«Вот так я оказался в Чите»

«Однажды, набирая в бутылки целебную воду из трубы над источником...»


Мне довелось с ним познакомиться в здравнице Дарасун. По нынешним временам это не курорт и не санаторий, а центр медицинской реабилитации. Вот и едут сюда, в основном, люди пожилого возраста, больные после тяжёлых операций, инвалиды всех категорий, мамы с детьми, которым надо поправить здоровье… Среди всех остальных он заметно выделялся своей стройной фигурой, спортивной походкой. Говорили, что ему 85. Однажды, набирая в бутылки целебную воду из трубы над источником, разговорились. Он оказался интересным собеседником. Меня удивило то, с какой точностью произносил даты, имена, события… Память отменная! Представился: Алексей Георгиевич Николаенко.

«Вообще-то, у меня два отчества и два дня рождения. Что касается отчества, получилось так. Родился я в Амурской области, селе Петропавловке, расположенном в 37 километрах от Благовещенска. Нас, детей, в семье было пятеро, я – старший, за мной братья-погодки, самая младшая – сестра. Отца звали Егором. Но когда в сельской конторе выписывали свидетельство о рождении, полуграмотный писарь решил, что отчество Георгиевич звучит современнее и красивее, так и записал. Вот и живу с двумя отчествами: для родных – одно, для официальных документов – другое. Что касается дня рождения. При очередной смене паспорта в связи с возрастом невнимательная паспортистка вместо даты рождения 25 марта записала 26 марта. Поскольку бланки паспортов строгой отчётности, переписывать не стали. Вот так и праздную своё рождение два дня подряд».

Трудное детство
В 8 километрах от Петропавловки проходила железнодорожная ветка, на которой трудился отец. Каждое утро пешком ходил на работу. Чуть позже семья перебралась на станцию Итикут в 20 километрах от Белогорска. Жили в казарме на 8 семей. Мать – домохозяйка. На подворье держали коров, овец, поросят, куриц. Тем и жили. Когда началась война, отца, как железнодорожника, оставили по брони. Но дома он бывал редко: работы на железной дороге было много. Поезда шли день и ночь. От большой нагрузки рельсы часто лопались, деревянные шпалы трескались. Приходилось быстро ремонтировать или заменять. На каждую семью в год выдавали по тонне угля, да ещё старые шпалы. Печь топили не только зимой, но и летом: варили гнилую картошку вместе с тем, что собирали в поле: мангыром, щавелем, крапивой. Особым лакомством были луковицы саранок. В эти же годы мальчики один за другим пошли в начальную школу. Курточки и штанишки передавали по очереди друг другу. А чтобы учиться дальше, переселились на хутор, в семи километрах от Белогорска, где была средняя школа. На уроки Алексей ездил на велосипеде, на попутках, как придётся. Закончив 10 классов, отправился в Хабаровск, поступил на ускоренный курс Хабаровского железнодорожного техникума по специальности «Паровозное хозяйство». За год до окончания познакомился с девушкой Таней, которая приехала из Читы поступать в медучилище. Но её не приняли: не доставало какого-то документа. И, чтоб не терять время, пошла учиться в школу подготовки кадров для железной дороги. Обучилась специальности весовщика железнодорожных вагонов. Поженились. Через год родился сын, позже – дочь. 5 августа этого года их счастливому браку исполнилось 62 года. По трагическому совпадению Татьяна Васильевна в этот же день ушла в мир иной.


С женой Татьяной (1963 год)


Переезд в Читу
По окончании техникума Алексей получил направление в железнодорожное депо станции Белогорск. Работая, продолжал получать высшее образование заочно на энергетическом факультете в Хаб-ИИЖТ. Но были проблемы с жильём. Квартиры не давали, а снимать было дорого. В семье подрастал сынишка. Жена скучала по Чите и мечтала переехать на родину. В свою очередь, он много слышал и узнавал о строительстве Читинской ГРЭС. Не долго размышляя, приняли решение о переезде. «Вот так я оказался в столице Забайкалья», – говорит Алексей Георгиевич. Его приняли на должность мастера котельного цеха, затем перевели в технический отдел Управления ГРЭС. Занимался вместе с коллегами испытанием котлов и турбин. После испытаний выдавали режимные карты для машинистов котлов с целью экономии топлива. Жена работала диспетчером железнодорожного цеха: принимала грузы, поступающие на ГРЭС отовсюду: уголь, строительные материалы, оборудование. На очередном партсобрании Алексея Георгиевича избрали неосвобождённым секретарём партийной организации. Вскоре в посёлке ГРЭС сдали в эксплуатацию многоквартирный жилой дом. Ему, как отцу двоих разнополых детей, предложили четырёхкомнатную квартиру. Но в партком поступали жалобы на несправедливое распределение жилья. И он, добровольно отказавшись от большой квартиры, поселился в двухкомнатной.

В 1971 году его перевели старшим инженером теплотехнической службы «Читаэнерго», через три года – в топливо-транспортную службу. А ещё через четыре года вернулся на ГРЭС заместителем начальника топливно-транспортного цеха. Как-то предложили должность заместителя директора закрытого профучилища №2. Согласился. Готовили электросварщиков, строителей. Десятилетний опыт обучения разным специальностям очень помог быстро вписаться в работу учебного центра «Читаэнерго». Пришлось ездить по всей области и на местах готовить слесарей теплосетей, стропальщиков, крановщиков. Ещё 12 лет посвятил подготовке производственных кадров.

В лихие девяностые жить стало трудно. Решили с женой купить домик на руднике Кадала. Земельный участок в 25 соток, куры, гуси, индюки, корова, свинья, большой огород. За счёт этого и пережили тяжёлые годы. Благоустроенную квартиру в посёлке ГРЭС отдали внукам. Они приехали из Хабаровска поступать в читинские вузы. Наработав общий трудовой стаж в 40 лет, Алексей Георгиевич ушёл в двухтысячном на пенсию.


Алексей Георгиевич (справа) с женой и сыном в наши дни


Пишу родословную
«Что делаю на пенсии? Огородом и хозяйством нам с женой стало трудно заниматься в нашем возрасте, продали дом в Кадале. Времени свободного теперь много. Решил заняться исследованием корней своего семейства и жены. Составляю родословное древо, начиная с позапрошлого века. У нас многочисленная родня. Моя мать – из забайкальского старинного казачьего рода. Там – своя интересная генеалогия. Помню, родители по воспоминаниям своих предков, рассказывали, как последние жили ещё при крепостном праве. В 1898 году три брата Николаенко, один из них – мой прадед по имени Иван, жившие в Полтавской губернии, вместе с другими переселенцами из Харьковской и Воронежской губерний решили перебраться на Восток России. Ехали долго, на лошадях. Добрались до села Петропавловка. Здесь и остановились. Так наш род появился в Амурской области. Свободной земли было больше, чем достаточно. Но и труда было вложено много, чтоб освоить такие просторы. Здесь мать с отцом встретились и поженились. Не обошли стороной наше семейство репрессии. Мой дед, отец матери, за отказ вступить в колхоз в 1933 году был арестован и выслан куда подальше. Отец до революции работал подпаском на хозяев. В 55 потерял один глаз, боднула резвая коровёнка, как раз попала рогом. Но продолжал работать. Заслужил орден Трудового Красного Знамени. В шестьдесят ушёл на пенсию. По нынешним временам пенсия была смешная – 52 рубля. Вскоре ослеп полностью. Я помог ему оформить первую группу инвалидности. К пенсии добавили 22 рубля. Моя тёща, Крутская Зинаида Павловна, носит почётное звание «Мать-героиня». Вырастила 10 детей. У каждого – своя судьба, своё предназначение в этой жизни. Это только небольшая часть моих изысканий по родословной».

Чуть не подменили сына
Мой собеседник рассказывал о своей жизни где-то серьёзно, где-то с юмором. Например, о том, как чуть не подменили сына. «В жизни бывает всякое. Когда мне сообщили, что жена родила сына, я, конечно, побежал в роддом. Окно из палаты на первом этаже было невысоко и жена поднесла к стеклу маленький свёрточек с новорождённым, у которого головка была с белыми волосками. Через несколько дней – я опять у окна. Ребёнок, которого мне показали в этот раз, уже был с чёрной чёлочкой. Оказывается, малюток, родившихся в один день, перепутали, но, к счастью, быстро разобрались».

Последующие поколения продолжают историю рода Николаенко…

Дети четы Николаенко –сын Александр и дочь Лариса – оба закончили Читинский политехнический институт, освоили технические специальности, каждый успешно устроился в этой жизни. Трое внуков тоже получили дипломы о высшем образовании. Самое младшее поколение –четверо правнуков. Все они продолжают историю семейства Николаенко.


Все материалы рубрики "Люди родного города"

 


Людмила Арзамасцева
Фото из семейного
архива Николаенко

«Читинское обозрение»
№34 (1570) // 21.08.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).