Забайкальские корни «Современника»

Роль наших земляков в истории знаменитого театра


Московский театр «Современник», основанный в 1956 году группой молодых актёров под руководством Олега Николаевича Ефремова, стал первым в послевоенное время отечественным театром, рождённым свободным объединением творческих единомышленников и сумевшим отстоять себя как целостный художественный коллектив. Примечательно, что в становление «Современника» большой вклад внесли наши земляки-забайкальцы. В лучшие годы знаменитого театра трое из них одновременно работали в его труппе. О Германе Юшко мы уже рассказали. Сегодня – о Народном артисте России Викторе Сергачёве.

Недооценённый актёр
В 1966 году режиссёры Александр Алов и Владимир Наумов поставили на «Мосфильме» гротескную трагикомедию «Скверный анекдот» по одноимённому рассказу Фёдора Михайловича Достоевского о том, как большой начальник, действительный статский советник Иван Ильич Пралинский по воле случая забрёл на свадьбу своего мелкого служащего, регистратора Порфирия Пселдонимова, и что из этого получилось.

По-видимому, режиссёрская интерпретация старого рассказа вызвала слишком много ассоциаций с современной чиновничьей Россией. Напоровшись на рогатки советской цензуры, картина была положена на полку как ошибочная и даже вредная. Лишь через много лет зрители смогли оценить великолепный актёрский дуэт Евгения Евстигнеева (Пралинский) и Виктора Сергачёва (Пселдонимов).

Виктор Николаевич Сергачёв скончался от разрыва аорты на 79-м году жизни, 26 февраля 2013 года, в Москве, в НИИ имени Склифосовского. Его вдова рассказывала, что артист много курил и страдал от проблем с сосудами. Актёр похоронен на Ваганьковском кладбище, где покоятся его родители, которых он в своё время перевёз в Москву.

Почти полвека спустя после съёмок «Скверного анекдота» один из постановщиков этого фильма, Народный артист СССР, президент Национальной академии кинематографических искусств и наук России Владимир Наумович Наумов в интервью газете «Московский комсомолец» сказал:

– Ушёл из жизни потрясающий актёр... Сергачёв... Витя... Он носил в себе огромный талант и удивительно умел его использовать. Я с ним работал во время съёмок фильма «Скверный анекдот», который, кстати, 22 года пролежал на полке. В кадре Виктор демонстрировал потрясающее внедрение в роль. Резкое. Мгновенное. Энергичное. И главное, правдивое. Что бы он ни сделал, у него получалось. А ведь многие вещи, написанные Достоевским, прекрасно прописанные на бумаге, сыграть ужасно трудно. Их может показать только выдающийся актёр. Таким и был Витя: он был рождён для сцены. И сейчас меня мучает чувство вины... Я должен был снимать, снимать и снимать его!.. Уверен, что мог бы сделать с ним ещё много потрясающих картин. Но у жизни своя программа: то не складывалось у него, то у меня... У Вити был изумительный вкус и любовь к гротеску, смешанному с правдой. Это был недооценённый актёр.

А вот другие, не менее высокие мнения о покойном коллеге, прозвучавшие в то время. Народный артист СССР Олег Павлович Табаков: «Виктор Сергачёв – актёр своеобразный, единичного исполнения, не в общем ряду стоящий».

«Витя Сергачёв, на мой взгляд, является актёром трагически неиспользованных возможностей, – писал Табаков в книге «Моя настоящая жизнь». – Придя в Студию молодых актёров по приглашению Олега Николаевича (Ефремова – авт.), он играл маленькую роль интеллигентного, смущающегося научного работника, пришедшего к Борису Бороздину (речь идёт о пьесе Виктора Розова «Вечно живые» - авт.) как-то оправдаться, что по таланту броня полагалась бы как раз Борису, а не ему, но вот Борис уходит на войну, а он остаётся и так далее… Витя делал это очень убедительно. А уж последующие его работы в Студии молодых актёров, а потом и в «Современнике» практически всегда бывали весьма интересны и неожиданны».

Народный артист РСФСР Вячеслав Анатольевич Шалевич: «Он не так много играл, но то, что он делал, всегда было высокопрофессионально, добротно и точно. Я встретился с ним только в одной работе — фильме «Три тополя на Плющихе», где Виктор Николаевич играл, казалось бы, незаметного второстепенного персонажа, но сумел создать точный и запоминающийся образ из небольших, очень скромных деталей».

Народный артист Российской Федерации Виктор Иванович Сухоруков: «В фильме «Уик-энд», где мы вместе снимались, мы не встретились ни в одном эпизоде. Но я знал этого актёра высшей пробы, обожал его. Побольше бы сейчас нашему кинематографу и театру таких больших артистов. Все, кто снимался с ним, говорили, что работал Сергачёв всегда безупречно».

Из Борзи – в Москву
В XVIII веке на пересечении торговых путей юго-восточного Забайкалья, неподалеку от кочевий агинских бурят у солёных озёр, возник сторожевой пост на подступах к границе с Китаем. Позже, после строительства Кайдаловской ветки Забайкальского участка Транссибирской магистрали, он разросся в достаточно крупный посёлок. Его официальное открытие состоялось в день столетия со дня смерти полководца Александра Суворова, в честь которого населённый пункт получил название Суворовский. Однако оно не прижилось, и посёлок сохранил название железнодорожной станции Борзя (от бурятского слова «бооржа» – «солёное озеро»). С 1928 года Борзя стала районным центром, которому подчинялись территории нынешних Александро-Заводского и Забайкальского районов, а в 1950-м ей был присвоен статус города.

Виктор Сергачёв родился 24 ноября 1934 года на станции Борзя и до окончания средней школы жил там вместе с родителями, людьми рабочих профессий, далёкими от искусства. В школу для детей работников железной дороги (в ней преподавали самые лучшие учителя) Витя пошёл в восемь лет, так как был ноябрьский. Много читал, занимался спортом и художественной самодеятельностью, был постоянным участником агитбригады.

По информации сайта Biografia.ru, учился Витя прилежно, с успехом выступал на школьных вечерах, посещал биологический кружок и мечтал создать суперурожайный сорт пшеницы. Окончив школу с золотой медалью, он поступил на биолого-почвенный факультет университета, но быстро отказался от идеи стать учёным-аграрием, отправился в Москву и в Забайкалье больше не возвращался, да и интервью особо давать не любил.

С первой попытки Виктор Сергачёв поступил в Школу-студию МХАТ. Это престижное высшее учебное заведение существовало с 1943 года и носило официальное название Школа-студия (вуз) им. В.И. Немировича-Данченко при МХАТ СССР им. М. Горького. Сергачёв учился на курсе одного из ведущих театральных педагогов Павла Владимировича Массальского, среди учеников которого были Олег Ефремов, Евгений Евстигнеев, Татьяна Доронина, Михаил Козаков, Олег Басилашвили, Владимир Высоцкий и многие другие выдающиеся актёры. Кстати, студенту Высоцкому (он был на три с небольшим года младше Сергачёва) в работе над его первой ролью – Порфирия Петровича в «Преступлении и наказании» Фёдора Достоевского – помогал именно Сергачёв, который после окончания Школы-студии МХАТ остался там педагогом.


Виктор Сергачёв, Михаил Козаков и Олег Ефремов (слева направо) в художественном фильме «Строится мост» (1965)

Короткое время прослужив в Театре Советской армии, Виктор Сергачёв перешёл к Олегу Ефремову, и с тех пор его творческая судьба оказалась разделена на два значительных периода – театр «Современник», одним из «зачинателей» которого он был, и МХАТ, куда он ушёл вслед за Олегом Ефремовым.

Сподвижник Олега Ефремова
– «Современник» был потребностью времени, реакцией на официальную идеологию, – говорил Виктор Николаевич в беседе с журналистом электронной газеты «Утро» Олегом Вовиным накануне своего 65-летия. – Театр организовал Олег Николаевич Ефремов при поддержке и непосредственном участии московской интеллигенции. «Современник» был не просто театром. Он был в широком смысле клубом шестидесятников, объединял поэтов, учёных, драматургов, художников – интеллигенцию Москвы. А интеллигенция шестидесятых за всё это время, может быть, была самым большим общественным потенциалом. Жаль, что не эти люди стали потом хозяевами страны.

В «Современнике» первоначально было правление из семи человек. И я входил в эту семёрку. Мы были фанатиками своего дела и настолько едины, что все вместе отказались в первый раз от званий, на которые нас выдвинули вскоре после основания театра. Потом уж нас по одному стали «отлавливать» и награждать».

К Олегу Николаевичу Ефремову, великому актёру и режиссёру, который основал театр «Современник», реформировал МХАТ, поставил спектакли, ставшие легендами отечественной сцены, у Сергачёва было особое отношение. В 1970 году он вместе с несколькими ведущими актёрами «Современника» ушёл вслед за Ефремовым в МХАТ, а после раскола Московского Художественного театра в 1987 году остался в труппе Ефремова, основавшего новый МХАТ имени Чехова.

В октябре 2012-го, когда Ефремову исполнилось бы 85 лет, Сергачёв рассказал о нём журналисту еженедельника «Собеседник» Зое Игумновой:

– Как мы познакомились? Он был моим педагогом в Школе-студии МХАТ. На третьем курсе со мной и Мишей Козаковым репетировал отрывки. Мы были на год младше курса, на котором преподавал Ефремов. Уже тогда он хотел создать свой театр. И сделал это спустя пару лет со своими студентами. Поначалу мы назывались «Студией молодых актёров», но это название не очень подходило новому театру. Тогда вспомнили Пушкина – он издавал журнал «Современник» – и дали пушкинское название.

Молодой театр с амбициями открыть в 1956 году было не так просто. Но, несмотря на это, Ефремову дали добро. На тот момент в Москве было 36 театров, но лишь единицы ездили на гастроли за границу. Всё советское искусство считалось ангажированным. Назревала потребность в создании альтернативного, живого театра. Вот Ефремову и позволили его создать. Театр быстро стал популярным и у нас, и за границей.

– Олег Ефремов не хотел переходить во МХАТ, – продолжал воспоминания Сергачёв. – Там ненавистная ему социальность глубоко пустила корни. Хотя на тот момент он уже был в определённом конфликте и с труппой «Современника». Он говорил про «Современник», что скоро у каждого артиста там будет машина. Разве это театр?

Ему было сказано сверху: «Надо возрождать МХАТ. Больше некому, давай ты. Ты сам мхатовец». И он не мог отказаться. Задание государственной важности. Он должен был подчиниться партийной дисциплине, но делал это неохотно. И «Современнику» предложили влиться в коллектив МХАТа. Отдавали филиал МХАТа на улице Москвина. Но на собрании в «Современнике» решили, что не хотят они быть филиалом, и отказались пойти за Олегом.

Во МХАТе у Олега Николаевича не всё шло гладко. Он хотел реформировать его, сократить труппу. Но ему не позволили. По сути, это и стало причиной разделения МХАТа. Хотя сам он был человеком неконфликтным.

И драма, и комедия…
Пятнадцать лет напряженной работы в «Современнике», который они вместе основали и сделали одним из самых популярных в столице, связывали Олега Ефремова с Виктором Сергачёвым, одним из тех, кто определял лицо этого театра. Он сыграл наркома продовольствия Александра Цюрупу («Большевики» Михаила Шатрова) и декабриста Никиту Муравьёва («Декабристы» того же автора), заведующего овощным складом Павла Козина («Традиционный сбор» Виктора Розова) и слесаря Андрея Клеща («На дне» Максима Горького), графа де Гиша («Сирано де Бержерак» Эдмона Ростана) и Джимми Портера («Оглянись во гневе» Джона Осборна).

Ему одинаково хорошо удавались и драматические, и комедийные персонажи. В его исполнении даже второстепенные герои становились значительными и яркими.

Например, Министр нежных чувств в «Голом короле» Евгения Шварца. «Что он там вытворял, одному Богу ведомо, – вспоминал Олег Табаков в книге «Моя настоящая жизнь», – но смотреть на это спокойно было просто невозможно. В силу того, что все три роли, которые я играл в «Голом короле», были малы по размеру, я имел счастливую возможность смотреть спектакли, наслаждаясь игрой Евстигнеева и Сергачёва».

Как писала в своей книге «Не унывай» Народная артистка РСФСР Людмила Иванова, прослужившая в «Современнике» почти шестьдесят лет, в спектакле «Третье желание» по пьесе чешского драматурга Блажека Виктор Сергачёв «смешно играл психиатра, на эту же роль пробовался, желая попасть в наш театр, Савелий Крамаров». К психиатру главный герой пьесы (его играл Михаил Козаков) угодил после того, как впустую потратил два из трёх желаний – их исполнение подарил старичок-волшебник, которому он уступил место в трамвае.

Ещё в «Современнике» Виктор Сергачёв проявил себя как режиссёр, поставив спектакль «В поисках радости» по пьесе Виктора Розова. Во МХАТе он вместе с Олегом Ефремовым и Олегом Герасимовым создал знаменитый спектакль «Старый Новый год» по комедии Михаила Рощина. Особую страницу в жизни Сергачёва занимало творчество Фёдора Достоевского. Над постановкой «Преступления и наказания» в собственной инсценировке он работал много лет и исполнил роли Автора и Порфирия Петровича.

«Потом Виктор Николаевич всё больше стал увлекаться режиссурой, – считал Олег Табаков, – и, как ни странно, складывалось такое впечатление, что актёрская профессия не доставляла ему подобной радости или удовлетворения. Но это уже другая тема».

Во МХАТе, куда актёр перешёл в 1971 году вслед за Ефремовым и где работал до самой смерти, режиссёр не обделял своего друга ролями, особенно чеховского репертуара — от Семёна Медведенко в «Чайке» и Ильи Телегина в «Дяде Ване» до Матвея Шабельского в «Иванове» и Фирса в «Вишнёвом саде».

Произошедшие с распадом Советского Союза изменения коснулись всех сторон жизни нашей страны. Не обошли они и театр, где служил Сергачёв: после смерти Олега Ефремова сменились руководители и «правила игры». Театр устремился на скользкую дорожку бизнеса.

«Я уже давно не вижу спектаклей на сцене, всюду сплошной фарс, – говорил в то время Сергачёв, которому на склоне лет пришлось познать подкосившее его разочарование в театре. – Искусство подменили, художественное содержание пропало. Теперь роли не исполняются, а выполняются. Дикий крик или громкий хохот – вот что теперь профессия артиста. Тьфу!».

Стареющий актёр стал появляться на сцене лишь изредка, в тех спектаклях, которые считал достойными, – в «Белой гвардии» или «Кабале святош» Михаила Булгакова.

Судьба на экране и в жизни
Как ни странно, в кино дела обстояли по-другому. Его дебют на экране состоялся ещё в бытность студентом школы-студии МХАТ. Режиссёры Владимир Венгеров и Михаил Швейцер доверили ему эпизодическую роль в фильме «Кортик» по одноимённой повести Анатолия Рыбакова, который снимали на «Ленфильме» в 1954 году. После этого Сергачёв появился на большом экране только в 28 лет – в роли участкового милиционера в комедии «Конец света», снятой режиссёром Борисом Бунеевым на киностудии им. Горького в 1962-м.

Однако преданность театру не давала ему спешить с кинокарьерой. Виктор Николаевич полагал, что параллельная работа там и там превратит его, как актёра, в «ни то ни сё». Между тем, и на сцене, и перед камерой он был в состоянии оставаться на высоте, что много раз доказал последующей работой, снявшись в десятках картин. Среди них – уже упомянутые «Скверный анекдот» и «Три тополя на Плющихе», а также «Дворянское гнездо», «Денискины рассказы», «Стоянка поезда – две минуты», «Эта весёлая планета», «Кортик» (новая экранизация 1973-го года), «Премия», «Бегство мистера Мак-Кинли», «По данным уголовного розыска», «Анна Павлова», «Михайло Ломоносов», «Человек-невидимка» и т.д.


Инопланетянин Икс в новогодней музыкальной теленовелле «Эта весёлая планета» (1973)

Наиболее известные его роли: инженер Семечкин («Время, вперёд!», 1965), учитель танцев Раздватрис («Три толстяка», 1966), хозяин постоялого двора Ефим Суббота («Пропавшая экспедиция», 1975 и «Золотая речка», 1976), фашист Жорж Гринье («Бархатный сезон», 1978), советский партийный деятель Михаил Суслов («Серые волки», 1993), Семён Строганов («Ермак», 1996).


«Пропавшая экспедиция», 1975


Михаил Андреевич Суслов («Серые волки», 1993 год)

Сергачёв исполнил главную роль в историческом фильме «Троцкий», поставленном на «Мосфильме» в 1993 году Леонидом Марягиным по сценарию Эдуарда Володарского. В фильме 1994 года «Мастер и Маргарита» режиссёра Юрия Кара он сыграл финдиректора Театра Варьете Григория Даниловича Римского (в роли Мастера был занят Виктор Раков, Маргариты – Анастасия Вертинская, Понтия Пилата – Михаил Ульянов, Воланда – Валентин Гафт, Иешуа – Николай Бурляев).

Может показаться странным, но Виктор Николаевич не чурался, а даже любил сниматься в телесериалах («Сыщики», «Подмосковная элегия», «Брак по расчёту», «МУР есть МУР», «Театральный роман», «Близнецы», «Убойная сила-6» и другие).

Виктор Николаевич снимался до самого конца. Последний фильм с его участием – «Уик-энд» Станислава Говорухина – вышел спустя полтора года после кончины актёра.


В.Н. Сергачёв в последние годы жизни

Известно, что актёр был дважды женат. Первой женой стала его коллега по театру «Современник». Второй была девушка из Болгарии с непривычным для русского уха женским именем Ваня. Дочь Ольга от первого брака стала врачом. Дочь Вера от второго снимается на телевидении и играет на сцене театра Ленком.

«Уходят осколки старого МХАТа. Очень грустно, – говорила Народная артистка РСФСР Нина Гуляева, вдова Народного артиста СССР Вячеслава Невинного. – Виктор очень трепетно относился к театру. Как и Невинный, был преданным учеником Ефремова. Они были единомышленниками и хранили заветы Станиславского. Он – один из тех, кто придумал и создал «Современник». После ухода Ефремова во МХАТ был первым, кто отправился вслед за ним. Конечно, переживал, что традиционный русский психологический театр сегодня почти разрушен. Считал, когда актёр озабочен жизнеустройством, материальными ценностями, творчество заканчивается. Эти вещи несовместимы. Но по-другому жить не мог. Виктор был закрытый, необщительный человек и внешне казался неприступным. Но когда мы познакомились поближе во время репетиции, вдруг открылось, что он очень отзывчивый и смешливый».

Звание Заслуженного артиста РСФСР В.Н. Сергачёв получил в 1970-м. Через 19 лет ему дали звание Народного артиста РСФСР. За плодотворную деятельность и многочисленные заслуги в области культуры и искусства он был награждён орденом Дружбы и орденом Почёта.

Все материалы рубрики "Золотой фонд" земли Даурской"

 


Сергей Забелин
«Читинское обозрение»
№29 (1565) // 17.07.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).