Война в воспоминаниях живых

«Солдаты порой по три дня не ели из-за боёв, но всё равно шли вперёд и брали немецкие города»


Пётр и «Максим»


Пётр Никитович Федотов участвовал в занятии немецких городов – служил в пехоте пулемётчиком. За взятие городов Штригау, Вальденбург, Фрайбург был награждён медалью «За победу над Германией».

16-летним мальчишкой пережил Пётр глубокое горе – в крупном танковом сражении под Прохоровкой погиб его старший брат Михаил, он установил свыше 900 наших мин, а на немецкой подорвался, обезвредил более 50 вражеских мин, освободив для наших войск более 20 метров территории. Награждён Орденом Красной Звезды.

Тогда юный Петя дал себе клятву отомстить фашистам: за Родину, за брата, и, едва стукнуло ему 17, побежал в военкомат, где набавил себе год, выдав себя за совершеннолетнего. Ему поверили и направили в учебную часть недалеко от родного Шелопугино – в Сретенск, но на санях-розвальнях, на которых они добирались, конечно, расстояние было очень приличным. Зима 1943–1944 года. В учебке в Цугольском дацане его записали в артиллерийские войска. А в начале 1945 г. Пётр попадает на 1-й Украинский фронт в Германию – Красная Армия уже берёт немецкие города. Определяют его пулемётчиком в пехоту.



А согревали мысли о доме и детстве...
«Достался мне 1 номер знаменитого теперь станкового пулемёта «Максим», а он тяжёлый, зараза, не поймёшь – то ли я на нём еду, то ли он на мне», – делится первыми впечатлениями от фронтовой жизни Пётр Никитович.


«Первую тревогу сыграли ночью, а один из пулемётчиков убежал. Страх, шок у него – по-человечески теперь понять можно, но всё же трусость есть трусость, искать и наказывать его за предательство было некогда – нужно было вести бой, но надо отдать должное, на моей памяти только один такой случай дезертирства был. А нам, оставшимся, со страхом приходилось бороться так: не замечать его, сосредоточиться на своей задаче: вот твой пулемёт, и стреляй, выполняй то, что велено».


«От мыслей, что стреляешь в людей, тоже старались уходить, мы стреляли во врагов, к тому же, из-за пулемёта не очень и видно, кто там падает. Тяжело было пережить потерю своих: под Штригау погиб командир взвода и ещё два наших бойца. Солдаты порой по три дня не ели из-за боёв, но всё равно шли вперёд и брали немецкие города!».

«Силу духа подпитывали мысли о родном Шелопугино, о матери и отце, к которым обязательно хотел вернуться, как только одолеем немца».

Вспоминалось довоенное детство, которое складывалось, как у многих деревенских ребятишек: отец работает в колхозе, мать хлопочет по дому, жив ещё старший братишка, с малых лет мальчишки были приучены к физическому труду. Семья не нуждалась – дом, огород, корова, тёлки, две овцы.

«А тогда считалось – картошка, хлеб, капуста есть – уже безбедное существование».

Но наступил 1937 год с его печально известными репрессиями, а за ним и 1938, когда отца Никиту Перфильевича и его брата Андрея, бывшего красного партизана, арестовали. Отец Петра наотрез отказался подписывать все обвинения в контрреволюционном заговоре. И через 9 месяцев его вынуждены были отпустить. В годы войны Никита Перфильевич служил в тыловых войсках Красной Армии кузнецом, подковывал лошадей, плющил молотом металл, выковывая различные изделия – словом, делал всё необходимое для тыла и фронта. Мама оставалась домохозяйкой, но в полевую страду подсобляла односельчанам в колхозе. А сам Петя трудился на полевом стане в детском пионерском лагере, организованном от колхоза, там давали еду, кроме работы, были ещё детские игры с ровесниками и вожатыми – «Это приятные воспоминания», – говорит ветеран.

Но долго думать о доме молодому воину просто было некогда. Бои шли нешуточные. «Мне с обувью повезло – нога маленькая, когда выдавали – сказали: «Петька, держи хромовые сапоги – подфартило тебе!» – так мне легко и удобно было всю дорогу в них передвигаться».

Великодушие победителей
В Германии заняли город Штригау, Фрайбург, Вальденбург. В одном из особняков Вальденбурга жил очень богатый человек, но он бежал, испугавшись войск Красной Армии. «Мы зашли, а там полный погреб солений, компотов, варенья. Это было 8 мая, и вечером нам сказали, что с утра будет очень важное правительственное сообщение, но мы уставшие завалились спать, а утром проснулись от пальбы за окнами, отворили окна – а вокруг крики: «Победа! Победа!». Мы вскочили вместе с пулемётом и тоже давай палить в честь Победы!».


«Немецких мужчин на улицах не было – скрылись, убежали, а женщины и дети от нас поначалу прятались. Но потом поняли, что им ничего не грозит, и сначала ребятишки, а потом и женщины стали подходить с котелками за едой. А мы нашли ферму, и, чтобы подоить коров, я стал разыскивать немецких фрау, а их и искать не надо было, сами охотно шли, потому что и им, и детям молока хотелось. Уход за скотиной был обеспечен, а там к русским солдатам и вовсе стали выстраиваться очереди из немецких детей и женщин. Наши солдаты выскакивали за ограждение и кто в миске, кто в кружке, подавали им молоко, о мести тогда уже как-то и не думалось. Мы были победители, а следовательно, великодушны».


Потом Пётр Никитович попал в Прагу, где наших воинов встречали радостно как освободителей. И вновь он в Германии, а здесь из бойцов 1925-1926 года рождения стали формировать молодёжный полк – «в маршевом порядке нас из Германии через Чехословакию отправили в Венгрию в воздушно-десантную дивизию. Мы шли авангардом – впереди всех, за нами обозы и остальные». Продолжил служить десантником и на родине.

«Я парашютист, вот, – протягивает участник войны документ, – 40 прыжков с парашютом, демобилизовался из армии в 1950 году в звании старшего сержанта».

У Петра Никитовича есть парадный костюм, весь увешанный медалями, среди наград: медаль «За победу над Германией», медаль Жукова, орден Отечественной войны 2 степени, знак «За мужество и героизм в Великой Отечественной войне» (в год 60-летия Победы). Трудовые медали: «За освоение залежных земель», «Знак Почёта», медаль за строительство БАМа.

«Я ничего сам не строил и не поднимал, – немного смущается ветеран, – я организовывал людей, я партработник, организатор».

На работе и встретил свою единственную любовь и спутницу жизни Анну Александровну, она в райкоме комсомола в его родном Шелопугино заведовала пионерским отделом. А он работал вторым секретарём райкома партии – поженились. Анна перешла работать в школу учителем, навсегда связав свою жизнь с педагогикой. Они воспитали двух замечательных сыновей, теперь уже повзрослели внуки, подрастают и взрослеют правнуки. Со временем супруги из Шелопугино перебрались в Читу, куда Петра Федотова перевели по партийной работе.

Наши дни
Сегодня Пётр Никитович переживает личную трагедию – в сентябре 2018 года не стало его любимой жены Анны Александровны.

«А я не могу привыкнуть. Иду, о чём-нибудь думаю – вот, надо Аннушке рассказать, спохвачусь – некому уже рассказывать», – горько вздыхает ветеран.

«Но жизнь продолжается, – тут же улыбается он, – ко мне внуки, сыновья каждый день приходят, убирают в квартире у меня, на прогулку водят – так-то я ещё один могу ходить, но они ругаются – голова, мол, закружится, упадёшь – кто поможет, если один? Так что с родными мне повезло. Я ещё два года назад дома мог сам пол мыть, теперь уже немного не те силы. По школам ходил, объяснял, что к чему и как всё было в годы войны и после Победы». Пётр Никитович твёрдо верит, что и сегодня молодые люди способны защитить Родину и дать, если понадобится, достойный отпор врагу.



Гнал немцев до самой Германии


Бои Красной Армии за Мелитополь осенью 1943 года часто называют «Малым Сталинградом». В Забайкалье живёт участник этой героической битвы Сергей Александрович Хамаганов. В арсенале его наград – медаль «За отвагу» в Корсунь-Шевченковской операции, орден Отечественной войны II степени, медаль Жукова.

– Ты давай всякую ерунду не спрашивай, строго по делу, – задорно смеётся Сергей Александрович, выказывая весёлый нрав и доброжелательность к окружающему миру, что в его 95 лет (исполнилось в октябре 2018) уже подвиг.

Нестроевой
Родился будущий участник войны в селе Корсаково Кабанского района Бурятии. Детство Сергея Александровича прошло в Забайкалье, куда судьба забросила родителей в 30-е годы, в семье, кроме него, росли в то время старшая и младшая сестрёнки, брат. Жили в Маккавеево, затем в Урульге, где он увлёкся футболом, хоккеем с мячом, что и сделало его заядлым болельщиком этих видов спорта. Также в детстве он освоил игру на аккордеоне, что впоследствии всегда помогало налаживать контакт с окружающими, потом в его жизни был Петровск-Забайкальский, а в начале 1941 года родители перебираются в Сосновоозёрск в Бурятии. Сергей же ещё некоторое время остаётся в Петровском Заводе, где переживает настоящий голод, – дефицит с хлебом начался ещё в предвоенный год, иждивенцам давали 400 граммов хлеба в день, поэтому к родителям в Сосновоозёрск он попадает на грани истощения, но устраивается в бригаду рыбзавода на озере Большая Еравна, где работает вместе с отцом. Затем по настоянию старшей сестры заканчивает школу и поступает в Иркутский институт. Конечно, как и большинство его сверстников, он всё время просится на фронт, всеми возможными способами старается добиться этого, а его не берут: он был признан негодным к строевой службе. Однако ухудшалась обстановка на фронте, и стали призывать «нестроевых», так Сергей попал в 91 стрелковый полк около станции Оловянной в Читинской области. «В 1943 году нас срочно погрузили в эшелон и отправили на Западный фронт, но туда мы не доехали, нас отправили под город Горький, в учебную дивизию у города Гороховец, где я и получил специальность миномётчика и звание сержанта. Еды было мало – 600 граммов хлеба в сутки на одного и суп-баланда. Из-за дистрофии попадали в госпиталь даже самые крепкие ребята. А я выдюжил – мне было не привыкать после голода в Петровске-Забайкальском».

На войне Сергей Александрович был миномётчиком, потом и командиром миномёта.

У «ворот Крыма»
А первое боевое крещение получил в боях за город Мелитополь. Сражение на реке Молочной до сих пор стоит у ветерана перед глазами. Разбухшие трупы, грязь, кровь. «Русские солдаты старались закапывать своих, немцы бросали», – рассказывает миномётчик. Бои были сложными, остервенелыми. Накаляло обстановку ещё и то, что на немцев работали предатели-власовцы. Большую надежду гитлеровцы возлагали на создание системы «ВОТАН» – военно-инженерных сооружений из 3-4 оборонных линий, укреплённых артиллерией, усеянных миномётами, танками и окутанных колючей проволокой. Основным опорным пунктом немецкой обороны был Мелитополь. Фашистское командование называло его «ключом к железным воротам Крыма». С сентября 1943 года фашисты планомерно уничтожали город: взорвали электростанцию, водонапорную башню, жгли школы, магазины, дома. В октябре в ходе упорных боёв, в которых участвовал и наш земляк, Мелитополь освободили, над городом взвилось Знамя Победы.

Медаль «За отвагу»
Участвовал Сергей Хамаганов и в операции Второго Украинского фронта под командованием Ивана Конева. И сегодня участник войны не устаёт восхищаться грамотным командованием Конева: «Прорыв был устроен в том месте, где немцы меньше всего ожидали, из-за стойкости наших воинов немцы не смогли спасти своё окружение». Из полученных наград особенно трепетное у бойца отношение к медали «За отвагу», которой он был удостоен за участие в тех боях.

Конец войны застал Сергея Александровича на реке Одер в 1945 году в Германии, где он участвовал в блокаде городов-крепостей Глагоу и Бреслау. «Наши окружили эти крепости и держали их блокаду, но сдались они только после того, как 6 мая пал Берлин». О победе над фашистами возвестил выстрелом вверх молоденький лейтенант, и все кругом стали палить из ружей. Это было 8 мая, а потом уже официально объявили Днём Победы 9 Мая.

1945-46 годы Сергей Александрович провёл в Польше, где боролся с нацистскими польскими подпольными вооружёнными бандформированиями.

Боец есть боец
Домой победитель вернулся в 1947 году – чуть-чуть не дождалась сына мама, умерла незадолго до его возвращения. Оглушённый свалившимся горем он поехал к родственникам в Могзон, а там разруха, голод, семья старшей сестры Зинаиды вынуждена была заколоть бурёнку, чтобы прокормиться, Сергей продал всё, что у него было, и помог сестре купить новую корову, а сам подался в Читу – искать работу. Увидел два объявления – от МВД и от противочумной станции, остановил свой выбор на второй и более 60 лет посвятил любимому делу.

Чтобы изучать бактериологические свойства и особенности блох и крыс – основных разносчиков чумы, окончил сначала Ленинградский институт зоологии и фитопатологии (ИЗИФ), потом заочно Иркутский сельскохозяйственный институт по специальности охотовед, в июле 1959 года его переводят в Хабаровскую противочумную станцию на должность зоолога, а в 1972 году он снова возвращается в Читу заведующим зоологической лаборатории. Сергей Александрович – автор более ста научных работ и кандидат биологических наук (успешно защитил диссертацию в 1969 году).

Военная и научная биография ветерана не оставляют равнодушными земляков. В книгу «Отчизны верные сыны», изданную в 2012 году «Экспресс-издательством» в Чите, включена статья о Сергее Александровиче, его военных подвигах и наградах.

Чтят своего героя и родные. Не так давно – в 2017 году, в Иркутске племянница Сергея Александровича, кандидат исторических наук Татьяна Николаевна Гордиенко выпустила книгу «Письма о пережитом». В основу издания положены письма-воспоминания Сергея Александровича Хамаганова о семье, участии в боевых действиях во время Великой Отечественной войны, трудовой деятельности. Прекрасный брат, заботливый и любящий муж, отец, дед, дядя – таким предстаёт ветеран в тёплых отзывах родственников.

А рядом всегда заботливая и преданная жена Нинель Витольдовна, а по-домашнему для мужа просто Нелли, которая и присмотрит, чтобы поел вовремя, и с собеседником поможет разговор вести: увы, годы берут своё – стал ветеран хуже слышать, даже слуховой аппарат не спасает, но стойкий боец не сдаётся в плен возрастным проблемам. Уже после 80 лет он самостоятельно по самоучителю освоил компьютер, умеет работать в Интернете, пользоваться соцсетями, и сегодня, в свои 95, он ловко сканирует нужные материалы, сам набирает тексты, пишет статьи, ему есть о чём поведать миру, в частности, совсем недавно, в феврале 2019 года, в «Ветеранской газете» он поделился с читателями своими воспоминаниями о военных событиях. Получилось живо и ярко. Так что известная фраза «Не стареют душой ветераны» уж точно справедлива по отношению к Сергею Александровичу Хамаганову.

Все материалы рубрики "Великая Победа"

 


Татьяна Покатова
Фото из личного архива
П. Н. Федотова

«Читинское обозрение»
№19 (1555) // 08.05.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).