Фронтовой привет

Отец всегда был её героем, на него она равнялась всю жизнь, им она гордится до сих пор


Забайкальская поэтесса Наталья Филимонова хранит целую стопку открыток. Это отец присылал их своей невесте и родным с фронта. Её мама часто вспоминала, как с тревогой и верой в лучшее ждала от любимого весточки с запахом пороха, понимая, что каждая из них может стать последней.









Каждый год 9 мая Наталья Александровна бережно достаёт открытки из семейного альбома, рассматривает и перечитывает по многу раз:

– Это сейчас я их берегу, а так всё детство ими играла, разукрашивала и вырезала. Открыток осталось восемнадцать штук, а было гораздо больше, остальные – те, что мама не успела спрятать, пострадали от моих рук. У папиной сестры некоторые сохранилось, и я их забрала, – признаётся дочь ветерана.



   





Всю войну старший сержант зенитно-артиллеристского полка Александр Балагуров отправлял письма своим близким. Солдатские треугольники... Короткие строчки, пропитанные тоской о доме: «Здравствуйте! Жив, здоров, очень скучаю…». Чаще всего писал своей любимой – Анне Губиной, с ней он познакомился  накануне войны в 1940 году. «Маме было восемнадцать лет, когда она устроилась помощником продавца в магазин «Динамо». Папа работал продавцом и сразу заприметил молодую девушку, которая была в два раза младше его. Они встречались до самой войны», – вспоминает Наталья Александровна. «Вернулся домой в августе 1945, а в ноябре они с мамой поженились. Родители прожили душа в душу 50 лет, воспитали двоих детей и ни разу не поругались, вот такой должна быть настоящая семья».

   

Александр Балагуров                                                                  Анна Балагурова (Губина)​







В 1945, когда красноармеец Балагуров участвовал в боях за Восточную Пруссию и Латвию, с фронта начали приходить разноцветные открытки. Первая, со словами «Эту я послать опоздал! Но ничего, лучше позже, чем никогда…», после новогодних праздников. Сразу несколько открыток с цветами отправил к 8 Марта: «Живых цветов подарить пока не могу, значит, вот такие буду посылать». Строчки, написанные химическим карандашом, хорошо читаются и по сей день, не выцвели. На каждой открытке стоит штамп «Проверено военной цензурой».


Александр Балагуров

   



  

С фронта отец Натальи Александровны привёз зажигалку с выгравированной надписью «В память о Крыме – Сапунгора» и пулю, которая тяжело ранила его под Сталинградом. «Долго лежал в госпитале в городе Бердянске. Пулю из него вытащили и отдали: «На, говорят, тебе на память». Она такая тяжёлая. Мама раньше просила: «Выброси её, эту железку», а он: «Пусть лежит. Она мне многое напоминает». Ну, вот и лежит, и зажигалка лежит. А ещё папа всю войну носил шикарные, пышные усы, а когда вернулся, мама сказала: «Сбрей, а то не пойду за тебя замуж». И он сбрил, только на фотографии усатым остался».







После войны Александр Балагуров работал на предприятии «Ингода» – хлебозавод и кондитерская, а в свободное время рисовал, выжигал, выпиливал и резал по дереву. До сих пор квартиру его дочери украшает мебель ручной работы: стулья, комод, шкаф, стол. Но особенно дороги сердцу дочери ветерана резные домики, шкатулки и подсвечники: «Я всегда была папиной дочкой, поэтому и сохранила всё, что напоминает о нём».









Все материалы рубрики "СундуЧОк"

 


Денис Приходько
Фото из личного
архива Н. Филимоновой

«Читинское обозрение»
№21 (1609) // 20.05.2020 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).