Тайны «взрывного актёра»

Часть I


Пронзительно белое. Жёлтое. Оранжевое. Красное. В обрамлении чёрного. Невыносимо грохочущее. Сотрясающее воздух. Вырастающее за мгновение и несущее разрушение, гибель. И всё же завораживающе красивое, дьявольски зрелищное... если, конечно, на экране. Боевик, приключения, фантастика и даже иногда комедия – жанры, в которых Он особо любит «сниматься». Его зовут ВЗРЫВ!

Посрамление «цифры»
Последние пяток лет стала наблюдаться в кино любопытная тенденция – режиссёры начали по возможности отказываться от «цифры» в пользу «натурального». Причина? Оказалось, что любые трюки, даже сложнейшие и рискованные, но сделанные по-настоящему смотрятся куда зрелищнее и естественнее, чем «рисованные». И зритель это чувствует и воспринимает с большими эмоциями. То же касается и сопутствующих «актёров», «работающих» в кадре: различных природных явлений или особо зрелищных, но очень опасных: взрывов и огня. Их можно, конечно, соорудить в компьютерной графике, но это дорого, долго и, увы, не всегда натурально. По крайней мере, зритель начинает сомневаться в «реальности» буйства пламени.

«Продюсеры» «актёра» Взрыва
Сегодня на съёмочных площадках боевиков и фантастики, как и в прошлом веке, вновь гремят, вздымаются взрывы и пламень, затмевая собой «цифру», которая лишь дополняет зрелище освобождённой силы разрушения. Порождают эту адскую красоту на экране пиротехники. В Голливуде этим занимаются люди со специальным образованием, причём их работа требует особой лицензии. В СССР и современной России – мастера-самоучки (бывшие военные, горняки-подрывники и т.п.), поскольку для кинематографа таких специалистов никогда специально не готовили. Однако, своим «взрывным» творчеством русские не раз оставляли позади дипломированных заморских коллег. И качеством. И количеством – эпопея Ю. Озерова «Освобождение» побила все мировые рекорды по использованию взрывчатки в съёмках кино – свыше 20 тонн!!!

Для справки – чтобы взорвать машину, достаточно всего 200 граммов!

«Пиротехника – вторая по точности наука: после богословия», – любят говорить наши пиротехники. Гарантированно предугадать силу взрыва, радиус разлёта осколков и т.д. практически невозможно. Поэтому все они люди суеверные, у каждого есть свои приметы и ритуалы. Некоторые, например, непосредственно перед взрывом обязательно закуривают сигарету...

Взрыв снимается
С точки зрения неискушённого зрителя это не так уж и трудно – что-либо взорвать в кадре. Скажем, здание. Делов-то: подложить взрывчатку, подпалить бикфордов шнур и удрать в укрытие. В реальности всё сложнее. Если «шандарахнуть», к примеру, сразу целый дом (или иное строение) целиком, то это будет, хотя и жизненно, но не особо эффектно. Гораздо круче, если сначала пламя вылетит через окна, да ещё и с осколками стёкол, потом из подвала, затем разнесёт стены и далее (самое крутое) – большой огненный шар рванёт с грохотом в небеса. «Ух, ты! …Ёклмн!!!» – дабы мог восторженно воскликнуть вслух (или мысленно) любой зритель.

Для того, чтобы так рвануть реальный или, чаще всего, специально построенный объект, его предварительно готовят. И довольно долго. В среднем, для трёх-четырёхсекундного эффектного взрыва – до двух недель (иногда до месяца и более): подпиливают рамы так, чтобы нужная часть их осталась на месте, а ненужная – разлетелась на части. Делается это и для того, чтобы здание развалилось при минимальном заряде. Все части, что должны разлететься, делаются из лёгких материалов, чтобы если какие-то куски случайно повалятся на голову киношникам, ущерб был бы незначительным.

О пушках с прима-кордами
Пиротехники подбирают размер, состав зарядов и затем закладывают их в железные урны, наподобие пушек-мортир времён Отечественной войны 1812 года, направляя в сторону окон. Сверху на дуло «мортиры» кладут куски дерева и прочего «мусора», что будет играть роль разрушенных фрагментов стен или окон. Этот «мусор» вылетит из окон вместе с огнём. Кроме того по стенам здания прокладывается детонирующий шнур (prima cord). Он мгновенно воспламеняется и разрушает всё, к чему прикасается. В советских фильмах никаких «прима-кордов» не было – просто вдоль стен располагали побольше взрывчатки. В центре здания расставляют второй «редут» «пушек» с мусором, но уже нацеленный вверх. За ними стоят бочки с горючим, которые создадут большой огненный шар в конце всего действа.

О доске важной ...гвоздистой
От всей этой взрыв-начинки тянутся замаскированные электрические провода-детонаторы. Ведут они к пульту управления зарядами, гордо имеющемуся как Nailboard («нэйлборд»), что в дословном переводе означает прозаическое русское «гвоздистая доска». Собственно, весь пульт – это и есть обыкновенная деревянная доска с вбитыми гвоздями (см. фото). Каждый из них соединяется проводом с нужным набором зарядов. Ещё один гвоздок находится в руках пиротехника-оператора. Им он и замыкает контакт, приводя в действие взрыватель каждой «мортиры» или бочки с горючкой. Перед съёмкой все провода и соединения тщательно проверяются: хорошо защищены от предыдущих взрывов и «контачат» с гвоздями в пульте и тем, что в руке оператора. Если хоть что-то не сработает, дубль будет испорчен, а второго, в большинстве случаев, не предусмотрено. Потому снимают всегда несколькими камерами (до десятка) и в разных ракурсах, чтобы после монтажа зритель мог увидеть сцену со всех сторон. Нередко в сценах с взрывами задействованы и люди. В этом случае тщательно отрабатываются все их передвижения в кадре, фиксируется время, необходимое для того, чтобы они достигли безопасного расстояния до того, как произойдёт главный взрыв.

Взрыв «едет» в киноэкспедицию
В «полевых» условиях (поле боя, лес и т.п.) работать пиротехникам немного проще. В заранее вырытую воронку в грунте кладётся «фугас» – хлопчатобумажный или хлорвиниловый мешок, наполненный взрывчатым веществом. Затем заряд засыпается просеянным, хорошо пылящим земляным грунтом, а если надо, то прессованным снегом или комьями грязи и глины. Наиболее эффектно в этом отношении смотрится обычный чернозём. Команда: «Мотор!» «Съёмка!». И в нужный момент в нужном месте взрыв в кадре «расцветает» во всей «красе».

Начинка взрывного «актёра»
Какие «адские» вещества и смеси используются в кино пиротехниками? Кроме «классической» взрывчатки, применяются и «хитрые» смеси порохового заряда – поскольку вместе они дают не только взрыв, но и вспышку с огнём.

Без огня в кино не может обойтись никакой мало-мальски «уважающий» себя взрыв: от крохотного «пластикового», открывающего замки, до ядерного или даже «ультра-гравитационного», уничтожающего целые планеты, а то и звёзды. Для создания эффектных, гигантских, порой специфических, с океаном огня взрывов (тех же атомных) применяют в кино не только бензин, керосин, солярку, но и нетрадиционные горючие (и даже негорючие!) вещества.

Так, ныне мало кому известно, что автором этих строк и его коллегой был в своё время снят ядерный взрыв! Как мы это сделали? Об этом в следующей нашей встрече, как и том, как снимали (без компьютерной графики!) самые большие за всю историю кино, чудовищные огненные ураганы взрывов напалма. А также о том, как делают зрелищные взрывы на крошечных моделях и в космосе и о том, как русские додумались снимать взрывы и пламя вообще без…  взрывчатки, огня и компьютеров! 

Часть II

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№40 (1524) // 03.10.2018 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).