Весна идёт

Апрель – месяц перемен


Апрель – замечательный месяц перемен. Всё оживает в природе, и каждый новый символ этого обновления ощущается особенно остро. Первая чёрно-рыжая бабочка-крапивница и первая трясогузка, ритмично помахивающая хвостиком у края подтаявшей лужи, сразу обращают на себя внимание и становятся объектами фотоохоты и многочисленных лайков в соцсетях. Кто бы обратил внимание на ту же бабочку в разгар лета? Но эта – первая!

Казалось бы, наши традиционные для этого времени холодные ветры и затяжные ночные морозы до –10, а то и –15 должны портить всё впечатление от наступления весны. В компанию к этим неприятностям можно вспомнить так нелюбимых нами клещей, выползающих на веточку, чтобы нести свою вахту над освободившейся от снега тропой. А временами начинает тянуть дымком из-за ближней сопки, куда дотянулись шаловливые ручки бестолковых поджигателей-пироманов.

Никуда не денешься, времена перемен всегда протекают непросто. Но такие времена прекрасны тем, что способны подарить замечательное чувство – радость обновления.

Из-за нынешней ранней весны забайкальцев трудно удивить бабочкой в середине апреля. Почти каждый может вспомнить ещё мартовских бабочек, мух или пауков, очнувшихся от зимнего оцепенения раньше обычного. Конечно, их весенние прогулки пока недолги, тем более, что неустойчивая весенняя погода чревата и резкими похолоданиями, и, случается, неожиданными снегопадами.

Ожидают весну и птицы, которым пришло время делить территории на гнездовые участки. Воробьи устраивают на ветках шумные собрания, доказывая, кто из них самый-самый красавчик. Синицы громко тинькают среди ветвей – и трудно представить более весенний звук, чем этот звонкий синичий колокольчик. Сороки таскают ветки в клювах, обустраивая жилище. Голуби разбиваются на парочки, в каждой из которых раздувшийся от усердия самец старательно воркует, преследуя свою избранницу. Голубка же делает вид, что не замечает его стараний, скромно отвернувшись и поклёвывая невидимые крошки.

Одна за другой появляются и перелётные птицы – цапли, лебеди, чайки, полевые жаворонки, каменки, те же трясогузки. Яркими рыжими пятнами на фоне нерастаявшего льда сверкают огари, которых в Забайкалье обычно зовут турпанами, а то и просто красными утками. Некоторые из перелётных путешественников останутся здесь до самой осени, другие – лишь набираются сил перед решительным броском на север. Конечно, если повезёт, и весенний пожар не спалит «и стол, и дом».

Поэтому напоследок о грустном. У птиц хотя бы есть шансы улететь с гари и поискать себе новое место. Наземным же обитателям приходится гораздо сложнее. Эколог Вадим Кирилюк, много лет проработавший директором нашего славного Даурского заповедника, пишет о пожаре: «С каждым весенним днём всё больше появляется его потенциальных жертв – птичьих гнёзд, зайчат, выползают на поверхность ежи, миллионы насекомых… Слышали ли вы, как кричит обожжённый языками пламени заяц или ёжик?».

Хорошо бы нам с вами никогда не довелось такого услышать.

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
«Читинское обозрение»
№17 (1553) // 24.04.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).