не могла толком организовать учебный процесс, и мы не воспринимали её.

Примерно в 1946 году случилась история, которая определила мою судьбу. Односельчанин с войны привёз жену, чистокровную немку - красивая белокурая женщина. Её взяли в школу преподавать немецкий язык. Образования у неё специального не было, зато язык знала в совершенстве, а какое шикарное произношение. На первый урок новая учительница пришла с аккордеоном, пела нам песни на немецком. Весь класс был в восторге. Глядя на неё, я полюбила немецкий язык.

После школы поступила в институт, училась на кафедре немецкого языка. Вторым языком выбрала французский, который в дальнейшем благополучно забыла, потому что не было возможности преподавать. Всегда хотела дополнительно получить юридическое образование, но так и не удалось».

После института
«Мне предложили остаться преподавать на кафедре, но я отказалась, поехала работать в деревенскую школу в село Тисуль Кемеровской области. Хорошо запомнила непроходимую грязь деревенских дорог, постоянно в резиновых сапогах ходила. Через год меня снова пригласили работать в Горьковский институт. Договорилась в школе, чтобы меня с миром отпустили, и вернулась в Горький ассистентом на кафедру.

Служебного жилья не было, снимала квартиру в пригороде. Далеко, с работы постоянно приезжала промёрзшая. Серьёзно простудилась, почти два месяца пролежала в больнице и задумалась о новом месте работы.

Однажды на глаза мне попалась «Учительская газета». В ней прочитала объявление, что в Читинский государственный пединститут требуются ассистенты кафедры немецкого языка. Отправила в Читу письмо, написала, что согласна на переезд, и честно призналась, что у меня нет денег на дорогу. Через какое-то время получила приглашение и положенные мне «подъёмные», которых только на билет в одну сторону и хватило».

Долгая дорога и тёплый приём
«Ехала пять дней в общем вагоне, очень боялась. Тогда в поездах неспокойно было – грабежи, постоянные драки. Несколько раз хотела сойти и вернуться домой, но не вышла. Добралась усталая, пыльная и голодная.



Хорошо помню свои первые впечатления о Чите. Это был тёплый, по-забайкальски солнечный, осенний день – сентябрь 1958 года. Деревья все в золоте, листья только пожелтели и ещё не опали. Ясное голубое небо. В тот год до ноября тепло стояло. Я влюбилась в Читу – небольшой, тихий городок, всё рядом, большинство домов деревянные. Ещё запомнилось кафе в здании ДОСААФ. Кормили там вкусно и недорого. Кафе полуфабрикатов на улице Бутина.

На кафедре меня хорошо приняли. Первое время жила в общежитии, там, где сейчас располагается факультет иностранных языков. Затем сняла квартиру в деревянном доме в самом начале улицы Ленина.

Позже были предложения переехать в Москву, когда училась в Московской аспирантуре, остаться работать переводчиком в Германии, но я отказывалась, привыкла к Забайкалью. А вот моя мама, которую я забрала к себе, Читу не приняла, плохо себя чувствовала и вскоре умерла».


В первые месяцы в Чите. 1958 год.

Стены, ставшие родными
«Моя карьера сложилась хорошо – ассистент, старший преподаватель, заведующая кафедрой, декан. Когда я приехала, факультет иностранных языков, основанный в 1952 году, только формировался и состоял из двух кафедр – английского и немецкого языков. Набирали всего по две группы, в общей сложности 50 человек. Не было ни кандидатов наук, ни докторов.

Хорошо помню свою первую группу студентов и первый выпуск. Мы с ними вместе пришли на факультет. Сейчас многие из них уже на пенсии, внуков воспитывают.


Первая группа студентов-выпускников. Педагогический институт, г. Чита, 1961 год

Спустя несколько лет вчерашние выпускники стали возвращаться из аспирантур, многие преподаватели повышали квалификацию за границей. Постепенно формировался сильный коллектив. Открывались новые кафедры: китайского, французского, второго английского. В Китай специально ездила за преподавателями. В лучшие времена ежегодно на ФИЯ обучались пятьсот-шестьсот студентов».

Полвека на работе
«За время моей работы сменилось шесть ректоров. Факультет не раз менял название. 54 выпускника переехали жить в Германию. С большинством из них переписываемся, созваниваемся. Когда приезжают в Читу, обязательно заходят ко мне в гости.

Несколько раз была на курсах повышения квалификации в Москве, Пятигорске и Германии. Немцы даже отметили меня знаком отличия «Благодарность и признание».



Учить студентов мне нравилось, в этой роли я чувствовала себя уверенно. Два срока – с 1985 по 1995 годы – работала в должности декана факультета иностранных языков. Интересный и сложный этап моей жизни. Огромная нагрузка и большая ответственность за факультет. Мне повезло с коллективом – дружный, профессиональный. Вместе мы пережили время перемен, когда распался Советский Союз, научились выживать в новых условиях. Будучи деканом, я не ушла с головой в административную работу, успевала много преподавать, читать лекции.

Дважды меня хотели снять с должности. Однажды на демонстрации в честь 7 ноября мои студенты, как обычно, несли портреты советских вождей. А Серёжа Устинин, проходя мимо трибуны с партийным руководством области, вместо генсека поднял картину Ивана Крамского «Неизвестная». Естественно, это заметили, и нашу группу вывели из общей колонны. Меня долго проверяли, вызывали на беседы в разные кабинеты, но всё обошлось. Потом один из студентов под Новый год ёлку срубил на улице Бутина, возле здания обкома партии. Его спасали от милиции, а меня – от угрозы понижения в должности».

По шаблону работать скучно
«Мне не хотелось выстраивать учебный процесс по стандартам. Пыталась организовать студентов во внеурочное время. На факультете существовало несколько научных, творческих кружков по интересам – пели, танцевали. На каждом отделении были свои вокальные группы – «Алуэтта», «Ваганта». Ребята подрабатывали в гардеробе, чтобы купить музыкальные инструменты. Каждую субботу проводили праздники, мероприятия на изучаемом языке. Выпускалась газета «Дружба». Имелась факультетская радиорубка. Я приходила к восьми часам утра и вместе с дежурными студентами на различных языках озвучивала план работы на день, новости. Трансляция велась в общежитии, такой своеобразный будильник для любителей проспать первую пару.

Двери в аудитории во время занятий не закрывали, не боялись внезапных проверок, а в коридорах была тишина, чтобы не мешать преподавателям и студентам. К сожалению, сейчас всё это давно ушло в прошлое, да и сам факультет практически исчез, остались кафедра и пара отделений.

Я считаю, что преподаватель не имеет права сидеть во время лекции перед студентами, а сейчас некоторые умудряются прямо на занятиях писать кандидатские диссертации. Одновременно сидят на стуле и в интернете, смартфоны из рук не выпускают. Студенты предоставлены сами себе, выполняют самостоятельные работы. Нет контакта между преподавателем и аудиторией».


Вера Николаевна Колтакова в должности декана
факультета иностранных языков. Начало 90-х годов


Иностранные студенты
«Мне всегда нравилось работать со студентами из других стран: Польши, Чехии, Германии, Монголии, Китая. С некоторыми до сих пор дружеские отношения поддерживаю. Китайцы такие старательные, исполнительные. Преподавала им одновременно русский и немецкий языки. Осваивала методику новую – изучение одного иностранного языка через другой. Одна из студенток-китаянок на мой вопрос, зачем вам русский язык, ответила: «Чтобы выиграть войну, нужно знать язык врага».

На заслуженном отдыхе
«Стараюсь активно участвовать в жизни факультета. При любой возможности встречаюсь со студентами и коллегами – для меня это источник вдохновения. Очень люблю читать литературу на немецком языке, отслеживать, как автор выражает свою мысль. Всегда стараюсь запомнить красивые и интересные фразы. Часто перечитываю своего любимого Гёте в оригинале на немецком и в переводе на русском языке».


Вера Николаевна перечитывает любимого Гёте в подлиннике

Все материалы рубрики "Люди родного города"
 


Записал Денис Приходько
Фото из личного архива
В.Н. Колтаковой

«Читинское обозрение»
№29 (1565) // 24.07.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).