Память детства

«Воспоминания того ужасного времени детства – это слёзы на глазах и мороз по коже»


22 июня ровно в четыре часа Киев бомбили, нам объявили, что началась война... Я – уроженка Украины, из Хмельницкой области, пережила ужасные страсти войны ребёнком. Первый класс окончила в 1941 году, во второй пошла после окончания войны. 

1941 год. 

Наше село опустело, отец и все мужчины ушли на фронт, остались старики, женщины с детьми. Гитлеровцы моментально оккупировали города и сёла Украины, став на нашей земле полноправными хозяевами. У мамы к тому времени уже трое детей...

В нашем селе было четыре школы. В Центральной немцы обустроили свой штаб, там находились полицаи, в другой жил немецкий комендант, он руководил всем селом и строго смотрел за порядком. Ещё одну школу сделали церковью. А в последней жил батюшка. Вся учёба закончилась. Подростков 15 лет насильственным путём увозили в Германию. Если не являлись по повестке, полицаи вылавливали их и увозили в штаб, избивали прилюдно и выкидывали окровавленных. Заставляли смотреть на это всех сельчан и родственников подростков. Когда начиналась эта бойня дубинками, естественно, мамы не выдерживали, кидались с криками, чтобы защитить детей. Их тоже били, некоторых убивали. Я помню, как после объявления войны гитлеровцы въехали в наше село: на трёх мотоциклах с колясками, холёные, весёлые, играли на губных гармошках, пели и плясали, а ребятня на них глазела. Детей пока не трогали.

Декабрь 1944 г. – январь 1945 г. 
Гитлеровская мразь освободила школы. Немцы опустили крылья, только изредка появлялись в селе, ходили по домам с кошелками и забирали, если найдут, что поесть. Грязные, измождённые, они никого не трогали. У сельчан нечего было брать, мы сами были голодными.

В декабре 1944 г. на территорию наших сёл вошли советские войска. На придомовых участках стояли «катюши», миномёты, разная военная техника, множество вооружённых солдат. Радость освобождения нашей земли от гитлеровцев мы переживали вместе с военными. В трёх километрах от посёлка фашистов окружили вдоль шоссейной трассы. С большим трудом советские войска освобождали территорию. Боевые перепалки с передышками длились постоянно. «Катюши» били в сторону немцев, немецкая группа била в ответ. С воздуха бомбили самолёты. Во время атаки мы с мамой сидели на русской печке. Она обхватывала нас руками, как могла, крепко прижимала к груди и, затаив дыхание, молча молилась, чтоб снаряд не попал в хату. А если попадёт, то лучше сразу всех. На какой-то момент наступало затишье. Медсёстры успевали выносить с поля боя раненых. Потом снова атака. Вперёд! Раненых заносили в ближайшие дома, потом медсёстры их забирали. Некоторые дома были уничтожены снарядами, некоторых сельчан находили убитыми и ранеными. Трудно и тяжело приходилось нашим воинам. Но советская армия шаг за шагом освобождала русскую землю. Бывало, наши отступали. А мы со слезами на глазах. Нам куда? С военными отступать? Оставались между жизнью и смертью.

В феврале 1945 года, не считаясь с потерями наших бойцов, советские войска нанесли немцам сокрушительный удар. Оцепление было порвано, наши двинулись вперёд. Немецкая мразь упорно сопротивлялась, не сдавалась.

9 мая 1945 года наступил долгожданный час окончания войны. В Германии на Рейхстаге был водружён советский флаг. Советский народ ликовал, радовался, что не будет бомбёжек. Остались разбитые города, фабрики, заводы, разрушенные населённые пункты, сельское хозяйство. Всё нужно было начинать с чистого листа: восстанавливать и отстраивать уничтоженное фашистами. За четыре с половиной года  народ обнищал, оголодал, ослаб, стал немощным. Не было самого элементарного в домашнем обиходе – мыла, соли, спичек, керосина. Огонь добывали кресалом. Не было отбоя от вшей и блох. Спасались тем, что в баке кипятили воду и кидали туда одежду, потом высушивали её и надевали. Но вши снова появлялись. А сколько было инфекционных заболеваний: тиф трёх видов, чесотка, малярия и т.д. Медикаментов не было, лечились заговорами и травами, много взрослых и детей умерло.
Воспоминания того ужасного времени детства – это слёзы на глазах и мороз по коже.

Маму угоняли работать на немцев. Я, маленькая, худенькая, щупленькая, оставалась за няньку, маму и папу для своих маленьких братиков. Ходила к немощным старикам, копала им огороды. Мне давали, у кого что было – мелкую, дряблую картошку, шелуху от картошки, дома мы это готовили и ели. Кушали листья липы, они мягкие, хорошо жевались, варили лебеду, выживали, как могли. На нас была одна кожа да кости, но мы выстояли.

Мы старались, как могли
В 1945 году начали приходить мужчины, их было мало. Приходили раненые, без рук, ног... А в семьях радовались, что живым вернулся.

В колхозы, совхозы стали поступать тракторы. В 1946 году закипела работа: на полях стояли вагончики, трудились повара. Трактористы жили в поле, меняли друг друга, пахали день и ночь, очищали землю от сорняка и кустарника, выросших за пять лет войны. Старались сеять культуры, снабдить хлебом рабочих, которые строили дома, фабрики, заводы.

По неким обстоятельствам в 1950 году я попала в Забайкальский край. Жила и работала в Черновском районе. Это был шахтёрский рабочий посёлок. В полках магазинов лежали всевозможные продукты: солёная бочковая горбуша, кета, много видов мяса, мучные изделия. Было пчеловодство, молочный завод, предприятий работало много. Земли не пустовали, всегда стояли засеянные культурами. Я благодарила и благодарю господа бога и своего ангела-хранителя, что привели меня в то время в такое богатое место.

А потом снова началась война – перестройка. На Россию никто не нападал, но Горбачёв, Ельцин и их приближённые предали страну вместе с народом. Ясли и садики были уничтожены, все предприятия – закрыты, переданы в руки неизвестно кому. Началась безработица, безденежье, хаос. У кого были сбережения в банке, тем их не выдавали, заморозили. Пенсию не выплачивали месяцами. Начался голод, холод, убийства, грабежи, наркомания. Это  тоже напоминало ужасы войны, только не бомбили самолёты с воздуха. Народ не знал, куда обратиться.

Отголоски войны
После ужасов 1941-1945 гг. я боялась выйти замуж, пойдут дети. А вдруг снова война? Но это случилось, насмелилась. Родилось у нас с мужем четверо детей. Старший – инженер на шахте В/Дарасунской, другой – начальник участка Бальджа.


Алик 11 лет, Серёжа 8 лет, Наташе 3 года, мне здесь 31 год

Ельцинская перестройка убрала их из жизни, у них осталось четверо детей – мои внуки. Выживали, как могли. Мужа похоронила в 1990 году.

Мой преклонный возраст – 88 лет. 44 года рабочего стажа, у меня много болячек. Взяла направление у окулиста поддержать глаза в стационаре. А врач первой городской больницы агрессивно мне заявила, что они в таком возрасте не лечат и не кладут в стационар. Я пожала плечами и поехала домой. Спасибо, с протянутой рукой за помощью не обращаюсь. Пенсии мне хватает. Спасибо В.В. Путину, его руководству, что магазины богаты всевозможными продуктами, это его заслуга.

Все материалы рубрики "Великая Победа"

 


Вера Никитична
«Читинское обозрение»
№16 (1604) // 15.04.2020 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).