Загнана в угол, но не сражена

Вера Шаврова: «Кидалово» – принцип государственной политики»


История Веры Шавровой показывает, что к понятиям «обманутый дольщик» и «недобросовестный застройщик» можно смело добавлять ещё одно – «загнанный в угол застройщик». Однажды руководитель ООО «ПГС» поверила губернаторскому слову и пришла на выручку региональным властям, чтобы решить проблему обманутых дольщиков, созданную недобросовестными застройщиками. В итоге заслуженный строитель РФ оказалась обманутой сама. Но пусть обо всём Вера Шаврова расскажет сама.

Выручим, Равиль Фаритович

В начале 2011 года ко мне обратился (обращаю внимание на это обстоятельство) губернатор края Равиль Фаритович Гениатулин с просьбой взять на достройку дома на улице Белика, 13, а позднее и 1-й Каштакской, 3. После ознакомления с информацией Госстройнадзора и посещения объектов стало понятно, что объекты убыточны. Довели информацию до губернатора. Получили его личное подтверждение в том, что наши убытки будут возмещены. Мы дали согласие достроить. Губернатор заверил, что разрабатывается закон Забайкальского края о мерах помощи обманутым дольщикам, и застройщикам, которые берутся достраивать такие дома, будет выплачиваться субсидия, оказываться другие меры поддержки, в том числе и денежные.

Когда закон был принят Законодательным собранием края, оказалось, что документ подготовлен министерством территориального развития некачественно. В нём не было и слова о том, что есть жилые дома, которые застройщики, как и Шаврова, например, «Читаэнергожилстрой» В.А. Лопатина, приняли на достройку.

Когда мы обсуждали текст соглашений с правительством, нам пояснили, что по субсидиям ничего нельзя писать, сослаться пока не на что, ведь закона ещё нет. И это логично. Кроме того, тогда мы обсуждали, как нам достраивать дом на Белика. Этот объект имеет четыре подъезда, один из подъездов нежилой. Мне гарантировали, что это нежилое помещение будет выкуплено правительством края либо неким крупным инвестором. И, соответственно, по нему прогнозировалась прибыль в определённом объёме. Эта прибыль, в том числе, должна была способствовать направлению средств на достройку туда, где есть убытки. Я говорила, что надо бы яснее прописать этот момент. Чиновники минтерразвития пояснили, что иначе написать нельзя, ведь это будут уже некие преференции некому коммерческому предприятию.

Таким образом, соглашение написано расплывчатыми формулировками о том, что ООО «ПГС» обеспечивает достройку, а что правительство кому-то или чему-то помогает и способствует. Но суть не в этом. Суть в том, что договорённость была не абы с кем, а с губернатором края – с высшим должностным лицом исполнительной власти.

Мы зашли на объект, начали строить. С первых же дней стало понятно, что средств не хватает. Мы стали обращаться к правительству, что надо бы побыстрее нам перечислять средства. Нам сказали: «Не спешите, сейчас положения по субсидии разработаем». Успокаивали: все ждут.

В подтверждение обстоятельств состоявшихся договорённостей мне приходится использовать статью из газеты «Забайкальский рабочий» (№70 от 21.04.2011 г.), написанную в период после принятия соглашений, но до появления закона. В ней, отвечая на вопрос журналиста, я сообщаю: «Объект по адресу Белика мы приняли на достройку. Передача проходила непросто... В коммерческом плане цифры говорят, что объект невыгодный, но для меня решающим фактором при принятии решения было личное обращение губернатора. Помимо этого, я надеюсь, что скоро будет принят закон о защите прав обманутых дольщиков, по которому предусматривается компенсация застройщикам. Через месяц закон был принят».

Сейчас мне говорят, что мне никто ничего не обещал, и как я на объекте оказалась, непонятно.

За что нас наказывают?
Чтобы достроить дом на улице Генерала Белика, мы взяли коммерческий кредит сначала под обеспечение администрации края, а через полтора года взяли кредит уже под собственное обеспечение. Сейчас мы беседуем с вами в здании на Амурской, 40а. Сюда мы переехали с Анохина, 112. То здание исторически принадлежало нам, но мы его отдали в залог банку под этот кредит. Таким образом, получилось, что я продала банку своё здание, чтобы получить деньги и достроить чужой объект.

Компания, которая имела на начало достройки этих домов свыше 20 млн рублей чистой прибыли, превратилась в хронического заёмщика. Сейчас приближается срок гашения кредита Россельхозбанку, а там в залоге находится производственная база. Если будет потеряна и она, то это будет куда серьёзнее, чем административное здание на Анохина. Это удар уже по производству. Об этом все давно предупреждены, но мер никто не принимает.


Мне предлагают пойти в суд и отстаивать свои права там. При этом советчики прекрасно понимают, что идти мне не с чем. Всё это воспринимается как издёвка над предприятием, которое выполнило социально значимый заказ края. Постоянно с трибун говорю: а за что вы меня наказываете? За то, что я в отсутствие денежных средств вывернулась, взяла кредит, достроила и отдала бывшим обманутым дольщикам 106 квартир? За что?
Почему страдают люди, которые надеялись на меня? Что мне ещё сегодня продать, чтобы достроить дом №33 в 1-м микрорайоне? В прокуратуру я обращалась с 2016 года, но меня никто не видит в упор. В ответах указывали на то, что права граждан пока не нарушены.



Сомнительная эскпертиза
Проблема дома №33 тесно связана с ещё одним объектом, который находится в Аксёново-Зилово (Чернышевский район). Мы по госконтракту взяли строительство домов, но нам выдали отрицательное заключение экспертизы проекта.

В ходе выполнения работ, которые осуществлялись в крайне неблагоприятных климатических условиях, были допущены незначительные технологические отклонения, не носившие драматического характера и исправимые. Но «Служба единого заказчика» (ГУК «СЕЗ»), по моему мнению, недобросовестно использовала эту ситуацию только с целью одностороннего расторжения контракта и передачи объёмов в незаконно установленном режиме ЧС другому подрядчику.

По моему мнению, отрицательная экспертиза была сделана намеренно для придания видимости законности противоправным действиям ГКУ «СЕЗ». Удивительно, но эта ситуация в точности повторяет сценарий с предыдущим руководством этой же службы, в отношении которого ведётся расследование уже возбуждённых уголовных дел. Незаконный разрыв контракта усугубил и без того шаткое положение нашего предприятия.

В той ли стране мы родились?
Что касается дома №33, то он почти готов. В нём осталось установить радиаторы, утеплить кровлю, благоустроить прилегающие территории, подключить к инженерным сетям. Самая большая проблема – нет денег за оплату техприсоединения – требуется 14,4 миллиона.

Мы подготовили и предоставили правительству свой вариант разрешения проблемы, в котором зафиксировали состояние взаимоотношений сторон. Прописали, что компания выполнила свою часть – отдала 106 квартир людям. Указали, сколько правительство края должно и сколько денег уже отдало. Предложили свой вариант, как погасить задолженность, по такому-то графику. Наталья Николаевна Жданова направила его на согласование министерств. Все они ссылаются, что законных оснований платить нам нет. Сначала мораторий наложили, а теперь на него ссылаются. Проще говоря, правительство издало закон о том, что прощает себе все долги! «Кидалово» становится государственной политикой и принципом государственно-частного партнёрства.

Почему люди часто сожалеют, что родились в такой стране, может, она и хорошая? Потому что часто сталкиваются с произволом власти. А если власть не чувствует своей ответственности за происходящее, в чьих интересах она действует?

Все материалы рубрики "Трибуна "ЧО"

 


Записала Ольга Чеузова
Фото Александра Баринова
«Читинское обозрение»
№40 (1472) // 04.10.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).